USD

60.32

·

EUR

61.16

·

BTC

23,146.90

22 янв. 2019 / 01:16 Общество

"Практикуя унижения". Как клерк одного из крупнейших банков мира боролся с секс-эксплуатацией

"Практикуя унижения". Как клерк одного из крупнейших банков мира боролся с секс-эксплуатацией

h-mat-img

Майк Пикарелла не был новичком в своем деле, когда устроился на работу в американский офис HSBC - крупнейшего банка Британии и одного из главных финансовых конгломератов мира. Его профессионализм и опыт не вызывали сомнения, на новом месте его ждал успех, если бы не одно «но».

История Пикареллы - единственного человека, заступившегося за сотрудницу банка, которой буквально торговала его начальница, а в итоге потерявшего работу и ведущего бесконечные судебные тяжбы, - в переводе Инфо24.

"Обожаю этого нового парня"

В первый же день работы в HSBC 5 мая 2011 года Майк Пикарелла был огорошен вопросом босса, не занимается ли он секстингом (обменом текстовыми сообщениями интимного характера). Он, смутившись, ответил, что просто пишет жене, что все в порядке. На это начальница спросила Майка, знает ли его жена о "правиле трех минут".

За этим последовало объяснение: суть в том, чтобы сделать мужчине минет, который будет длится ровно три минуты, и после этого он будет готов исполнить абсолютно любое желание женщины. Поймав недоуменный взгляд Майка, она упала на стол и начала сотрясаться от смеха.

Вскоре Майк - банковский клерк с 22-летним опытом работы на Уолл-стрит - понял, что такая у его начальницы манера общения. Эйлин Хейджис выросла в Нью-Джерси и поступила на работу в HSBC, один из крупнейших иностранных банков в США, после окончания колледжа в 1991 году. Это были времена, когда мужчины на Уолл-стрит вели себя особенно отвратительно.

Женщин стали брать на хорошие должности, и мужчины делали все возможное, чтобы дать им понять, кто здесь хозяин. Были и парады стриптизерш в офисе, и развешанные повсюду постеры из Playboy, подарочные наборы для сотрудниц с фаллоимитаторами и угощениями, сделанными в форме пениса.

Словесные унижения и сексуальные домогательства считались практически нормой. И все же Эйлин сумела преуспеть в этой среде, став руководителем отдела развития бизнеса HSBC в Америке.

Она продвинулась, поддерживая репутацию дерзкой, разбитной и похабной, став для коллег-мужчин "своим парнем".

По словам Майка, Эйлин - невысокая коренастая блондинка, имевшая привычку засовывать свой Blackberry в декольте, - задыхалась, словно гончая, высунув язык, когда мимо проходили мужчины. Иногда краем уха он слышал ее размышления о том, кто из руководителей был бы хорош в постели: "Майк Х. был бы забавен, а Майк С. оказался бы уныл".

Большинство вечеров Эйлин проводила, восседая на своем любимом месте в баре Windfall близ офиса HSBC. Майку рассказывали, что в этом заведении в честь его начальницы даже назвали коктейль - смесь водки с содовой, подкрашенной чем-то розовым.

Все ее подчиненные хотя бы раз за свою карьеру проходили аттестацию в баре. Позже Майк узнал, что Эйлин нередко оставалась ночевать в отеле неподалеку, пока ее муж и двое детей спали в их доме в Нью-Джерси. Ее собутыльники стали ее группой поддержки, членами ее клуба. "Я лучше потусуюсь с вами, ребята, и повеселюсь. Мне хотя бы будет хорошо", - писала она одному из коллег.

Майк не понимал, как общаться с боссом, но старался не думать об этом слишком много. Его брали в HSBC как потенциального преемника Эйлин. Предполагалось, что он поднимется до должности управляющего директора, чья зарплата вместе с бонусами составляет полмиллиона долларов в год.

Появление Майка было хорошей новостью и для Эйлин. Наличие адекватной замены открывало для нее пути в высшие эшелоны руководства банка - отъезд в Гонконг или Лондон с неплохим повышением.

"Я уже говорила вам, что обожаю этого нового парня, - писала она во внутреннем чате для сотрудников HSBC. - У меня голова просто кругом".

"Общая слабость в соблюдении правил"

Банковская индустрия меньше всего известна своей приверженностью моральным ценностям. Но если заглянуть поглубже, вы найдете горстку сотрудников, которые поставили перед собой задачу спасти Уолл-стрит от возможных эксцессов. Майк был в их числе.

Будучи молодым банковским служащим, он посвящал все свободное время волонтерству в нью-йоркской больнице. Его мать работала на трех работах в разных ресторанах, чтобы вырастить его с братом.

Когда Майк сам стал отцом, он решил, что лучший способ почтить ее память - быть как можно больше со своими четырьмя детьми. Он тренировал их школьные футбольные и баскетбольные команды, а также преподавал изучение Библии для взрослых и входил в совет лютеранской церкви Святого Луки на Лонг-Айленде.

Из-за своего характера Майк и во взрослой жизни нередко выступал в роли школьника, который напоминает учительнице, что та забыла дать домашнее задание.

Спустя несколько лет после финансового кризиса 2008 года HSBC, похоже, претендовал на лавры главного скандалиста отрасли.

Банк обвиняли в сотрудничестве с преступниками и в манипуляции рынком. В 2010 году, за год до того, как Майк начал работать в компании, французские следователи заявили, что у них есть информация о 79 тысячах клиентов, которые, возможно, использовали частный швейцарский банк для уклонения от уплаты налогов.

В том же году регулирующие органы США выявили недостатки в работе HSBC по борьбе с отмыванием денег.

Роль Майка в команде по управлению продажами заключалась в том, чтобы привлекать новых клиентов и следить за тем, чтобы компания достигла целевых показателей. Кроме того он был сосредоточен на комплаенсе - соблюдении законодательства в работе.

Сотрудник сразу заметил недостатки: проблемные места, неоднозначные сделки и просто общую слабость в соблюдении правил. Майк искренне верил, что боссы вознаградят его за то, что он обнаружил проблемы раньше, чем регуляторы. Он сильно ошибался.

Штаб-квартира HSBC в Нью-Йорке - это гигантские открытые помещения, шумные и громкие, с сотнями сотрудников, сидящими плечом к плечу, спиной к спине. Вы можете легко прочесть что-то на экране компьютера соседа или услышать каждое слово его разговора с женой. Приватность и личное пространство - роскошь, о которой лучше было забыть.

Уже через несколько недель работы Майк увидел свою коллегу Джилл, плачущей за соседним столом.

Сначала он делал вид, что не замечает, но потом стал натыкаться на нее, абсолютно разбитую, в разных частях офиса.

Она то утирала слезы в стеклянной переговорке, то рыдала навзрыд на кожаном диване в холле у лифта.

Майк был озадачен, про Джилл ему рассказывала Эйлин: дескать, ее бьет парень, и она находится грани увольнения, потому что ее личная жизнь слишком мешает работе. Позже он признавался, что держал Джилл на расстоянии, думая, что она "токсична", так как верил рассказам Эйлин.

Так продолжалось какое-то время, пока Майк не начал замечать закономерность. Несколько раз в неделю после закрытия биржи Эйлин умоляла Джилл пойти с ней в Windfall. Джилл сначала отнекивалась, но в конце концов не выдерживала напора.

А на следующий день десятки сотрудников, в среди которых были и руководители, толпились у стола Эйлин, пока та кормила их историями о прошлой ночи и сексуальных приключениях Джилл. Эйлин, травя свои байки, старалась говорить тише, но Джилл сидела всего в нескольких метрах от нее.



Yandex Zen

Добавьте Инфо24 в избранное в Яндекс.Новостях





МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ