«Если девочка пересечет радугу, она станет мальчиком». Зачем афганские женщины лезут в горы

Иллюстрация: Инфо24

Ровно год назад, 10 августа 2018 года, группа афганских женщин выполнила невероятно трудную задачу – подняться на самую высокую гору своей страны, пик Ношак высотой 7492 метра. До той поры ни одна афганка не поднималась на эту вершину. Их ждало множество преград, начиная от осуждения со стороны афганских мужчин и заканчивая тем, что за два дня до восхождения возле лагеря произошел теракт.

Надежда на жизнь

Ханифа Юсуфи плохо говорит по-английски, но знакомые слова повторяет несколько раз. Она – один из членов программы «Восхождение: лидерство в легкой атлетике», созданной специально для женщин. Вместе с тремя своими подругами по команде она пытается подняться на гору Ношак, высотой 7492 метра. Это ее первая попытка подняться так высоко, ее глаза полны ужаса. Она преодолевает большой каменистый участок, и смотрит вниз, с высоты 250 метров на крутой ледяной склон прямо под ногами.

Американка Эмили Дринкуотер, горный гид, которая возглавляет экспедицию, идет впереди и проламывает шаг за шагом тропу во льду, по которой Ханифа и ее коллега Шогуфа Баят, смогут попасть на устойчивую поверхность небольшой каменистой террасы. Несколько мгновений назад они наблюдали, как я упала, а затем скатилась по этому склону, состоящему из кусков плотного льда и острых камней. Я была привязана короткой веревкой к Робу Грею, нашему медику. Если бы я не вонзила в лед свои кошки и топор, я бы не смогла восстановить равновесие до того, как он потерял свое, и мы бы оба погибли.

Фото: Eric Draper / wikipedia.org

Ханифа начинает осторожно подниматься, след в след за Эмили, к которой она привязана. Она тяжело дышит и стонет, больше от страха, чем от усталости.

Ханифу никак нельзя назвать хрупкой. У нее густые черные волосы и длинные ресницы. Ее рост примерно 157 сантиметров, но когда она гордо поднимает свой подбородок, то выглядит выше. Но порой она кажется уставшей, пустой, на ее лице появляется тень безнадежности.

Она родилась в бедной семье в Кабуле, полной хаоса столице Афганистана, где только за 2018 год сотни людей погибли в результате взрывов и атак террористов-смертников.

Ханифа – самая младшая из шести сестер и двух братьев.

Как и 80% женщин в Афганистане, она неграмотна. Ее семья никогда не отмечала ее день рождения, и она не знает, сколько ей лет.

Предположительно, ей около 23. Перед экспедицией я спросила ее через переводчика в офисе «Восхождения» в Кабуле, есть ли у нее какие-нибудь счастливые воспоминания из детства. Она на мгновение замолчала, а затем пробормотала: «Очень мало».

Ханифа рассказывает о своем прошлом неохотно, а когда начинает говорить, ее голос становится надрывным, как будто сейчас она заплачет. Как и многие молодые девушки в Афганистане, в возрасте около 14 лет она оказалась замужем за пожилым мужчиной. Ее отправили к нему в Пакистан.

«Другие девочки в семье моего мужа ходили в школу, — сказала она мне в Кабуле. – А меня использовали как рабыню, для уборки и приготовления пищи».

Ханифа знала, что если оставит мужа, то разрушит жизнь своей семьи. И все же она помнит, как подумала: «Это моя жизнь. И только мне решать, что с ней делать. Я не хотела жить с этим человеком».

Через два года она бежала обратно в Кабул. Когда она подошла к дому своих родителей, то очень боялась, что родственники и соседи будут ее избегать.

Обычно женщины в такой ситуации становились изгоями – их лица обливали кислотой, отрезали носы, некоторых даже убивали за тот позор, который они принесли своим семьям.

Но родители Ханифы приняли ее обратно. Они были убиты горем, когда узнали о ее несчастьях. Но тем не менее, долгие годы после развода Ханифа почти не выходила из дома. «Я стала тихой девушкой, — рассказывала она. – Мне ничего не нравилось. Я боялась, что люди говорят обо мне плохо. Я не хотела никуда выходить».

Но три года назад ее 18-летняя двоюродная сестра Шогуфа предложила ей присоединиться к «Восхождению». Эту группу в 2014 году основала бывшая работница по международному развитию американка Марина Легри. Она решила помочь афганским женщинам, обучая их спортивным и лидерским навыкам.

Члены команды, помимо силовых тренировок, походов и альпинизма, также работают в местных некоммерческих организаций, посещают семинары по межличностному общению, публичным выступлениям и поднятию самооценки. Ханифа никогда не испытывала такой связи с другими женщинами, которая возникла благодаря совместным тренировкам.

«Сначала я не могла петь, танцевать или играть с другими девушками», — рассказывала она. – «Я хотела сидеть в углу». Но за эти годы альпинизм сделал из Ханифы женщину, которая высоко держит голову. Она помогает содержать свою бедную семью, работая в программе «Восхождение» ассистентом: обучает новых участников скалолазанию и фитнесу.

«Внезапно у меня появилась надежда на жизнь», — сказала она мне.

Некоторые члены семьи и соседи осуждали Ханифу за увлечение альпинизмом, стыдили за развод с мужем и настаивали на том, чтобы она вступила в брак второй раз. Но для Ханифы альпинизм – это не развлечение и не способ поднять самооценку. Это вопрос выживания.

Она прошла два года обучения, чтобы добраться до базового лагеря на горе Ношак. Ее выносливость и умение терпеть помогают ей подниматься на вершину. Она никогда не жалуется, что бы ни случилось и только спрашивает «Идем дальше?». Но гора оказывается сложнее, чем мы ожидали.

Где не ступала нога афганской женщины

Ношак – технически не очень проработанный подъем. Для него нет подробных топографических карт и мало информации о возможных маршрутах к вершине.

Несколько экспедиций совершали подъемы в 60-70-х годах – первой вершину покорила японская команда в 1960 году – но после советского вторжения в 1979 году обстановка в регионе отпугнула большинство альпинистов.

За последние годы только несколько групп и скалолазов-одиночек поднялись на гору и поделились своим опытом. Во время нашей экспедиции мы столкнулись с польским альпинистом-одиночкой, польской командой из четырех человек и многонациональной командой, которая развернулась после нескольких дней в базовом лагере из-за вспышки кишечной инфекции среди участников.

Надежных данных о восхождении на вершину, травмах и смертельных случаях почти невозможно найти. Одно можно сказать наверняка: ни одна афганская женщина никогда не поднималась на Ношак.

Для Марины Легри этот факт дал отличную возможность. «Только три афганца взошли на вершину Ношака, и я хотела доказать, что девушки могут быть такими же сильными, как и мужчины, — говорит она. – В Афганистане много гор, но их используют либо пастухи, либо повстанцы. Мне хотелось изменить жизнь женщин, используя то окружение, которое всегда было рядом».

Марина живет в городе Арлингтон, штат Вирджиния, но ей близка афганская культура. Она работала в Афганистане в различных программах, включая НАТО и USAID с 2005 года. В 2014 году она решила создать собственную НПО под названием «Восхождение».

Ее цель – использовать альпинизм как средство личностного роста для молодых афганских женщин. «Это способ найти свой путь и развить собственное право голоса», — говорит она.

Чтобы координировать «Восхождение», в котором работают 11 сотрудников, 7 администраторов и несколько добровольцев, Марина ездит в Афганистан четыре раза в год.

Она посещает школы для девочек, продвигает программу и предлагает студентам подать заявку. Обычно их насчитывается около 20 человек, в возрасте от 15 до 23 лет. Экономическое положение семей девушек разное, но в основном они из семей бедняков. Члены команды должны участвовать в программе шесть дней в неделю, после школы и в выходные, минимум девять месяцев. Для участия необходимо одобрение семьи.

«Все знают, что женщины ничего не стоят»

«Афганистан – это преимущественно мусульманская, очень консервативная страна. Здесь существуют строгие правила для женщин: что они могут, а что не могут делать, — говорит Марина.

«Если отцы не одобрят участие, это может быть опасно для жизни девочек. Каждая женщина, которая принимает участие в программе «Восхождение» рискует. Как и ее семья».

«В Афганистане много экстремизма. Все еще случаются убийства по причине чести. Мужчины чувствуют, что обязаны защищать честь семьи, и могут наказать девушку, если сочтут, что она кого-то оскорбила своим поведением».

Участницы «Восхождения», которые поднимаются на Ношак – Ханифа, Шогуфа, Фрешта Ибрахими и Неки Хайдари – были выбраны за выносливость и навыки, которые они продемонстрировали на тренировочных подъемах, а также их эмоциональную устойчивость и глубокую приверженность программе. Всего несколько лет назад никто из них не мог представить, что попадет на склоны Ношака.

Фото: pixabay.com

«До этого я никогда не слышала о девушках, которые поднимаются в горы», — говорит 24-летняя Фрешта, координатор программы «Восхождение» и член команды с 2015 года. Она любит читать и большую часть времени размышляет, обычно о правах человека и афганском обществе. Ей было десять лет, когда она впервые поняла, как несправедливо обращаются со многими женщинами в Афганистане.

«Они заставили меня надеть платок, чтобы сфотографироваться на ID-карту. Мне не понравилось, что они принудили меня, — говорит Фрешта. – Они лишили меня права выбора».

Фрешта знала, что единственный путь из бедности – это образование. Она усердно училась, боролась за стипендии, а в 2017 году получила степень бакалавра делового администрирования в Американском университете Афганистана. Другие члены «Восхождения» берут с нее пример и прислушиваются к ее советам.

Фрешта рассказывает, что когда она впервые поднималась на гору, то сильно боялась. Но в то же время, по ее словам, этот опыт помог ей не только обрести уверенность в себе, но и узнать себя лучше.

Шогуфа, как и Ханифа, работает ассистентом в программе «Восхождение» и не хочет соответствовать тому стереотипу, который навязывает общество афганским девушкам: быть покорной и податливой.

18-летняя Неки – самый спокойный член команды. За круглое, улыбчивое лицо и спокойное поведение друзья зовут ее Панда. Она много рисует – от пасторальных пейзажей до портретов. «Я научилась выражать свои чувства через искусство, — говорит она. – Я хочу, чтобы мое имя осталось и после того, как я уйду. Чтобы мои работы продолжали рассказывать о тяжелом положении женщин и их бедах».

Не смотря на то, что все девушки родом из разных провинций, большую часть своей жизни они провели в Кабуле. Это мрачный город, окруженный горами.

Десятилетиями продолжаются боевые действия между талибами, ИГИЛ и правительством, многие стали жертвами террористических атак, никто не доверяет друг другу. Многие члены «Восхождения» тоже имеют психологические травмы: например, у одной из женщин, которую изначально выбрали для подъема на Ношак, в горах начали происходить непонятные припадки. Врач не нашел признаков эпилепсии и предположил, что это могли быть приступы паники.

Многие в группе «Восхождение» никогда не занимались спортом. В Афганистане любые физические упражнения для женщин до сих пор считаются позором. Все девять месяцев подготовки по шесть ней в неделю девушек тренируют для тяжелого похода в горы.

Не все семьи поддерживают участниц программы с одинаковым энтузиазмом. Например, отец одной из девушек прямо сказал, что позволил дочери присоединиться к программе только потому, что «не нашел ей лучшее применение». Он также сообщил Марине, что думает об ее усилиях: «Ты напрасно тратишь свое время. Все знают, что женщины ничего не стоят».

Многие афганские девушки перенимают эти чувства. Например, вот так себя описывает Неки: «Когда я родилась, никто не испытал радости, ведь я была девочкой». Шогуфа вспоминает историю, которую ей рассказывала бабушка:

«Если девочка пересечет радугу, она станет мальчиком. Каждый раз, когда появлялась радуга, я бежала за ней и пыталась догнать изо всех сил».

Для Шогуфы, Неки, Фрешты и Ханифы восхождение на Ношак – это доказательство того, что они сильные и способные, что они не пустое место, как их учили с детства.

«Если ты упадешь, мы все упадем»

Марина и Даника Гилберт несколько лет пытались организовать экспедицию, но каждый раз ее приходилось откладывать: то возникали террористические угрозы, то участницы были недостаточно подготовлены, то не хватало средств. В июле 2018 года все проблемы наконец-то были решены.

За два дня до старта экспедиция снова чуть было не сорвалась. Талибы напали на район Зебак, неподалеку от горы. Марина договорилась с чартерной авиакомпанией и перенаправила самолет в более безопасную деревню. Оттуда нас ждал тринадцатичасовой переезд на машине в Кази-Дех, деревню, откуда начнется путь в базовый лагерь.

Ношак. Фото: wikipedia.org

Эмили принимала участие в проекте с самого начала: она должна была вести меня и Эрин Триб. Наша задача была снять документальный фильм и рассказать о восхождении. Мы также пригласили Сандро Громен-Хейса, опытного британского альпиниста и видеографа и его подругу Вибеке «Вибс» Сефланд.

Вибеке – 43-летняя военнослужащая норвежских вооруженных сил и медик, в свободное время она поднимается на высоту до 8000 метров. В команду вошел 48-летний врач и эксперт по безопасности Роб Грей, бывший член британского спецназа с большим опытом работы в Афганистане.

Мы испытали огромное облегчение, когда все же двинулись в путь после такой долгой неопределенности. Четыре дня мы шли 35 километров до базового лагеря, большую часть грузов несла группа носильщиков, 41 человек.

Воздух был теплым, около 16 градусов, по обе стороны тропы простирались горы, освещенные солнцем, зеленые поля, справа текла широкая река. Наши ступни поднимали пыль, наполняя воздух ароматом лаванды. Но даже эта дорога не была безопасной. Один из местных носильщиков указал на белые камни, отмечающие маршрут впереди.

«Обязательно оставайтесь на своем пути, — посоветовал он. – Мы находимся на минном поле, этот путь – единственный безопасный участок».

Мины были заложены в 2000 году, когда войска Северного альянса сражались с талибами.

Эмили спланировала маршрут на 28 дней. В базовом лагере команда несколько дней акклиматизировалась, затем совершила серию разведывательных походов в более высокие лагеря. Над базовым лагерем нам встретился лед и снег. Потребовались веревки и топоры.

От предыдущих экспедиций остались несколько сооружений: два туалета с ямами и зона для приготовления пищи. Пока мы акклиматизируемся, женщины проводят дни, греясь на солнце, слушая музыку и танцуя.

Ханифа и Шогуфа принесли с собой молитвенные коврики и молились пять раз в день, как предписывает Коран.

На седьмой день Эмили и Вибс решают взять женщин в первый лагерь, который находится на высоте около 5490 метров. Фрешта решает остаться в базовом лагере. Она несколько месяцев боролась с травмой спины, и ей не стало лучше в течение похода. По пути команды склон почти сразу становится крутым и покрытым льдом.

Многим женщинам приходится бороться, используя кошки, при этом каждая несет двадцатикилограммовый рюкзак. Шогуфа жалуется на боли в животе, у Неки запутываются кошки. Она скользит и часто падает. Через несколько часов Вибс и Эмили решают, что Неки должна вернуться в базовый лагерь.

Сначала Неки отказывается, садится на склон и плачет под солнцезащитными очками. «Если ты упадешь, мы все упадем», — объясняет Эмили. В конце концов, не говоря ни слова, Неки встает, и Вибс забирает ее в базовый лагерь.

Ханифа и Шогуфа идут дальше с Эмилией. Четкого маршрута к лагерю нет. Время от времени мы оказываемся на длинной скале, где команда рискует соскользнуть или сбить валуны. На пути вверх Ханифа оказывается самой сильной и быстрой женщиной из «Восхождения». Шогуфа некоторое время поспевает за ней, но затем отстает. Она устала и теряет свой рюкзак, когда снимает его на скале. Мы завороженно наблюдаем, как он падает вниз по склону.

Уже поздно, и Эмили решает вернуться в базовый лагерь. Подъем был проверкой. Эмили и Вибс понимают, что недооценили сложность ситуации. Собравшись вместе, они предлагают женщинам два варианта: работать вместе, чтобы попытаться дойти до первого лагеря, или отказаться от командного восхождения и позволить Ханифе отправиться одной.

Марина с самого начала знала, что восхождение на Ношак будет не только достижением, но и испытанием для женщин. Она объясняет — даже само участие в экспедиции – огромный успех. «Все вместе мы не сможем достичь вершины, но я не против, если мы все же решим идти вместе, — говорит она. – Однако, это решение должны принять все».

Эмили добавляет «Единственное, что меня беспокоит – мы связаны друг с другом. Если кто-то упадет, мы можем все погибнуть».

Фрешта, которая говорит по-английски, переводит разговор. Шогуфа, которая тоже немного говорит по-английски, выглядит все более раздраженной. В конце концов она признает: «Это сложнее, чем мы думали».

«Да здравствуют девушки Афганистана!»

До восхождения женщины время от времени использовали кошки на снегу, но никто из них не ходил так часами, с тяжелым грузом за спиной. Чтобы найти безопасную местность со снегом, членам «Восхождения» пришлось бы ездить далеко от Кабула, но организация не всегда может позволить себе такие поездки.

Женщины решают взять пару часов на то, чтобы все хорошо обдумать. В конце концов, Неки и Шогуфа соглашаются остаться. По соображениям безопасности Эмили и Вибс решают, что из медиа-команды в путь отправятся только Сандро и я.

На двенадцатый день Шогуфа говорит: «Если вы, ребята, думаете, что из нас сильная только одна Ханифа — хорошо. Она может подняться. Без проблем. Я слабая. Я хочу вернуться в Кабул, чтобы тренироваться дальше».

Неки сидит рядом с ней. Она волнуется, но не говорит. Шогуфа плачет, дрожа от разочарования.

«Я бы никогда не поехала сюда, если бы знала, что мне не разрешат идти дальше базового лагеря, — говорит она. – Если я вернусь в Кабул, мне придется сказать отцу что я слабая».

Марина пытается ее успокоить. «Ты не слабая, — говорит она. – Никто из нас не знал, что будет, когда мы здесь на самом деле окажемся. Это вопрос безопасности».

Шогуфа смотрит в сторону. В конце концов она говорит «Спасибо за все». Ханифа ничего не говорит и безучастно смотрит в пол.

На 14-й день Эмили готовит альпинистскую команду к подъему на гору. С этого момента мы не вернемся в базовый лагерь до покорения вершины. Прежде чем отправиться в первый лагерь, Ханифа обнимает и целует своих подруг по команде. Два дня спустя, по дороге во второй лагерь – на участке с перепадом высоты в 700 метров – Ханифа начнет свое сражение.

Фото: pxhere.com

Она борется, но гора не сдается, и каждый шаг становится сложней, чем предыдущий. Воздух на этой высоте ледяной и обжигает легкие. Здесь никогда не хватает кислорода. Когда Ханифа поднимается, все больше вершин открывается по сторонам, слой за слоем проступая на горизонте. Трудно сказать, где заканчивается Афганистан и начинается Пакистан или Таджикистан.

После ночевки во втором лагере Ханифа просыпается с сильной головной болью. Она расстегивает молнию на своей палатке и шатается. Она делает несколько шагов, наклоняется, ее тошнит. Эмили измеряет уровень кислорода в ее крови.

Нормальный показатель на уровне моря – это 95-100%. 70% — это допустимая цифра для безопасного восхождения. Но показатель Ханифы – 49%.

«Если во второй половине дня ей не станет лучше, дела плохи», — говорит Эмили Вибсу.

Ханифе не становится лучше. Ее тошнит даже от чая. Ее тошнит от куриного супа. Она даже не может принять противорвотное. Эмили проверяет Ханифу каждый час, и приходит к выводу, что им необходимо вернуться в первый лагерь, чтобы у Ханифы повысился уровень кислорода. Если и там ей не станет лучше, то, возможно придется вернуться в базовый лагерь, где хранится запас кислорода для чрезвычайных ситуаций. Несмотря на рассуждения Эмили, Ханифа продолжает быть оптимистичной. «Нет, — говорит она. – теперь третий лагерь».

Но у Ханифы нет выбора. В тот день Эмили помогает ей упаковать рюкзак, убедившись, что положила все необходимые ей вещи: любимую закуску из сушеных фиников, зеркальце для макияжа и листок с молитвой из Корана. Ханифа оставила свой зелено-золотой молитвенный коврик в базовом лагере, чтобы сэкономить место. После двух ночей отдыха в первом лагере, Эмили сообщает по радио во второй лагерь: «Хорошие новости! Ханифе лучше. Мы скоро придем».

На 20-й день Ханифа возвращается во второй лагерь, садится на корточки на снегу и разговаривает по радио с Шогуфой в базовом лагере.

У Шогуфы начались носовые кровотечения, Ханифа почти не спит. Они делятся своими опасениями по поводу экспедиции. Шогуфа переживает за семью. Она думает, в Кабуле случилось что-то плохое. Родственники молчат. Это кажется ей подозрительным.

Ханифа и Шогуфа начинают ссориться. Гора сильно повлияла на их тело и разум. Они недооценили процесс акклиматизации, время, необходимое для отдыха, и количество дней, которое может занять попытка восхождения.

«Я не понимаю, что мне делать, — говорит Шогуфа. – Мне сидеть здесь или спускаться?»

«Делайте, что хотите, — отвечает Ханифа. – Если вернетесь в Кабул, передайте привет нашим семьям. Я больше не хочу с вами говорить».

Ханифа передает радио Эмили, уходит в свою палатку и плачет.

С этого момента Ханифа говорит очень мало. Уровень кислорода в крови колеблется между 55 и 65, и большинство симптомов болезни утихло. Команда решает, что пришло время отправиться в третий лагерь, который находится на высоте 6640 метров.

Гора покрыта облаками, иногда сложно увидеть, что находится на расстоянии десяти метров. Тем не менее, мы идем дальше. Когда мы прибываем в третий лагерь, начинается метель, которая длится 24 часа.

На рассвете 23-го дня мы решаем подняться в четвертый лагерь. Ханифа рассказывает Эмили и Вибсу, что ей приснился дурной сон про ее мать. Затем она снова замолкает. Перед командой и четвертым лагерем стоит шестидесятиметровая каменная стена. Это очень крутой подъем, и Эмили решает использовать фиксированную веревку, чтобы обезопасить нас. Ханифа явно очень волнуется. Эмили должна научить ее, как двигать альпинистские узлы, чтобы подниматься вверх.

На закате команда достигает четвертого лагеря. Ледяной ветер дует над огромным снежным полем. Сейчас мы в 450 метрах от вершины. Эмили и Вибс утаптывают снег, чтобы построить лагерь. Ханифа сидит на своей сумке в полном оцепенении и смотрит. Она слишком слаба, чтобы помогать.

«Это не очень хорошо, — говорит Эмили Вибсу и Робу после установки палаток. Вибс просит Роба дать дексаметазон, препарат который снижает внутричерепное давление и помогает при симптомах высотной болезни. Но Ханифа засыпает. Эмили и Вибс следят за ней в течение нескольких часов.

Никто не ждет, что Ханифа продолжит путь к вершине. Мы утешаем себя, что и так сделали больше, чем можно было себе представить. В эту ночь мы спим, планируя в уме спуск обратно. Но, ко всеобщему удивлению, Ханифа просыпается полная сил. В течение ночи ей удалось отдохнуть. Сияет солнце. Ханифа улыбается, раскинув руки и указывая наверх.

Обычно в день покорения вершины команда поднималась еще до рассвета. Но мы начали в 9 часов утра, и с каждой минутой наши планы достичь вершины снижались. Подъем и возвращение в четвертый лагерь займет не менее десяти часов, а нужно еще успеть поесть и растопить снег для питьевой воды. Гиды решают проверить, как далеко мы сможем пройти.

Незадолго до полудня Вибс помогает Ханифе надеть рюкзак, закрепив ремни и топор. «Возможно, сегодня мы войдем в историю», — говорит Роб. Ханифа смотрит на вершину прямо перед собой. Она взволнована. За последние три недели она похудела, но выглядит сильнее и решительнее, чем когда-либо.

Команда движется медленно, впереди идет Эмили, а затем Сандро. Каждый шаг требует огромных усилий. Мы несколько часов поднимаемся по склону зигзагом, останавливаясь на перерыв каждые 20 минут. Около пяти часов мы достигаем горного хребта в двух часах от вершины. Подъем кажется бесконечным, ветер усилился. Эмили и Вибс обсуждают, безопасно ли продолжать.

«Это значит нам придется погрузиться в темноту и холод», — говорит Эмили. – Я не думаю, что это безопасно.» Все испытывают противоречивые чувства. Мне хуже с каждым шагом, я с трудом сдерживаю приступы тошноты. Я не могу ни есть, ни пить с самого утра. Эмили тоже неважно себя чувствует, и я прошу ее отвести меня обратно в четвертый лагерь.

«Мы зашли так далеко, — говорит Вибс. У нее за плечами огромный опыт, и она чувствует себя достаточно хорошо, чтобы продолжить путь. Как и Сандро и Роб. В конце концов они спрашивают Ханифу: «Хочешь подняться? Ты хочешь вершину?»

«Да,» — говорит Ханифа с измученной улыбкой.

Эмили дает напутствие – вернуться, если Ханифа начнет плохо себя чувствовать. Когда мы разворачиваемся вниз, Вибс целует Ханифу в щеку и обнимает за плечо. Они продолжают путь в тишине. Для разговора нужен воздух, которого здесь нет. Ханифа привязана к Вибс и старается не отставать. Ее воля и настойчивость сильнее, чем ее истощение. Ханифу невозможно остановить.

Полтора года назад Ханифа сказала:

«Я хочу стоять на самой вершине, сильная, на своих ногах, чтобы поднять всех, кто упал, я хочу быть героем для женщин в Афганистане».

В 7.02 вечера 10 августа, через 24 дня после начала экспедиции, когда солнце садится под Ношаком, Ханифа достигает вершины. Вибс, Сандро и Роб аплодируют ей, она падает на колени и целует землю. Через мгновение она снова встает и вытягивает афганский флаг из своего рюкзака. «Да здравствуют девушки Афганистана!» — кричит она снова и снова, пока флаг развевается над ее головой.

Два дня спустя Ханифа, первая афганская женщина, совершившая восхождение на Ношак, вернулась в базовый лагерь.

«Шогуфа! Неки! Фрешта!» – кричит она. «Шогуфа! Неки! Фрешта!». Но ответа нет. Палатки заброшены. Единственный звук – это ветер. Ханифа садится на камень и опускает голову на афганский флаг, тщетно пытаясь скрыть свои слезы.

pixabay.com

В то время как мы были на вершине, Эмили узнала, что в базовом лагере будет пусто. Но без перевода Фрешты не смогла передать это Ханифе. Ханифа также не знала, что по возращении домой Шогуфу ждали плохие новости: во время пятничной молитвы два смертника устроили теракт в шиитской мечети в Гардезе.

Были убиты 23 женщины и ребенка. Четверо были родственниками Шогуфы.

По разным причинам другие члены экспедиции тоже покинули базовый лагерь.

Четыре дня спустя Ханифа вернулась в аэропорт Кабула. Ее встретили друзья и семья, которые осыпали ее цветами и конфетами. Среди них была и Шогуфа.

Спустя несколько месяцев после восхождения, в команде все нормализуется. Фрешта останется координатором программы, а Шогуфа и Ханифа продолжат работать помощниками. Неки поступит в университет и снова присоединится к программе уже в 2019 году.

В последующие недели Шогуфа, которая сейчас изучает медицинские технологии в колледже, задумалась, стоит ли ей продолжать свое увлечение альпинизмом. В конце концов она решила, что не хочет сдаваться из-за негативного опыта. Она упоминает другие горы, на которые хотела бы подняться, включая Эверест.

Марина приняла решение не говорить с афганскими СМИ об экспедиции, чтобы не подвергать женщин опасности. Но истории о восхождении распространяются сами собой.

Девочки в школах рассказывают о подъеме и делятся своими историями. Марина и ее сотрудники работают над новой программой и создают систему для оценки уровня квалификации учеников. В июне Ханифа, Шогуфа и еще одна участница «Восхождения» отправятся во Францию, чтобы пройти курс альпинизма в Шамони.

Ханифа и ее ближайшие родственники гордятся ее достижениями. Она излучает здоровье и уверенность в себе, а также учится читать и писать. В будущем она хочет стать горным гидом. Однако, когда родственник увидел ее фотографию на вершине в местной пекарне, то Ханифа попросила убрать снимок: это все еще может быть опасно для всех.

Текст: Theresa Breuer / Кристина Гундлах (перевод)

Новости партнеров