Экстремизм за фотожабы: жительница Барнаула рассказала, как от нее добились признания

Маша Фролова, фото: личная страница «ВКонтакте»

Жительница Барнаула Мария Мотузная (в соцсетях она пишет под именем Мария Фролова) рассказала, как из-за фотожаб «ВКонтакте» ее обвинили в оскорблении чувств верующих и экстремизме — «унижении негроидной расы». Под давлением следователей она дала признательные показания и теперь ждет суда.

С чего все началось

Мария Фролова опубликовала тред из серии твитов, в котором рассказала, как 8 мая рано утром к ней пришли «следователь, три опера и двое понятых», предъявив постановление на обыск.

«Усадив меня за стол, разговор начали с фразы «Ну, признавайся». Я опешила. И тут опер включил комп и открыл файл, где скрины картинок из альбома моей старой страницы [«ВКонтакте»]. Серьезно, *** картинок. Про священников, негров (к слову, альбом не был посвящен им, картинки были разные)», — пишет девушка.

По ее словам, следователи стали ее запугивать, говоря, что такая же как она также не хотела сотрудничать со следствием «и уехала на три года».

«Требовали признания, обещая общественные работы», — пишет Мария.

Она его подписала, подчеркнув, что изначально ей говорили лишь об оскорблении чувств верующих и умолчали о статье об экстремизме.

Девушка рассказала, что подписала признание, чтобы ей дали ухать из страны. Однако из-за статьи она попала в черный список — ее деньги оказались заблокированными.

Фролова также опубликовала показания свидетелей, которых оскорбили ее записи «ВК»: «Две лучшие подружки. Учатся на уголовке. Случайность, наверное».

И снимки из дела. На одной из картинок Иисус выпускает сигаретный дым через отверстие в ладони, на другой запечатлен крестный ход в грязи с надписью, что у России две беды.

Резонанс

Рассказать свою историю Мария, по ее словам, решила после статьи блогера Ильи Варламова о пытках, которые практикуют сотрудники правопорядка в России.

История, полная эмоций и ненормативной лексики, которую выложила Фролова, быстро разошлась по соцсетям и изданиям.

«Медиазоне» девушка рассказала, что, по мнению ее друзей, преследование связано с ее гражданской активностью. Фролова — сторонница оппозиционера Алексея Навального.

«Я ходила на митинги, много освещала оппозицию на своей старой странице [«ВКонтакте»], там было много подписчиков и друзей. Аудитория была для нашего города весьма приличная — более двух тысяч. Когда полицейские ко мне приходили [с обыском в мае], кстати, я ждала этот вопрос, они мне сказали не рыть себе могилу и закрыть рот», — сообщила активистка.

По ее словам, год назад она зарегистрировалась волонтером штаба Навального.

«Не скажу, чтобы я была прямо очень активной, я в штаб не сильно ходила, больше в соцсетях агитировала, афишировала свою позицию. Но все это прошло, я умерила пыл, последний год я ничего такого не делала», — добавила жительница Барнаула.

В разговоре с «МБХ медиа» Фролова рассказала, что страница, за скриншоты с которой ее собираются судить, была удалена в конце 2017-го. Она добавила, что следователи приходили к ней также вскоре после этого.

«Когда ко мне пришли в декабре, страница была уже удалена. Я сразу сказала с порога: «Ничего, что страница удалена?». А они мне ответили: «Думаешь, страницу удалила, ответственности никакой?» — сообщила девушка.

Изданию Tjournal.ru она объяснила мотивы своей публикации в Twitter.

«Стало страшно и жутко, меня тоже могло это коснуться. Решила предостеречь людей — закрывать картинки, молчать на допросах. Реакции было очень много, совсем не ожидала: писала лишь для своих, на момент написания треда меня читало 80 человек», — заявила активистка.

Она добавила, что «если до осени дотянуть», то статья об оскорблении чувств верующих «отвалится за истечением срока привлечения». «Оскорбительные» картинки были опубликованы еще в 2016 году.

Что дальше

По словам Марии Фроловой, помощь ей предложили представители правозащитной организации «Агора», «Открытой России», Московской организации защиты политзаключенных.

Первое заседание по делу барнаульской активистки пройдет 6 августа. Вместе с адвокатом девушка будет добиваться рассмотрения дела в общем, а не в особом порядке (без признания вины, с изучением доказательств и вызовом свидетелей).

Статья 282

О том, что статья 282 УК России («возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») применяется необоснованно часто, во время «прямой линии» с президентом говорил писатель и депутат Госдумы от КПРФ Сергей Шаргунов.

Он вспомнил «молодых патриотичных ребят, которых осудили за создание группы по проведению референдума об ответственности власти в стране. Речь шла в том числе о журналисте РБК Александре Соколове. Его приговорили к 3,5 годам колонии за участие в «экстремистском сообществе».

«Экстремисты» обсуждали вариант референдума, согласно которому народ должен оценивать заслуги президента и депутатов после окончания их полномочий.

Если избиратели выберут вариант «Заслуживает наказания», то народный избранник попадет в заключение на столько лет, сколько он был у власти.

Шаргунов тогда отметил, что по этой статье можно было бы «посмертно осудить Пушкина, Толстого, Достоевского, Маяковского, а их сочинения изъять».

Владимир Путин на это заявил, что «не нужно доводить все до маразма и до абсурда» и предложил депутату выработать предложения по изменениям статьи вместе с Общероссийским народным фронтом.

Помимо журналиста РБК по 282-й статье судили и «ловца покемонов» Руслана Соколовского.

Видеоблогер в 2016 году играл в Pokemon Go в Храме-на-Крови в Екатеринбурге, а затем выложил запись этой акции на YouTube. Ему дали 3,5 года условного заключения.

Еще одно резонансное дело — арест директора Библиотеки украинской литературы в Москве Натальи Шариной. Она получила четыре года условно за то, что в библиотеке нашли запрещенные книги.

Националиста Максима Марцинкевича по прозвищу Тесак, известного своими рейдами против приезжих наркоторговцев и педофилов, трижды судили по статье о разжигании розни за видеоролики, размещенные им в соцсетях.