«Молитесь и повинуйтесь». Истории женщин из секты мормонов-многоженцев

Фото: American cartoon print filing series (Library of Congress)

Лидер секты мормонов-многоженцев Уоррен Джеффс за десять лет своего правления успел многое: завел гарем из восьмидесяти жен, стал отцом более 800 детей и получил пожизненный срок за педофилию. Бывшие члены полигамного культа, некогда изгнанные из общины за грехи, или бежавшие от насилия, вернулись в родной город, чтобы вдохнуть в него новую жизнь.

Живописный парк Коттонвуд раскинулся в долине среди изрезанных скалами глубоких каньонов. Здесь перед путниками, как на ладони, открывается сюрреалистичный пейзаж. Эти края издавна облюбовали для отдыха жители города Хилдейл (штат Юта). Местные знают, что в нетронутой красоте каньонов и скал есть что-то неизведанное, что зовет домой, когда уезжаешь из родного края.

С 1930-х годов эти земли были в руках Фундаменталистской церкви Иисуса Христа Святых последних дней – тоталитарной секты мормонов-многоженцев. До недавнего времени этот культ господствовал на всей территории общины Шорт Крик (Колорадо-Сити, Аризона и Хилдейл, штат Юта).

Секта мормонов печально известна по всему миру благодаря пастору Уоррену Джеффсу, приговоренному к пожизненному сроку за педофилию. Джеффс возглавлял церковь Святых последних дней около 10 лет — за это время он успел жениться на 80 женщинах и стать отцом более 800 детей.

Пастор Джеффс знал все о жизни своей паствы — в каждом доме Шорт Крика были установлены камеры видеонаблюдения.

Фото: Парк Коттонвуд, штат Юта / maxpixel.net

Адептам Церкви запрещалось разговаривать с незнакомцами, а между собой они могли общаться только в исключительных случаях.

Как вспоминает одна из жительниц Хилдейла, 50-летняя Леона Бейтмэн, в городе все «были знакомы, но совершенно не знали друг друга».

Самым суровым наказанием была разлука с семьей — непослушного члена церкви изгоняли из общины, чтобы он «покаялся вдалеке от дома». Мужчины, участвующие в миссиях покаяния, отправляли Джеффсу почти весь заработок, чтобы «вернуть доверие» и воссоединиться с родными. Фактически же, все деньги Шорт Крика проходили через Джеффса — он сколотил на своей пастве огромное состояние.

Международную известность Джеффс получил в мае 2006 года, когда оказался в списке десяти самых разыскиваемых преступников в США. В первый раз его арестовали в августе того же года в Неваде. В 2007 году его обвинили в сексуальных отношениях с несовершеннолетними, инцесте и соучастии в изнасиловании. Джеффса приговорили к 10 годам тюрьмы. А спустя три года, в 2010, приговор отменил Верховный суд штата Юта.

Затем Джеффса выдали правосудию соседнего Техаса, где пастора признали виновным в сексуальном насилии над детьми — преступления выявила полиция, нагрянувшая на ранчо мормонов в Техасе. В 2011 году лидеру мормонов дали пожизненный срок за многочисленные изнасилования малолетних прихожанок. Как рассказывали в суде, пастор связывал и насиловал девочек на глазах у его жен и приближенных.

С тех пор, как Джеффса арестовали, город сильно изменился — часть мормонов ушла из секты и начала новую жизнь. А в прошлом году Дониа Джессоп, бывшая участница секты, стала первой в истории города женщиной, возглавившей Хилдейл. И в город стали возвращаться люди, некогда изгнанные из общины за грехи, а сейчас — полные решимости изменить Шорт Крик.

Леона

В общине мормонов, где успешность мужчины измерялась числом его жен, Крейга Бейтмана всегда считали странным: все 35 лет он любил одну Леону. Порой он отшучивался, что ему и с одной женой хватает забот .

Леона, как и большинство детей в Шорт Крике, воспитывалась в семье многоженцев. Мать Леоны выдали замуж, когда ей было пятнадцать лет. В их семье было больше 30 детей. Мать с детства учила Леону, что единственное призвание женщины — заботиться о муже и как можно чаще рожать.

Женщина вспоминает о своем детстве с легкой грустью. Несмотря на то, что она росла в строгости, Леона считает, что до Уоррена Джеффса людям жилось лучше. По ее словам, при прошлом лидере мормонов — Рулоне Джеффсе — никто представить себе не мог, что вместе с его сыном в церковь придет время тотального контроля и изгнаний.

Фото: unsplash.com

В Шорт Крике всегда жили глубоко религиозные люди. Леона вспоминает, что когда была ребенком, мормоны больше общались и поддерживали друг друга. По ее словам, тогда в Шорт Крике, как и во всех патриархальных общинах, женщины страдали от домашнего насилия. И сперва Уоррен покорил их сердца тем, что запретил мужьям бить жен и детей.

«До Уоррена почти всех женщин били. И детей тоже. Когда он стал главой церкви, то первым делом запретил насилие. Он сказал, что немедленно выгонит из общины любого, кто ударит жену или ребенка. Впервые за всю историю у женщин появилось хоть немного власти над мужьями», — говорит она.

Спустя время, вспоминает женщина, пастору стали жаловаться на непослушных жен. И Джеффс отвечал мужчинам:»Забери у жены детей, выгони ее из дома, и пусть не появляется в церкви».

«Это было психологическое насилие, женщинам стало тяжелее, чем когда их пороли и избивали. Вот так он подчинял себе людей».

После ареста Джеффса секта раскололась, но до сих пор в Шорт Крике живет как минимум 10 тысяч мормонов. Сейчас за лидерство борются несколько кандидатов, и, по слухам, новым пастором может стать Рулон Джонсон. Однако, несмотря на все преступления Джеффса, мормоны по-прежнему считают его воплощением Бога на земле.

Леона рассказывает, что члены секты взяли на себя послушание: они часами сидят в деревянной клети, чтобы разделить страдания с живущим в неволе лидером. При этом, даже находясь за решеткой, Джеффс продолжает проповедовать – тысячи его последователей до сих пор слишком напуганы, чтобы выйти в мир, и со дня на день ждут конца света. Мормоны верят, что скоро наступит тысячелетнее царство, и Бог будет судить праведников и грешников. Кто пройдет испытание будет тысячу лет благоденствовать, остальные обречены на вечные страдания.

Фото: Фундаменталистская церковь Иисуса Христа Святых последних дней в Эльдорадо (Техас) / wikimedia.org

Хотя Джеффс сейчас за решеткой, это никак не исправит искалеченные жизни его последователей. Леона вспоминает, что когда ей было сорок, пастор изгнал за непослушание ее брата Джонни. Семья отказалась от него, боясь божьей кары.

«Брат просил нас о помощи. Джонни звонил, наверное, двадцати нашим родственникам, но все ему отказывали или просто вешали трубку. В конце концов он повесился. Брата нашли в номере отеля через десять дней после смерти. И мы до сих пор не знаем, что с ним случилось. Мы даже не были на похоронах».

Из-за Джеффса женщина потеряла не только брата — два года назад ее сын Рэнди тоже покончил с собой. В 2000 году, когда Рэнди изгнали из общины, семья отказалась от него так же, как когда-то от Джонни. И молодой человек подсел на наркотики. Позднее, в 2012 году, когда семья Леоны ушла из секты, они приняли Рэнди, но было уже слишком поздно. Спустя пару лет он покончил жизнь самоубийством.

Психологи отмечают, что бывшие члены сект часто совершают самоубийства, употребляют наркотики и страдают расстройствами сексуального поведения. Как только люди, за которых всю жизнь принимали решения, попадают в реальный мир, они с легкостью впадают в ту или иную зависимость.

После смерти сына Крэйг и Леона развелись. «Крейгу тяжело далась смерть Рэнди, он говорил, что не может жить в семье, не заслужил», — говорит Леона. Семь месяцев они жили порознь, но теперь снова вместе.

Леона считает, что Шорт Крик слишком долго был пронизан женоненавистничеством, и от него не так просто избавиться — соседние города до сих пор контролируют мормоны. Леона рассказывает:

«В соседнем городе живет мужчина. Он считает, что учить дочерей сексу — это его работа. И, как только девочкам исполняется 12, он начинает с ними спать. Некоторые местные девушки тоже прошли через подобное».

В 2012 году Крэйг засомневался в идеологии церкви Святых последних дней и убедил Леону уйти из секты. Тогда у Крейга уже была своя строительная компания и семья Бейтмэнов пользовалась уважением среди мормонов. Леона не хотела уезжать, боясь, что их плохо примут в миру.

Сейчас она, мать двенадцати детей, с улыбкой вспоминает о своих сомнениях. Недавно семья вернулась в Хилдейл и открыла первую в городе пивоварню The Edge of the World. Еще пару лет назад трудно было представить, что в городе, контролируемом мормонами, появится бар — никто бы не стал пить даже под страхом смерти.

Фото: Уорен Джеффс и прихожанки
Фундаменталистской Церкви Иисуса Христа Святых последних дней / facebook

Наверное, Леона как никто другой знает, что в жизни вне секты есть свои особенности. Чтобы помочь бывшим мормонам адаптироваться, она основала организацию Creekers. А для бывших прихожанок работает клуб Girlfriend, где каждую неделю женщины делятся своими переживаниями и поддерживают друг друга.

Прошлым летом Леона также организовала первый в городе «Лагерь храбрых женщин» для мормонок, пострадавших от сексуального насилия. «Благодаря этому лагерю стало известно о двенадцати изнасилованиях. Когда женщины только выходят из секты, они очень уязвимы: они привыкли слушаться мужчин, и у них нет образования. Некоторые из этих изнасилований были в церкви. И такое случается до сих пор, просто никто не говорит об этом», — говорит Леона.

Анна

Дом, в котором раньше со своими женами и детьми жил Джеффс, теперь стал символом возрождения Шорт Крика. В 2017 году Бриэль Декер, 65-я жена Джеффса, выкупила резиденцию Джеффса и пожертвовала ее благотворительной организации.

Благодаря Джене и Глину Джонс, недавно переехавшим в город, здание превратилось в благотворительный христианский центр «Dream Center». Здесь помогают обездоленным – дают жилье, консультируют и помогают в реабилитации.

Каждый четверг в особняке Джеффса проходят благотворительные вечеринки, а о зловещем прошлом напоминает лишь надпись у входа в здание — «Молитесь и повинуйтесь». Джонсы говорят, что не ведут христианских проповедей — сейчас любые религиозные организации крайне непопулярны среди жителей Шорт Крика.

С тех пор, как секта многоженцев развалилась, тысячи женщин с детьми остались без крова и денег. Сейчас в реабилитационном центре вместе с дочерью живет одна из бывших мормонок — Анна. Она вспоминает, что ее жизнь была трудной с самого детства — сверстники жестоко издевались над ней из-за того, что она родилась с заячьей губой. Над ней смеялся даже взрослый водитель школьного автобуса.

Когда Анне исполнилось 19 лет, она вышла замуж. Семья ее мужа не пользовалась уважением среди мормонов. Однако сейчас, оглядываясь назад, Анна рада, что все сложилось именно так — возможно, Джеффс и его приближенные не обращали внимания на ее дочерей именно из-за низкого статуса семьи.

«Я рада, что мы были вне круга приближенных, что нас даже избегали. Наши девочки были для них недостаточно хороши».

Как и Леона, Анна вспоминает, что мормонам хорошо жилось до того, как церковь возглавил Уоррен Джеффс. Самые светлые детские воспоминания Анны связаны с ее отчимом, добрым и дружелюбным человеком, который работал в общине поваром. Она помнит, как однажды проснулась, и ей сказали, что отчим пропал. Позднее выяснилось, что Уоррен изгнал мужчину, чтобы он принес покаяние за грехи. Долгое время в семье даже не догадывались, за какие прегрешения их лишили отца.

«Мы пять лет не знали, что с ним. Потом нам сообщили, что он скончался. Джеффс и руководство собрали нас и рассказали, что над ним был Божий суд, он был по правую руку от Бога и его прославили на небесах», — вспоминает Анна.

Дети вздохнули с облегчением, узнав, что отец искупил себя в глазах Господа. Но на следующем собрании их ждал неприятный сюрприз: Джеффс рассказал общине о Божьем откровении, что отчима Анны низвергли в ад. По словам Джеффса, мужчина каялся за то, что не доложил о грехе своей женщины — по вине одной из его жен, работавшей акушеркой, умер недоношенный ребенок с уродствами.

Фото: Дом Уоррана Джеффса / wikimedia.org

Почти все жители Шорт Крика — кровные родственники, и из-за кровосмешения в регионе широко распространены генетические аномалии. Анна говорит, что при рождении ребенок весил около 700 грамм, и у него были «не все конечности».

По словам Анны, отчим всегда пользовался уважением среди прихожан, и в последнее время он стал задавать Уоррену слишком неудобные вопросы. И ей очень горько, что в тот день Джеффс уничтожил добрую память об ее отце.

Когда отчима Анны изгнали, девушка впервые задумалась: почему все, что Джеффс делает во благо людей, оборачивается одними страданиями? Позднее, когда Анне удалили матку, пастор велел мужу больше к ней не прикасаться. Анне тогда было 32 года и, муж взял в жены ее родную сестру.

После того, как Джеффса посадили, муж Анны ушел из секты. Сначала она не посмела уйти следом — Анна верила, что Бог проклянет их семью. Спустя пять лет Анна наконец решилась. Посреди ночи она и дети взяли самое необходимое и тайком выбрались из дома. По словам дочери Анны, братья и сестры не хотели уходить, опасаясь вечного проклятия. «Они говорили: «Мама, ты ведешь нас в ад! А я думала: «Пойдем, мама, скорее!», — вспоминает она.

Первое время семье было трудно — несколько месяцев они скитались по дешевым отелям, а потом и вовсе стали бездомными. Сейчас Анна с мужем подыскивают квартиру в аренду, и, несмотря на то, что сестра Анны с детьми до сих пор в секте, они готовы взять ее к себе. Анна говорит, что хоть ей и трудно было смириться, она скучает по сестре и будет рада ее возвращению.

После выхода из секты Анну ждали новые открытия. Так, на встрече у Леоны женщина в первый раз попробовала алкоголь. «Я впервые напилась на встрече у Леоны, мне было плохо три дня. Последние четыре месяца мне тяжело дались. И одна из девочек спросила: «Расскажи, что с тобой?» Я начала плакать, и все ей выложила. И она говорит: «Пойдем потанцуем». И я просто отпустила себя. И муж разрешил. После я ему сказала: «Никогда больше не позволяй мне напиваться!»

В прошлом году Анна пришла на одно из собраний клуба Girlfriends. Там ей дали почитать дневники молодой девушки, которая только что ушла из секты. «Ей было восемь лет. Кто-то пришел к ней, завязал глаза, надел капюшон на голову и отвел в комнату, где повелел раздеться. Потом ей присвоили номер. Она была шестой по счету. Ее отвели в другую комнату, где был Уоррен Джеффс». «Я прочитала это и была совершенно потрясена», — рассказывает Анна.

«Я вспомнила, что меня изнасиловал именно Уоррен. Это было в доме его отца, и ему было 19 в то время. Я вспомнила, что после изнасилования он сказал мне то же самое, что и той девушке. Уоррен пригрозил ей:

«Если ты скажешь кому-то, будешь гореть в аду. Ты в самом деле сгоришь!»

А мне он сказал: «Если ты кому-нибудь расскажешь, сгоришь в аду. Сгоришь в огне», — вспоминает она.

Дониа Джессоп

Мормонам тяжело дались изменения в Шорт Крике. Могли ли они представить, что город, который десятки лет контролировали многоженцы, однажды возглавит женщина? Просто они не брали в расчет, что однажды в Хилдейле появится Дониа Джессоп.

В 2012 году Дония и ее муж Джо, так же как и Леона, покинули секту. По словам Донии, за все время она ни разу не столкнулась с насилием — все женщины в их семье были решительными, с сильным характером. И муж даже не требовал, чтобы Дония стала тихой покорной женой.

Впрочем мормоны меньше всего ценили в женщинах решительность и уверенность. «Я хорошо знала правила. Когда мы собирались на встречу с лидерами или в церковь, или что-то в таком роде, я никогда не вставала перед Джо. Джо всегда был первым, когда мы пожимали знакомым руки в церкви. Только потом я и дети. И многие мужчины пожимали руку только ему, не мне».

Однако даже в обществе мормонов Дония сумела занять руководящую должность — Дониа стала президентом мормонского Общества милосердия, где прихожанки вручную шили одежду для нуждающихся. Тем не менее, когда Джо решил уйти из секты, Дониа с облегчением выдохнула.

От пары отвернулись все их друзья-мормоны, и Дония убедила мужа начать новую жизнь в 80 км от дома — в городе Санта-Клара. А в 2015 году, когда они собрались купить там дом, Джо неожиданно решил вернуться.

«Когда мы вернулись, я почувствовала, что из Хилдейла вырвали сердце. И поняла, что могу вдохнуть новую жизнь в город», — вспоминает Дониа.

Когда подошло время избирать нового мэра, Дония не могла оставаться в стороне. И хоть ее соперниками в избирательной гонке были всего двое мужчин, на деле против нее были все мормоны. Она вспоминает, что все ее агитационные вывески были исписаны непристойностями.

После неожиданной победы Донии десять мужчин из городского совета в знак протеста подали в отставку. Один из них объяснил свое решение в публичном письме:

«Дело дошло до того, что мне приходится выбирать между религией и работой, и я выбираю религию. Моя вера говорит, что женщина не может руководить мужчиной ни в обществе, ни в семье».

С тех пор, как Дония стала мэром, она уже многое успела — благоустроила парк Коттонвуд и обновила городскую инфраструктуру. В прошлом месяце в городе открылся новый художественный центр, строятся новые школы, спортивные площадки и даже театры для детей, где вскоре будут ставить пьесы. Все это было под запретом еще пару лет назад.

Конечно, все это требует сил и решительности, и, кажется, что одной Донии это никак не потянуть. Но ей помогают сотни в прошлом покорных и послушных жен — их характер выкован тяготами прежней жизни.

«Несмотря на боль, побои и синяки, именно женщины каждое утро вставали с постели, заботились о детях, зарабатывали деньги и следили, чтобы у семьи было все необходимое, — говорит она. »

Мужчины же могли сидеть дома, сложа руки, и зализывать раны. В этом мире все так. И так было с времен, как мы были созданы. Женщины чертовски сильные, и каждый день преодолевают трудности.»

Нелегко управлять городом, добрая половина которого будет рада, если Дониа оступится. Но она, похоже, счастлива снова быть дома и всем сердцем любит свою землю. И, кажется, блудные дочери и сыновья Шорт Крика как никто другой знают, что в этой красной почве и нетронутой красоте каньонов и скал есть что-то неизведанное, что зовет домой, когда уезжаешь из родного края.