Человек без улыбки: история мальчика, который не умел смеяться

Улыбка — один из естественных способов взаимодействия людей. Но зачем человеку эта способность и что случится, если вы не сможете улыбаться?

Кевин Портилло каждый день дома тренируется улыбаться. Обычно после того, как почистит зубы. Или просто, когда проходит мимо зеркала. Он поддевает кончики губ пальцами и аккуратно тянет вверх. Затем он вытягивает губы трубочкой и широко открывает рот, пытаясь растянуть мышцы лица. Он тренирует как легкую «улыбку Моны Лизы», так и широкую, до ушей. Он должен выполнять эти упражнения каждый день. Ему всего 13, поэтому он иногда забывает о занятиях, но уже осознает их важность.

Кевин родился в Нью-Джерси с редкой злокачественной сосудистой опухолью. Лицо ребенка было изуродовано, левый глаз не открывался, а нос был смещен вправо. Сразу после рождения врачи перевели мальчика в госпиталь Филадельфии в соседнем штате Пенсильвания. Родители не видели сына, пока ему исполнилось восемь дней.

Врачи сказали, что у Кевина почти не было шансов выжить. Мальчику смогли сохранить жизнь, но из-за размеров опухоли, а также возникших в процессе лечения осложнений, он потерял, казалось бы, одну из самых простых реакций — способность улыбаться.

При рождении младенцы сразу умеют общаться с окружающим миром через плач. Второй сигнал, который они посылают — улыбка. Новорожденные могут улыбаться неосознанно, рефлекторно. Это иногда неверно воспринимается родителями, как реакция на их присутствие и благодарность за старания и заботу. Однако ребенок не может улыбаться осознанно, пока не достигнет возраста в 6-8 недель. Улыбка — это физическое действие, движение мышц лица, которому общество придает социальное значение.

unsplash.com

Зачем нужны улыбка

С точки зрения физиологии улыбку объяснить просто. За выражение лица человека отвечают 17 пар мышц, плюс отдельная — круговая мышца рта — которая проходит вокруг губ. Сигнал им передается через шестой и седьмой черепно-мозговые нервы. Каждый из них разветвляется и отвечает за левую или правую половину лица и контролирует губы, нос, глаза и лоб.

Социальную составляющую улыбки определить сложнее. Еще 30 миллионов лет назад приматы показывали слегка сжатые зубы хищникам и доминирующим членам группы в знак мирных намерений или подчинения. Сейчас некоторые виды обезьян улыбаются, когда радуются или веселятся. Люди же при помощи улыбки показывают любовь, счастье, веселье, гордость, презрение или смущение.

Улыбка загадочна. Она проходит через все периоды человеческой истории и культуры. Мы видим ее на лицах статуй греческих атлетов, созданных 2500 лет назад, и в смартфоне, отправляя эмоджи.

В 2015 году был проведен опрос, в котором приняли участие владельцы смартфонов более чем из 60 стран. Ученые выяснили, что в сообщениях чаще всего использовались улыбающиеся эмоджи. Самым популярным был признан смеющийся эмоджи со слезами, которые придают ему ироничную нотку.

pixabay.com

В 2016 году в рамках масштабного исследования, опубликованного затем в Journal of Nonverbal Behavior, тысячи людей из 44 стран попросили взглянуть на 8 лиц: четыре из них улыбались, четыре – нет. Почти во всех странах больше половины респондентов ответили, что считают улыбающиеся лица более честными и открытыми. Хотя соотношение было разным: больше людей так считали в Швейцарии, Австралии и на Филиппинах и меньше в Пакистане, России и Франции. В отдельных странах – Иране, Индии и Зимбабве – доверия к улыбке не было вовсе.

Маска вместо улыбки

Кевин Портилло никогда не мог широко улыбнуться. В пятинедельном возрасте он уже проходил химиотерапию с сильным болеутоляющим. Врачи предостерегли мать, что лечение может привести к слепоте, глухоте или параличу. То ли из-за опухоли, то ли из-за лечения, седьмой черепно-мозговой нерв Кевина перестал работать. Этот нерв проходит через всю левую половину лица.

«Проблемы в его функционировании ведут к ощущению, что у тебя на лице маска», — говорит Роланд Бьенвеню, 67-летний житель Техаса, у которого этот нерв также не работает из-за синдрома Мебиуса. «Без возможности улыбаться окружающим, ты можешь создать неправильное представление о себе, — говорит он. — Ты почти можешь прочитать их мысли. Они пытаются догадаться, что с тобой не так, попал ли ты в аварию. Они ставят под вопрос твои умственные способности и думают, что у тебя психическое расстройство, из-за того, что твое лицо сохраняет каменное выражение».

Это особенно тяжело переживать в раннем возрасте. «Он отличался от других детей, — говорит Сильвия Портилло о Кевине. — До четырех лет его кормили через трубочку, проведенную в желудок. Он не мог вести нормальную жизнь, потому что каждые несколько часов его надо было подключать к аппарату».

unsplash.com

Когда Кевин смог есть, ходить в школу и проводить время с ровесниками, он все еще ощущал дискомфорт из-за того, что мог улыбаться только половиной лица. «Я не мог улыбаться левой стороной — только правой, — рассказывает Кевин. – Моя улыбка была странной… Люди продолжали спрашивать, что со мной случилось, почему я так выгляжу. Я отвечал, что это с рождения».

Если вы увидите человека в инвалидном кресле, вы решите, что он испытывает трудности с ходьбой и это связано с физическим состоянием. Однако паралич лица не вызывает в сознании никаких ассоциаций и большинство людей, которые не сталкивались с этим раньше, не имеют понятия, что это такое.

«Это огромная проблема, — говорит Тэми Конечны, руководитель отделения профессиональной терапии в детском госпитале Филадельфии. — Когда вы видите кого-то, то первая вещь, на которую обращаете внимание, — это лицо. Вы смотрите, улыбается человек или нет, или же улыбается ассиметрично. Так устроено общество. Если кто-то не может прочитать ваше выражение лица, то вам становится сложно адаптироваться. Это разрушительно для детской психики. Я видела, как дети редактируют свои фотографии. Они фотографируют свою здоровую половину лица в зеркале и вставляют ее на место парализованной перед тем, как опубликовать фото в соцсетях».

Однако реальная жизнь — это не социальные сети, и скрыть болезнь невозможно. Поэтому Кевин не избежал сложностей в школе. После операции по удалению опухоли на его щеке остался огромный шрам. И хотя, по словам мамы, у него всегда было много друзей, некоторые дети смеялись над мальчиком. Когда ему было около девяти лет, он пришел домой грустным и сказал, что есть дети, которые считают, что он выглядит смешно. В десять лет Кевин решил, что обязательно научится улыбаться автоматически — как все люди.

Вернуть улыбку

Отец современной пластической хирургии Гарольд Гиллис в отчете 1934 года написал, что восстановление возможности улыбаться позволяло пациентам чувствовать себя «гораздо комфортнее». Чарльз Дарвин описал значение улыбки в работе 1872 года «Выражение эмоций у человека и животных». Он считал ее первой составляющей прогресса. Ученые выяснили, что улыбку гораздо проще распознать, чем другие выражения лица. Однако они не могут объяснить, почему.

unsplash.com

«Мы отлично распознаем улыбку», — говорит Алейкс Мартинез, профессор электрической и компьютерной инженерии в Государственном университете Огайо и основатель Вычислительной биологической и познавательной научной лаборатории. «Почему это так? Никто не может ответить на этот вопрос. Мы не знаем… Мы провели эксперимент, в котором очень быстро показывали фотографии различных выражений лица людям… в течение 10-20 миллисекунд. Люди смогли распознать улыбку за это время. Но не другие эмоции», — рассказывает ученый.

На распознавание страха человеку требуется в 25 раз больше времени — 250 миллисекунд. «Что с точки зрения эволюции не имеет смысла, — отмечает Мартинез, — ведь распознавание страха необходимо для выживания…» Он также считает, что люди научились выражать свои эмоции гораздо раньше, чем говорить. Поэтому выражение лица является важнейшей частью человеческого общения.

Кевин это понимает. Сейчас он проходит курс реабилитационной терапии после пластических операций. Именно эта часть определяет успешность лечения. Хирург, оперировавший Кевина, говорит, что если взять двух пациентов, которым была проведена одна и та же операция, то результат будет зависеть от того, насколько они вовлечены в терапию.

«Я уже лучше реагирую. Я делаю это автоматически, — говорит Кевин, — теперь, когда кто-то шутит, я чувствую себя потрясающе. До этого мне было неуютно не улыбаться. Улыбаясь обеими половинками рта одновременно, я чувствую себя таким же, как другие люди, которые могут улыбаться нормально».

«До этого я очень стеснялся, – признается он. – Сейчас я меньше стесняюсь и больше проявляю себя. У меня были сложности с выражением эмоций. Сейчас люди знают, когда я смеюсь или улыбаюсь. Когда я смеялся раньше, это выглядело странно. А сейчас они знают, что я мало-помалу учусь и показываю свою улыбку и смех. Когда я играю в футбол и забиваю гол, я счастлив. Я улыбаюсь, говоря всем, что я это сделал».

Текст: Дарья Мирошниченко

Сейчас читают