Молодая исследовательница создала в России первую лабораторию по изучению редкого рака

Иллюстрация: Инфо24

Ученый Дина Степанова, которая занимается редким типом рака — нейрофиброматозами, построила в России лабораторию, она стала 14-й в мире. Но пока поддержку, в том числе и спонсорскую, ей оказывает только муж.

«Для примера, хорошая лаборатория в Америке — это два миллиона долларов в год. В России такие деньги, конечно, есть у некоторых лабораторий, но таких очень мало. Они все сконцентрированы в Курчатнике, в МГУ, в Физтехе есть, в принципе, хорошо финансируемые лаборатории. Если бы я первые три года получала по шесть миллионов рублей на лабораторию, то потом я могла бы сократиться до трех миллионов в год», — рассказала Степанова.

Лаборатория Степановой занимает бывшее помещение кафедры физики в РНИМУ имени Пирогова, и часть оборудования ученый смогла взять там. Но этого катастрофически не хватает. Сейчас, пока финансирование взять неоткуда, к примеру, концентрацию ДНК в плазмидном препарате делают на приборе 1980-х годов. Это неудобно, потому что приходится перемерять несколько раз, чтобы убедиться, что замеры были произведены правильно. В это же время в мире существуют приборы со вбитыми программами: капаешь каплю — получаешь результат.

По словам Степановой, нейрофиброматозами в мире болеет один из 25 тысяч человек, в России — один из 60 тысяч, а лабораторий существует всего 14. С обустройством ученому помогает супруг.

«Муж тут и за инженера, и за спонсора… Он, вообще-то, компьютерщик, мы в свое время с ним сходили вместе в поход и решили делить крышу, потому что так дешевле. И естественно, вопрос возник, чем ты занимаешься. Я ответила: „Я пробиваю российскую науку лбом«. И человек пришел сюда посмотреть и сказал, что тут надо так сделать, а тут розетка никуда не годится, а что это у вас такой старый микроскоп?» — отметила Степанова.

Она рассказала, что сейчас активно подает заявки на гранты и даже получает хорошие отзывы, но еще ни разу ей не выделили финансирования.

Новости партнеров