«Если бы не дождь, вы бы видели, как я плачу»: в Москве прошел «Марш матерей»

    Источник

    15 августа в Москве прошел «Марш матерей», участники которого требовали выпустить из СИЗО Анну Павликову и Марию Дубовик – фигуранток дела «Нового величия», обвиняемых в экстремизме. Инфо24 публикует впечатления корреспондента Алексея Полоротова от акции у Верховного суда.

    Идея марша возникла после того, как Анну Павликову, которая испытывает серьезные проблемы со здоровьем, в очередной раз оставили под стражей.

    Уголовное дело Павликовой и Дубовик вызывает у общественности множество вопросов. Во-первых, в организацию «Новое величие», которая по факту была скорее чатом-болталкой в Telegram, были внедрены сотрудники правоохранительных органов. Они подталкивали участников этого кружка к действиям, которые попадали под определение «создание экстремистского сообщества». Во-вторых, суд отказался отпустить под домашний арест девушек, которым всего 18 и 19 лет, несмотря на то, что они не представляют никакой общественной опасности, не имеют рычагов давления на следствие, к тому же обе серьезно больны.

    Журналистка Анна Наринская создала в Facebook встречу под названием «Марш матерей» и заявила, что все честные люди должны выйти 15 августа на улицу и предъявить власти свое недовольство.

    «Акция несанкционированная, мы не можем скандировать лозунги, но мы пришли заявить власти о том, что мы есть, мы недовольны и мы – здесь», - говорит одна из участниц марша.

     

    За несколько часов до марша адвокат Марии Дубовик Максим Пашков сообщил, что следствие подготовило ходатайство в суд об изменении меры пресечения Дубовик и Павликовой на домашний арест. Эта новость вызвала спекуляции в интернете: мол, марш еще не состоялся, а власть уже испугалась.

    С другой стороны, свеж пример фигуранта дела «Седьмой студии» Алексея Малобродского, которого именно следствие попросило перевести из СИЗО под домашний арест, но суд в удовлетворении ходатайства отказал.

    Именно из-за этого марш все равно было решено проводить, хотя журналистке Анне Наринской и актрисе Яне Трояновой прокуратура в день акции вручила предостережение о недопустимости несанкционированной акции.

    Организаторы решили, что раз девушки еще не на свободе, а цель марша – их освобождение, значит акции быть.

    Фото: Артем Комаров / Инфо24

    Около 18.30 в районе Новопушкинского сквера, несмотря на пасмурную погоду, начали собираться люди. Густые и хмурые тучи не оставляли сомнений – будет дождь. У собравшихся появились опасения, что погода ухудшится, и это отпугнет большинство участников акции. Опасения подтвердились – начался сильный ливень.

    В этот момент я подумал, что текст надо будет начать дешевым штампом про то, что даже небо плакало вместе с матерями Дубовик и Павликовой. Но это всего лишь погода. Так что дешевого штампа не будет.

    Дождь не ослабевал, но участники марша подготовились – взяли с собой зонты и дождевики. Большая часть людей была хорошо упакована и готова к крестовому походу на Верховный суд.

    Было очевидно, что помимо традиционной оппозиционной тусовки, на марш пришли люди, которые обычно не ходят на протестные акции.

    “Я – мать и бабушка, у меня кровью сердце обливается, когда я читаю про этих детей в новостях. Эти девочки должны быть дома, с матерями, а не в тюрьме. Я не могла не прийти”, – заявила женщина лет 60-ти. И таких людей было много.

    Фото: Артем Комаров / Инфо24

    Школьники с игрушечными пони и единорогами в руках, мужчины в цивильных костюмах, простые парни и девушки, дорого и богато одетые дамы – на марш пришли очень разные люди. Люди, которых объединило возмущение государственной системой, которая перемалывает молодых, наивных и не видевших жизни девочек.

    “Не надо бояться. Именно этого они и добиваются!”, – бойко ответила девочка лет 10-12 на мой вопрос, не боится ли она ходить на несанкционированные акции.

    Дождь не ослабевает, зонты и дождевики перестают спасать, но никто не думает расходиться.

    В 19.00 организованная и молчаливая колонна отправилась к улице Поварской в сторону Верховного суда. Люди, даже незнакомые, делились друг с другом своими эмоциями по поводу дела “Нового величия”.

    За этой ярой и, безусловно, важной поддержкой девушек, иногда забывается, что кроме девушек по делу “Нового величия” проходят еще восемь молодых парней.

    О них совсем не пишут в прессе.

    Жених Маши Дубовик Владимир Федоров рассказал, почему о юношах из “Нового величия” нет никаких новостей: «Родственники и друзья ребят от страха гонят от себя всех правозащитников. Как следствие – никакой информации о ребятах нет, ей просто неоткуда взяться. А нет инфы, следовательно, и писать о них нечего. А родные девчонок сразу с первого же дня пошли на контакт и стали бороться. Кто-то не побоялся, а другие даже за детей своих слова сказать не могут. Сидят как мыши. И шовинизм тут не при чем».

    Видимо родственники молодых людей решили, что чем меньше шума вокруг них, тем больше шансов на благоприятный исход дела.

    На пути колонны практически нет полицейских, хотя на подходе к зданию Верховного суда стоит автозак и полицейские дежурят. Однако никакого привычного по митингам напряжения на их лицах не видно.

    Мокрая колонна молча, без лозунгов дошла до здания суда. Люди как будто растерялись, не зная что делать дальше.

    Организаторы объявили: “Сейчас все те, кто пришел на марш с игрушками и готовы с ними расстаться, могут оставить их у дверей суда”.

    Фото: Артем Комаров / Инфо24

    В толпе – Лия Ахеджакова, разволновавшаяся, когда толпа начала скандировать: “Свободу!” Людей было много, все не могли уместиться на тротуарах по обе стороны проезжей части. В какой-то момент толпу качнуло, и дорога оказалась перекрыта. Автомобильное движение в этом месте было слабое, и люди на дороге фактически никому не мешали. Участники марша продолжали скандировать лозунги в поддержку Дубовик и Павликовой. Марш начал превращаться в стихийный митинг, а в воздухе после грозы вместо озона запахло адреналином.

    “Детям не место в камере!”

    Кажется, толпа готова взять здание суда штурмом.

    “Отпустите наших детей!”

    На горизонте появляется полиция. Никто из участников марша не шелохнулся. Уходить просто так никто не собирается.

    Ахеджакова объявляет о том, что “наша мирная акция” закончена, но люди не готовы расходиться просто так.

    “Отпустите Аню Павликову, суки!” - раздается мужской голос из толпы, но на него недовольно цокают - “Здесь же дети”. Мужчина извиняется.

    Полицейские пускают в дело мегафон: “Граждане, акция закончена, не нарушайте общественный порядок!”

    Фото: Артем Комаров / Инфо24

    Граждане не реагируют и начинают скандировать: “Мы здесь власть!”

    Полиция ведет себя подчеркнуто корректно, ребята школьного возраста подходят поближе – поглазеть на двери суда обложенные игрушками, взрослые люди начинают вести светские беседы. В основном, конечно, о политике.

    “Режим должен выпустить эту Павликову только для того, чтобы такие павликовы этот режим потом смели”, - говорит один мужчина другому. Логика в этом высказывании не прослеживается, но все почему-то гораздо больше озабочены свободой именно Павликовой. Маше Дубовик не было посвящено ни одного персонального лозунга.

    Фото: Артем Комаров / Инфо24

    Тем временем, полицейские начинают нервничать. Одна из организаторов марша, Анна Наринская, чтобы пресечь жесткие действия правоохранителей, берет в руки полицейский мегафон и просит собравшихся подчиниться требованиям полиции и не нарушать порядок. “Акция закончена. Если бы не дождь, вы бы видели, что я плачу”, - сказала она.

    Толпа не спешит расходиться. Люди по периметру здания суда оставляют мягкие игрушки: пони, единороги, львята.

    Дождь не испугал участников “Марша матерей”, ведь когда обижают детей, бояться нужно как раз матерей. А дождь это так, мелочи.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

    Текст: Алексей Полоротов