Гей-пара с приемными детьми покинула Россию. Иван Голунов взял у них интервью

Иллюстрация: Инфо24

Андрей Ваганов и Евгений Ерофеев, которые вместе воспитывали приемных детей в Москве, покинули Россию. Они рассказали корреспонденту «Медузы» Ивану Голунову, с чего началось их преследование.

Об уголовном деле из-за воспитания детей однополой парой в Москве стало известно 17 июля. Сотрудников соцзащиты подозревают в «ненадлежащем исполнении обязанностей»: они знали, что двое мужчин воспитывают мальчиков с 2010 года, но не предприняли мер по защите детей «от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», считает следствие. 19 июля оперативники вскрыли и обыскали квартиру мужчин в Москве в их отсутствие — хозяева квартиры сказали, что о находятся вместе с детьми в отпуске за границей.

Евгений и Андрей с двумя сыновьями покинули Россию и не собираются возвращаться, пока им угрожает уголовное преследование. Мужчины живут вместе более 9 лет, в 2016 году они заключили брак в Дании.

Пара воспитывала двоих усыновленных детей, мальчиков-подростков. Интерес к семье у следователей возник после того, как младший сын попал в больницу с подозрением на аппендицит — он жаловался на боль в животе после переедания. Мальчика выписали без операции, а приемного отца Андрея вызвали к следователю.

Мальчик, отвечая в больнице на вопросы врачей, рассказал, что у него нет мамы, а есть «два папы». Андрей и Евгений уверены, что следственные органы инициировали разбирательство против них по наводке Леонида Рошаля — главного врача клиники, куда отправили их младшего сына с подозрением на аппендицит, — и детского омбудсмена Анны Кузнецовой. И Рошаль, и Кузнецова, не скрывали своей явно гомофобной позиции, и оба они имеют контакт с главой СКР Александром Бастрыкиным.

Младшего сына гей-пары отправили на анализы и обследования: целью этих процедур было выяснение, не насиловали ли мальчика его приемные родители. На вопрос о том, демонстрировали ли Андрей и Евгений характер своих отношений детям, подросток ответил отрицательно. Вместе с тем мальчик успел сказать, что его папы «спят в одной кровати». «Мы с Женей крайне редко где-то обнимаемся и так далее. Мы при детях не целуемся. У нас нет потребности вот прямо здесь друг другу что-то доказать», — отметил Андрей.

Органы опеки поставили перед Андреем вопрос об изъятии усыновленных детей. Адвокат по семейному праву рекомендовал мужчинам выехать за границу как можно скорее.

«В таких ситуациях детей просто изымают из семьи до дальнейшего разбирательства, которое может длиться годами, поскольку статья связана с половой неприкосновенностью ребенка. И что с большой вероятностью состав преступления будет обнаружен — вне зависимости от того, какими будут результаты медицинской экспертизы. Потому что судебно-медицинская экспертиза — она о сексуальном насилии. А растление — это в принципе развратные действия, которые могут не предполагать физического контакта с ребенком», — пояснил Андрей Ваганов.

Новости партнеров