Ловушка для президента: зачем Трамп ездил в СССР и как им заинтересовался КГБ

Фото: Ленинград. 1 июля 1987 г. Американский предприниматель Дональд Трамп с супругой Иваной во время посещения Дворцовой площади. Блохин Максим/Фотохроника ТАСС

Президенту США Дональду Трампу постоянно приходится опровергать свои связи с Москвой. Сторонников теории заговора «Трамп — агент Кремля» не убеждают ни пламенные речи президента, ни введение новых антироссийских санкций. Не добавляет популярности Трампу и «российский след» в его биографии. Издание New Republic разбиралось, зачем молодой девелопер ездил в СССР и как советские и чехославацкие спецслужбы могли добыть и использовать компромат на будущего президента Соединенных штатов.

Дочь тайного осведомителя

Холодный декабрьский день 2017 года. Олег Калугин встречает гостей на пороге своего дома в Роквилле, штат Мэриленд, пригороде Вашингтона, где живут представители верхних слоев среднего класса. Его дом со смещенными уровнями пола ничем особенным не выделяется среди подобных ему в этом районе, но вот хозяин его — человек весьма неординарный. Калугин — бывший высокопоставленный сотрудник КГБ, получивший американское гражданство.

Родившийся в Санкт-Петербурге (тогда — Ленинград) 83-летний Калугин живет в получасе езды от Белого дома, который КГБ, десятилетиями держал в центре своего прицела. В Комитете он возглавлял управление контрразведки. Радушный хозяин Калугин проводит экскурсию по своей обширной библиотеке, занимающей три комнаты. И демонстрирует себя в качестве реального исторического персонажа, человека, сумевшего приспособиться к реалиям «холодной войны».

Когда речь заходит о советских лидерах — Юрии Андропове, Михаиле Горбачеве и Борисе Ельцине — то Калугин, знавший их всех, может потчевать вас историями часами. Он даже был боссом многообещающего молодого офицера КГБ, которого звали Владимир Путин.

В эти дни Калугин (которого в России заочно признали виновным в измене Родине) представляет особый интерес как человек с опытом руководства контрразведывательным управлением КГБ, где он стал мастером в том самом ремесле, что было задействовано, чтобы поймать в ловушку Дональда Трампа. Эта операция началась в 1978 году, когда Трамп, недавно впервые женившийся на Иване Зельничковой, приехал в Чехословакию, на родину супруги. Молодожены привлекли повышенное внимание со стороны чешского министерства госбезопасности (StB) — агент спецслужб начал следить за Иваной, а позже несколько раз встречался с ней.

Для StB держать в поле зрения чехов, уехавших из страны, было стандартной процедурой. «Госбезопасность постоянно наблюдала за гражданами Чехословакии, живущими за рубежом, — говорит историк, сотрудник пражского Института исследования тоталитарных режимов Либор Свобода. «Они приезжали сюда, а спецслужбы использовали агентов для слежки за ними. Они хотели знать с кем встречаются приехавшие, о чем они говорят. Это была своего рода паранойя. Они боялись, что эти люди могут работать на западные спецслужбы. Такой же подход они использовали и в отношении родственников уехавших».

Как писала немецкая газета Bild, начиная с 1979 года в зашифрованных досье StB отмечается, что «раз в год телефонные переговоры между Иваной и ее отцом должны ставиться на прослушку. Их переписка также контролировалась». Агент, что следил за Иваной, пользовался псевдонимами «Лангр» и «Чод». На досье StB стоит гриф «совершенно секретно», называются они «Слусовице», «Америка» и «Капитал». Все указывает на то, что на Трампа пытались собрать как можно больше информации в течение продолжительного времени.

«StB предполагала, что американские спецслужбы могут использовать Ивану Трамп. А StB в свою очередь хотела использовать Трампа, чтобы добывать информацию об американском высшем свете», — говорит Свобода.

Архивы StB указывают, что спецслужбы следили за отцом Иваны, Милошом Зельничеком. Когда в 1977 году он собрался вылететь в США на свадьбу Иваны, Зельничека по указанию StB обыскали в аэропорту. «Он предоставил информацию, которую секретная полиция и так получила уже из других источников», — говорит Петр Блазек из Института изучения тоталитарных режимов. По его мнению, этот обыск был своего рода предупредительным выстрелом — если Зельничек не будет сотрудничать со спецслужбами, то за рубеж он больше не поедет.

Зельничек не передавал компрометирующие материалы, но он мог предоставить минимальный объем информации, чтобы избавиться от давления со стороны StB. «Отец Иваны был отмечен как тайный осведомитель StB», — рассказал изданию The Guardian чешский историк Томаш Вилимек. «Однако, это не значит, что он был агентом спецслужб. Власти ЧССР заставили его сотрудничать с ними из-за его поездок в США к дочери. В противном случае, его не выпустили бы из страны».

В конечном счете, мы не знаем точно, когда КГБ впервые завел досье на Дональда Трампа. Но для чешской секретной полиции было бы в порядке вещей поделиться с КГБ сведениями о чете Трампов. Более того, Трампа настолько высоко ценили как объект интереса, что StB послало шпиона в США, чтобы он отслеживал перспективы политического роста Трампа более 10 лет.

Острый приступ русофильства

Неясно насколько сам Трамп был осведомлен о контактах родственников своей жены с чешскими спецслужбами, но когда в 1985 году к власти пришел Михаил Горбачев, которому было суждено стать последним лидером Советского Союза, и начал продвигать политику перестройки и гласности, что снизило накал «холодной войны», Трампа поразил острый приступ русофильства.

В прошлом его участие в политике ограничивалось тем, что он заставлял своего юрисконсульта Роя Кона выторговывать снижение налогов на недвижимость, разрешения на строительство и тому подобное — или же делал политические пожертвования, чтобы добиться того же. Неожиданно, Трамп превратился в псевдоавторитета в области ядерного оружия и начал утверждать, что он может сыграть ключевую роль в ограничении стратегических ядерных арсеналов.

Фото: Publicism.info

Трамп затронул эту тему в интервью журналисту Рону Розенбауму, которое было опубликовано в ноябре 1985 года в журнале Manhattan, Inc. Трамп тогда заявил, что «ничто не волнует его так, как распространение ядерного оружия». Чрезвычайно невероятная страсть для человека, воплощавшего показное потребление.

Трамп начал с того, что рассказал Розенбауму о своем покойном дяде Джоне Трампе, профессоре Массачусетского технологического института. Дядя и объяснил племяннику, что ядерные технологии уже настолько упростились, что однажды можно будет собрать бомбу у себя в подвале. «Когда это говорит крайне сведущий в теме человек, ты по-настоящему пугаешься», — поделился Трамп своими страхами с журналистом.

То, что происходило на этом интервью, было абсолютно нехарактерно для Трампа. Розенбаум, кто угодно, но никак не поклонник Трампа, говорит, что девелопер, «похоже, действительно был озабочен масштабами той угрозой, что несли миру ядерные ракеты». Он даже не воспользовался случаем прорекламировать достоинства Trump Tower. Вместо этого, вспоминает Розенбаум, Трамп предпочел показать себя как «человека, озабоченного действительно серьезными проблемами. То, что его дядя был ученым-ядерщиком, давало ему право выступать с такими заявлениями».

Похожую подачу Трамп сделал и в интервью The Washington Post. «Некоторые люди обладают способностью вести переговоры. Вы рождаетесь с этим искусством. Оно или есть у вас или его нет».

И от отсутствия уверенности в себе он не страдал. «Потребуется часа полтора, чтобы выучить все необходимое о ракетах», — заявил Трамп. «Я думаю, что уже так или иначе, я большую часть выучил».

Но это вовсе не значит, что он не обращался к экспертам. Как сообщал The Hollywood Reporter, несколько месяцев спустя, в 1986 году он настоял на встрече с бостонским кардиологом Бернардом Лоуном, получившим известность как изобретатель дефибриллятора и лауреат Нобелевской премии, которую он разделил с личным врачом Михаила Горбачева Евгением Чазовым.

После награждения Нобелевскими медалями в Осло, Лоун и Чазов приехали в Москву и встретились с советским лидером Михаилом Горбачевым. Не успел Лоун вернуться в США, как получил послание от Трампа. Тогда врач ничего не слышал о Трампе, но втайне понадеялся, что девелопер выступит донором его фонда, Lown Cardiovascular Research Foundation, которому тогда очень не хватало средств.

Они встретились в офисе Трампа на 26 этаже Trump Tower. «Я понятия не имел о его мотивах», — рассказывает Лоун. «Мы сели обедать, Трамп выглядел очень угрюмым, очень сосредоточенным».

«Расскажите мне все, что вы знаете о Горбачеве», — попросил бизнесмен кардиолога.

После того как Лоун минут двадцать рассказывал о своем опыте общения с советским лидером, он вдруг осознал с досадой, что Трамп его не слушал. «Я понял, что он не может надолго концентрировать свое внимание», — рассказывает Лоун. «Возможно, он был занят чем-то другим, но чем, я не знал».

Лоун решил взять быка за рога. «Зачем вам нужно это знать?», — спросил он.

И тут момент Трамп выложил свой грандиозный план:

»Если я буду знать, что представляет собой Горбачев, я смогу попросить моего доброго друга Ронни сделать меня полномочным послом США при Горбачеве».

«Ронни?», — переспросил Лоун.

Он не знал, что Трамп нанял влиятельную лоббистскую фирму Black, Manafort & Stone вскоре после того как она открылась. Ее основатели, Чарльз Блэк, Пол Манафорт и Роджер Стоун только что сыграли ключевую роль в оглушительной победе Рональда Рейгана на президентских выборах 1984 года.

«Рональд Рейган», — объяснил Трамп.

Потом он хлопнул в ладоши и объяснил, как пообщавшись часок с Горбачевым, он завершит «холодную войну».

«Высокомерие этого человека и его невежество в том, что касается сложностей одной из самых трудных проблем, с которыми столкнулось человечество! И мысль, что он может решить ее в течение часа!»

Фото: 2 декабря 1985 года. Рональд Рейган и Ивана Трамп с супругом Дональдом Трампом в Белом доме во время визита короля Саудовской Аравии/ Wikipedia.org

Всегда — деньги. Всегда — сделка

Благодаря Горбачеву, «русский медведь» в итоге изобразил дружелюбную мину. Но это не относилось к КГБ. Он оставался самой эффективной и внушающей страх разведкой в мире, на которую работали более 400 тысяч офицеров в Советском Союзе и 200 тысяч пограничников. И это, не считая гигантского количества информаторов. И это, если не считать Первое главное управление, относительно небольшое, но престижное подразделение, занимавшееся разведкой за рубежом. В нем служили порядка 12 тысяч офицеров, а возглавлял его сторонник жесткой линии генерал Владимир Крючков, который, казалось, плыл против течения истории.

Экс-генерал КГБ Олег Калугин отмечает, что несмотря на все миролюбивые реверансы Горбачева в сторону Запада, Крючков оставался «истинно верующим, вечно подозревающим Запад и капитализм».

Крючков представляет особый интерес не просто потому, что он придерживался твердолобой «ястребиной» позиции. Благодаря сборнику его служебных записок «Инструкции товарища Крючкова: совершенно секретное досье операций КГБ за рубежом, 1975-1985», мы знаем, что к 1984 году он был крайне озабочен тем, что КГБ не удалось завербовать достаточное количество агентов в США. Ничто так не волновало Крючкова и он дал команду своим офицерам приглядеться не только к традиционным левакам, которые могли идейно симпатизировать Советскому Союзу, но и взять в оборот влиятельных представителей общества, таких как известные бизнесмены.

И вот, как будто по мановению дирижерской палочки Крючкова, в марте 1986 года началось политическое обучение Дональда Трампа. Тогда он встретился с советским послом при ООН Юрием Дубининым и его дочерью Натальей. Наталья Дубинина, член советской делегации при ООН, была сама по себе интересным персонажем по той причине, что, как было хорошо известно, в советской миссии работало много агентов КГБ. Дубинина рассказала «Московскому комсомольцу», что когда ее отец первый раз приехал в Нью-Йорк, он решила прокатить его по городу. Одним из первых зданий, что бросилось им в глаза, было Trump Tower на Пятой авеню.

Наталья рассказывала, что ее отец ничего подобного не видел и был настолько впечатлен, что решил, что должен сейчас же встретиться с владельцем здания. И вот, советский посол Юрий Дубинин с дочерью Натальей, в нарушение всех норм протокола, входят в здание и поднимаются на лифте в офис Трампа, чтобы нанести ему визит.

Не очень понятно, существовали ли какие-либо предварительные договоренности об организации этой крайне необычной встречи высокопоставленного советского дипломата с Трампом. Но несколько месяцев спустя на торжественном обеде, который давал косметический магнат Леонард Лаудер, случилось так, что Трамп оказался рядом с Юрием Дубининым, который продолжил без стыда и совести обольщать молодого магната-девелопера.

Фото: Wikipedia.org

Позднее Трамп описал в напыщенном стиле этот разговор в своей книге «Искусство сделки». «Слово за слово, и вот я уже обсуждаю возможность строительства большого роскошного отеля через дорогу от Кремля в партнерстве с советским правительством».

Как объясняет Калугин, для КГБ вербовка нового агента «всегда начинается с невинного разговора», наподобие этого.

По словам Натальи Дубининой, россияне стартовали удачно.

«Трамп тут же растаял. Он эмоциональный человек, несколько импульсивный. Ему требуется признание. И конечно, ему нравится, когда он получает это признание. Визит моего отца произвел на Трампа такой же эффект, как мед на пчелу».

Ну, а что касается того, какие цели преследовал Трамп, пытаясь заделаться государственным деятелем/политиком, то, возможно, частично ответ на этот вопрос он дал в интервью The Washington Post. По словам Трампа, к этому его подталкивал никто иной как его юрисконсульт Рой Кон, которого он так уважал. Человек, для которого мотивы всегда были просты. Первородны. Всегда — деньги. Всегда — сделка.

«Знаете, кто меня к этому подталкивает? — задал Трамп риторический вопрос. «Рой».

Хорошие новости из Москвы

По мере того как Трамп расширял свой бизнес, он все больше хотел для себя более широкой сцены. В январе 1987 года Трамп получил от посла Дубинина письмо, которое начиналось так «Мне доставляет удовольствие передать вам хорошие новости из Москвы». В письме отмечалось, что ведущее советское туристическое агентство «Интурист» выразило интерес к созданию совместного предприятия для строительства и управления гостиницей в Москве. Виталий Чуркин, позднее занявший пост постоянного представителя России при ООН, помог Юрию Дубинину организовать поездку Трампа в СССР.

Четвертого июля Трамп вылетел в Москву вместе с Иваной и двумя помощниками. Он осмотрел несколько потенциальных площадок для строительства, в том числе и вблизи Красной площади.

Он остановился в сьюте в гостинице «Националь», где в 1917 году жили Владимир Ленин и его жена. Как всопминал бывший агент ГРУ Виктор Суворов:

«Все — бесплатно. Веселые вечеринки с симпатичными девочками. А может быть и сауна, и девочки, и кто знает, что еще».

Все это, конечно, замечательно, за исключением одного момента: за всем этим 24 часа в сутки следил КГБ.

По окончании поездки The New York Times сообщала, что во время своего пребывания в Москве Трамп встречался с советским лидером Михаилом Горбачевым. «Очевидной темой беседы было возможность строительства Трампом отелей класса люкс в Советском Союзе. Но русские хорошо знакомы и с призывами Трампа к ядерному разоружению».

На самом деле, Трамп никогда не встречался с Горбачевым. Сообщения в СМИ, похоже, были всего лишь саморекламой Трампа. Более того, очень много вопросов осталось без ответа — что же действительно произошло во время визита Трампа? И не ясно, понимал ли Трамп, что «Интурист», по сути, был подразделением КГБ, и задачей его было шпионить за высокопоставленными туристами в Москве. «В мое время «Интурист» был как КГБ», — говорит Виктор Суворов. «Они давали добро людям на поездку».

Не ясно, знал ли Трамп, что «Интурист» обычно посылал списки ожидаемых гостей в Первое и Второе управление КГБ, исходя из запросов на визу. И знал ли Трамп, что его наверняка прослушивали?

Что мог подсмотреть КГБ? Олег Калугин, как бывший глава контртеррористического управления, хорошо знаком с использованием видеоаппаратуры для производства компромата, в частности, сексуального свойства. В то время КГБ широко практиковало найм молодых женщин, которые потом выдавали себя за проституток. Так заманивали в ловушку приехавших политиков и бизнесменов. А «Интурист» использовался Комитетом для слежки за иностранцами и постановки этих «медовых ловушек».

«В вашем мире вы часто просите молодых людей встать и отдать долг своей стране», говорил Калугин репортеру. «В России, иногда, мы просим наших женщин лечь».

Это, по мнению Калугина, это и могло случиться с Трампом во время его поездки в Москву в 1987 году. Тогда в его распоряжении «могло оказаться много юных дам».

Уточним, что Калугин не утверждает, что он видел подобный материал или же видел свидетельства его существования. Он высказывал свою точку зрения как бывший руководитель контрразведки КГБ, как человек, более чем осведомленный с его методами и практикой. «Я бы не удивился, если у русских есть досье на Трампа (и он об этом знает), собранное в ходе его поездки в Россию. В нем зафиксированы его встречи с молодыми дамами, которых контролировала советская разведка», — говорит Калугин.

Ошибки с масштабными последствиями

24 июля 1987 года, почти сразу же после возвращения Трампа из Москвы, на весьма необычном ресурсе, The Executive Intelligence Review, появилась статья, автор которой решительно утверждал, что, между магнатом и Кремлем происходит что-то таинственное. В статье говорилось:

«Советы смотрят намного более благосклонно на возможное участие в президентских выборах Дональда Трампа, нью-йоркского строителя, который составил состояние, спекулируя недвижимостью. Он владеет контрольным пакетом акций в печально известной, связанной с организованной преступностью компании Resorts International».

«Трамп съездил в июле в Советский Союз в круиз, оплаченный принимающей стороной, чтобы обсудить тему строительства для русских нескольких роскошных отелей.»

Действительно ли Советы поддерживали президентские устремления Трампа? Всерьез ли Трамп об этом размышлял? Ответ на второй вопрос начал обретать плоть и кровь менее чем через два месяца после его возвращения из России, когда Трамп обратился к работавшему на фирму Black, Manafort & Stone политконсультанту Роджеру Стоуну. Стоун работал еще с президентом Никсоном. Трамп вышел на Стоуна и его коллегу Пола Манафорта через Роя Кона. И хотя они работали в несколько различных сферах — Кон был бескопромиссным «решалой», Стоун — политическим стратегом и лоббистом — в значительной степени они были слеплены из одного и того же материала, весьма сомнительного с этической точки зрения.

Под присмотром Стоуна, 1 сентября 1987 года, спустя семь недель после возвращения из Москвы, Трамп неожиданно вдавил педаль газа в пол. И начал рекламировать свои недавно полученные знания о внешней политике.

Он заплатил около 100 тысяч долларов за полосную рекламу в The Boston Globe, The Washington Post, и The New York Times. Трамп призвал США перестать тратить деньги на оборону Японии и стран Персидского залива, «региона, представляющего для США второстепенный интерес из-за местных запасов нефти, но от которого почти абсолютно зависимы Япония и другие страны».

Рекламные тексты, публиковавшиеся под заголовком «С американской оборонной политикой нет ничего плохого, что нельзя было бы вылечить, проявив немного жесткости», знаменовали собой первый наскок Трампа на внешнюю политику, который был открыто пророссийским. Он призывал к демонтажу послевоенного западного альянса, это фактически была предтеча его программы «Сначала интересы Америки», которую он продвигал во время своей президентской кампании 2016 года.

«Мир смеется над американскими политиками, в то время как мы защищаем не принадлежащие нам суда, перевозящие нефть, в которой мы не нуждаемся, предназначенную для союзников, которые нам не помогут», — писал Трамп. «Пришло для нас время ликвидировать огромный дефицит, заставив Японию и других, которые могут себе это позволить, заплатить. Наша протекция в масштабах мира стоит сотни миллиардов долларов этим странам, и они должны тратить гораздо больше на свою безопасность».

Принимая во внимание необычайный успех западного альянса как основы американской внешней политики с момента Второй мировой войны, можно только гадать, подсказал кто-то Трампу или нет выступить с политической программой, которая так играла на руку Советам. Еще более поразительный момент, в статье Times, опубликованной на следующий день, было высказано предположение, что Трамп может принять участие в праймериз Республиканской партии 1988 года и побороться с Джорджем Бушем-старшим, занимавшим тогда пост вице-президента. «Никаких планов выдвинуть свою кандидатуру на пост мэра, губернатора или сенатора у Трампа нет», — заявил тогда его представитель. «Комментировать свои планы участия в президентской кампании он не будет».

Этот сигнал — отказ отвечать на вопрос, который никто и не задавал — прозвучал отнюдь не в абсолютном вакууме. Тем летом активист-республиканец Майк Данбар из Портсмута, штат Нью-Гэпмпшир, предложил Трампу выступить в Portsmouth Rotary Club, обязательной остановке кандидатов в президенты в первом штате, где проходят праймериз. Обозвав вице-президента Буша, вероятного кандидата от республиканцев, и другого соперника, сенатора Боба Доула, «фальшивками», Данбар заявил, что собрал деньги и тысячу подписей, чтобы вписать Трампа в список кандидатов на праймериз.

Но Буш твердо удерживал инициативу в борьбе за выдвижение кандидатом от республиканцев, а у Трампа была еще одна проблема, которой нужно было заняться. Он чувствовал, что неуклюжий английский Иваны и ее отчетливый чешский акцент будут мешать ему во время предвыборной гонки. Это был несчастливый брак и он хотел развестись еще до того, как всерьез заняться борьбой за президентский пост. Однако, президентские приключения Трампа уже начались.

Президентские амбиции Трампа не произвели особого впечатления на американского избирателя в 80-ые годы, но иностранные разведки взяли его на заметку. Через несколько месяцев после визита Трампа в Нью-Гэмпшир Ивана вернулась на родину, где StB продолжала за ней плотно следить. Агенты StB предположили, что она всю поездку нервничала, так как считала, что за ней следили сотрудники посольства США в то время, когда она предположительно встречалась с чешскими оперативниками. Посол США в Чехословакии дважды приглашал ее в гости, но она отклонила приглашение.

А тем временем чешская секретная полиция отметила в секретном докладе, датированном 22 октября 1988 года, что «так как она супруга Д.ТРАМПА, то за ней установлено постоянное наблюдение … и любые ее возможные ошибки будут иметь для него масштабные последствия».

В дополнение к этому, в докладе StB содержалось два важных комментария. Впервые стало ясно, что Трамп решил выдвигаться в президенты. Вопрос был в том, когда он это сделает? «Хотя его перспективы быть избранным президентом выглядят призрачными», отмечалось в докладе, «Д.ТРАМП уверен в своей победе». Трамп, которому было всего 42 года, планировал выступить в качестве независимого кандидата на выборах 1996 года, спустя восемь лет, отмечали авторы доклада.

И, наконец, в досье StB было еще одно любопытное наблюдение относительно политического будущего Трампа. Там отмечалось, что его вынуждают баллотироваться в президенты. Но кто эти люди? Шла ли речь о компромате, полученном в результате использования «медовых ловушек»? К сожалению, четкого ответа на эти вопросы не было.

Текст: Craig Unger / Алексей Баусин (перевод)

Новости партнеров