Как отличить депрессию от грусти, и почему психические расстройства – не приговор

В российском обществе тема психических расстройств — табу. Многие до сих пор считают, что психиатры лечат только сумасшедших, и, столкнувшись с депрессией или грустью, боятся идти к врачам.

Психически больные вызывают у людей самые разнообразные чувства — от страха до отторжения. А сами люди, получив такой диагноз, замыкаются в себе и опускают руки. Американский врач Эшли Сантаджело, которая с детства борется с тревожностью, объясняет, почему психический диагноз – это не приговор, а лишь первый шаг на пути к выздоровлению. Инфо24 публикует перевод ее статьи.

Первое впечатление обманчиво

О чем вы подумали, когда впервые услышали термин «психическое заболевание»? Когда я старшеклассницей узнала о психических болезнях, то решила, что ими страдают только эмоционально неустойчивые люди – жестокие, раздражительные взрослые или одинокие старухи, не выходящие за порог своего дома. Я считала, что все психические болезни неизлечимы — если кто-то заболел, то это навсегда.

Хотя к тому времени деинституализация психиатрии (реформа психиатрии в западных странах: психически больных выписывали из стационаров, чтобы восстановить их в правах и вернуть в общество) была в полном разгаре, мое воображение рисовало, как психически больные бродят по коридорам клиник в смирительных рубашках и что-то бормочут себе под нос.

По иронии судьбы, в то время я сама боролась с психическим заболеванием. Тогда я называла это подростковыми трудностями. Меня бросало от тревоги к депрессии, я была замкнутой, но списывала все на переходный возраст. Была ли я психически больной? Если бы я спросила себя шестнадцатилетнюю, получила бы однозначный ответ: «Нет! Я что, сумасшедшая?»

Мои психические расстройства — тревожность и расстройство настроения, проявившиеся в колледже — стали одной из причин, почему я заинтересовалась психологией. Но как быть с людьми, которые не хотят ничего знать об этом? Быть может, ими движут предвзятость, ограниченность и незнание, как когда-то было и со мной?

Мое подростковое понимание термина «психическая болезнь» полностью соответствовало сложившимся в обществе стереотипам.

Самый возмутительный из них — что психически больные люди склонны к жестокости. Правда в том, что такие люди примерно в 10 раз чаще сами становятся жертвами преступлений.

Большинство психических заболеваний протекают незаметно. Кто-то из вашего ближайшего окружения может болеть шизофренией, биполярным расстройством, депрессией или беспокойством, и вы никогда об этом не узнаете. Более 40 миллионов американцев страдают психическими расстройствами – это каждый пятый житель страны. Как подсчитала Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), от одной депрессии страдают более 300 миллионов человек по всему миру — 3-7% жителей Земли. И вопреки тому, что рисовало мое подростковое воображение, большинство из них не склонны к насилию, не лечатся в психбольницах и не сидят целыми днями дома.

Люди, которым я помогаю излечиться от психических заболеваний, нередко чувствуют себя виноватыми или стыдятся своего диагноза. Они тревожатся о будущем. Изменится ли их жизнь в худшую сторону? Придется ли все время пить лекарства? Удастся ли работать, как раньше, и добиваться своих целей?

Когда люди узнают о своем психическом заболевании, их часто охватывают тревога и печаль. Но если с самого начала настраиваться на худшее, симптомы любого психического заболевания усугубятся. Поэтому, насколько возможно, нужно изучать свою болезнь и постепенно двигаться к выздоровлению.

Привычка болеть

Можно с уверенностью сказать, что однажды каждый из нас болел или чувствовал недомогание — все мы не понаслышке знаем, что такое расстройство желудка, боль в горле. Когда что-то болит, но из-за чего — непонятно, накатывает чувство беспомощности и раздражение: хочется, чтобы боль поскорее прошла. Кому-то из нас наверняка говорили: ваша болезнь неизлечима, она хроническая. И приходится жить с этим и смягчать симптомы лекарствами.

Теперь представим, что есть симптомы — но не физические, а эмоциональные: жизнь кажется безнадежной, все время грустно, в голове крутятся плохие воспоминания, случаются панические атаки или преследует какой-то страх. У этих симптомов (как, например, у боли непонятного происхождения) может быть миллион причин.

И вот мы обращаемся к врачу и жалуемся на странную боль в животе или в горле. Что делает врач? Задает вопросы. Как долго проявляются симптомы? В какое время суток они проявляются? Затем, скорее всего, он посмотрит горло или пощупает живот и отправит пациента на обследование.

Все то же самое происходит, когда вы приходите к психотерапевту. Вы рассказываете ему о беспокоящих симптомах и жизненных обстоятельствах, с которыми столкнулись, а он задает вопросы. Как и с обычным врачом, после первого приема план лечения может быть не до конца ясен (на самом деле, во многих случаях это не так). Но в любом случае психотерапевт даст вам примерный план действий.

При этом далеко не все, кто консультируется у психотерапевтов и психиатров, нуждаются в медикаментозном лечении. Часто можно ограничиться решением проблем с общением и восприятием мира.

Британский автор Йохан Хари рассказывает о таком лечении в книге «Потерянные связи».

На собственном примере я заметила, насколько по-разному люди воспринимают психические и медицинские диагнозы. Например, когда психиатр диагностировал у меня паническое расстройство, я сразу решила, что этот диагноз – мой моральный недостаток. Когда мне поставили диагноз «аллергический ринит», у меня даже не было таких мыслей.

Испытывать чувство вины из-за психического заболевания – неправильно и бессмысленно. Я не делала ничего, чтобы у меня появилось паническое расстройство. Тому виной сочетание генов и жизненный опыт – именно из-за них я реагирую на некоторые события чересчур эмоционально – со страхом или даже ужасом. Однако можно научиться управлять паническими атаками, проработав способы с терапевтом или группой психологической поддержки, и отучиться от этой «привычки».

Каждый раз я старалась узнать у психиатров что-то новое о своей болезни. Я расспрашивала о причинах, об исследованиях и об успешном лечении людей с похожими диагнозами. После размышляла, как это применить к моей ситуации (иногда с врачом, а иногда и сама) и продумывала план моего лечения. Как практикующий врач, я знаю, что психотерапевты могут лишь указать направление. Пациент — главный специалист по самому себе.

Трудности лечения

Иногда лечение психического заболевания похоже на головоломку. Прежде чем найти подходящее лекарство и его дозировку, приходится перебрать немало вариантов. То же касается и хорошего терапевта или группы психологической поддержки. А может случиться и так, что после успешного курса лечения, спустя время — месяц, год или даже пять — пациенту вновь потребуется помощь. Иногда невозможно быстро вылечиться.

Порой из-за взаимоотношений, складывающихся с психиатром или психотерапевтом, пациент чувствует себя беспомощным. Так происходит, если врач не дает ему права голоса при лечении. При работе с клиентами важно концентрироваться не на заболевании, а на сильных сторонах – достоинствах и умениях пациента.

Впрочем, беспомощность не всегда вредит. Именно беспомощность научила меня жить настоящим.

Когда уже не осталось сил беспокоиться о будущем и прокручивать в голове: «мне никогда не будет лучше», я отбросила все мысли и нашла занятие попроще. Им оказалась уборка. Звучит немного глупо, да? Я, вдохновленная феминистскими идеалами, никогда в жизни не могла представить, что уборка даст мне силы жить. Но однажды так и случилось. Я своими руками готовила натуральное моющее средство, и это было весело. Это было своего рода творчество.

Конечно, на деле не так легко прийти в себя. Но когда ночами я приводила в порядок свою квартиру, то поняла, что нет смысла все время думать о будущем – лучше прямо сейчас радоваться простым вещам.

Полноценная жизнь

В 2001 году канадские ученые назвали факторы, повышающие качество жизни психически больных людей. Их оказалось всего два:

Личная мотивация

Когда пациенты самостоятельно принимали решения, они больше доверяли окружающему миру, раскрывали свои способности и чувствовали себя увереннее.

Поддержка

Добрые и открытые отношения с друзьями и коллегами давали психически больным силы жить. Они активнее участвовали в жизни общества, особенно если регулярно общались со сверстниками. Группы поддержки помогали им чувствовать связь с другими людьми.

Борьба со стрессом

Психически больные люди чаще других сталкиваются со стрессом. Когда в двадцать лет моя тревожность достигла своего пика, друзья и врачи как один советовали мне заняться медитацией. В конце концов, я сдалась.

В итоге эта практика принесла мне столько пользы, что когда кризис миновал, я продолжила медитировать. Благодаря медитации я стала более терпеливой, благодарной и самосознательной. Возможно, если бы не болезнь, я никогда бы не узнала об этой практике, которая настолько обогатила мою жизнь.

Некоторым больше подходит бег — моим друзьям он помогает «освободить голову от ненужных мыслей» или «настроиться на день». Впрочем у физических упражнений есть существенный минус — трудно найти мотивацию при депрессии.

Чем отличается депрессия от грусти

Депрессия – психическое расстройство, которое может затронуть восприятие, настроение, физическое здоровье и многое другое. Основное отличие депрессии от плохого настроения заключается в постоянстве первой. У грусти всегда есть причина: плохой день на работе, низкая оценка за контрольную или ссора с близкими. Через некоторое время человек сбросит с себя груз плохого настроения и вернется к привычному состоянию. Но когда речь идет о депрессии, грусть сопровождает человека постоянно.

Такая продолжительная тоска меняет в худшую сторону повседневные привычки, поведение человека и его здоровье. Иногда человек, страдающий депрессий, может пребывать в постоянной апатии или все время злиться. «Во время депрессии эти настроения (грусть, гнев или полное отсутствие эмоций) устойчивы и не являются эмоциональным ответом на какое-либо событие», – объясняет доктор Суми Ли-Самюэль, главный врач лечебного центра Timberline Knolls.

В прошлом году «Коммерсантъ» подсчитал, что в состоянии депрессии пребывает каждый десятый россиянин. Однако большинство не считают ее болезнью, поэтому предпочитают не обращаться к специалистам. Сами врачи также редко диагностируют депрессию. «В России депрессия выявляется у 5,5% населения, – рассказал гендиректор Центра имени Сербского Зураб Кекелидцзе. – Это около 8 миллионов жителей страны».

Как выяснила ВОЗ, депрессиям больше всего подвержены женщины. Доклад американской ассоциации страховых медицинских компаний Blue Cross Blue Shield Association (BCBSA) подтверждает: в США женщин, страдающий депрессией, в два раза больше, чем мужчин – 6% против 3% соответственно.

При депрессии человек теряет интерес даже к тем занятиям, которыми до этого был страстно увлечен.

Могут появиться проблемы со сном. Одни из самых распространенных симптомов — проблемы с аппетитом, неконтролируемая потеря или набор веса, ощущение уставших глаз, отсутствие жизненных сил и т.д. Страдающий от депрессии человек избегает людей, ему трудно выражать свои мысли и эмоции.

Помочь бороться с депрессией может визуализация. Иногда дурные мысли способны загнать человека в ловушку, он недооценивает свои силы и теряет уверенность в себе. Все мы сталкивались с подобным. Это что-то вроде: «Я не смогу встать в шесть утра на пробежку. У меня не будет сил». И мы буквально представляем, как переводим будильник на 7.15.

Если с самого начала настраиваться на худшее, так и будет. Психологи обнаружили, что плохие мысли, одолевающие людей во время депрессии, имеют тенденцию исполняться. Для них даже появился специальный термин — «самоисполняющиеся мысли».

Но можно разорвать этот замкнутый круг — стоит только изменить свои установки и думать, как преодолеваешь все трудности.