Джоан Роулинг перешла на русский в переписке с главным спонсором Brexit

Английская писательница и автор книг о "Гарри Поттере" Джоан Роулинг во время беседы в Twitter написала сообщение на русском языке для Аррона Бэнкса - одного из крупнейших спонсоров Brexit.

Перед этой публикацией Роулинг сообщила своим подписчикам, что каждый раз, когда она выходит из своей "писательской комнаты" и смотрит новости, "происходит очередная глупость". В данном случае она имела в виду заявление премьер-министра Великобритании Терезы Мэй о том, что сторонники публичного голосования по заключительной сделке Brexit могут "опрокинуть" волю народа.

В ответ Бэнкс высмеял слова Роулинг и написал: "Писательская комната! Можно ли быть более претенциозной". После этого сообщения Роулинг и перешла на русский.

Однако это не удержало Бэнкса от иронии. «Вы использовали волшебную палочку или Google Translate? <…> Мой русский сын-полукровка говорит, что это бессмыслица», — написал он.

Русскоязычные пользователи Twitter также не обошли вниманием пост Роулинг. Например, оппозиционер Алексей Навальный сказал, что писательница "от ярости перешла на отличный русский язык".

Бэнкс и Brexit

О богатстве Аррона Бэнкса стало известно в 2016 году. Тогда он стал активно поддерживать Brexit и спонсировал агитацию за выход Великобритании из ЕС.

В июне 2018 года журналисты выяснили, что Бэнкс трижды встречался с послом России в Великобритании Александром Яковенко. В переписке бизнесмена с его напарником Энди Уигмором нашлись косвенные доказательства того, что Москва пыталась повлиять на результаты референдума о выходе королевства из ЕС.

Обвинения в свой адрес Бэнкс назвал «абсолютной чепухой» и «охотой на ведьм», но подтвердил, что встречался с Яковенко.

В июле спецслужбы Британии начали изучать опубликованную СМИ информацию. Тогда же издание The Observer сообщило, что Бэнкс 11 раз встречался с российском послом в Великобритании. Бизнесмен на тот момент упоминал о четырех встречах. Официальный представитель МИД России Мария Захарова назвала информацию британских журналистов «очередным бредом».

Сейчас читают