На обложке Tatler впервые появилась трансгендерная героиня Наташа Максимова

Фото: tatler.ru

На обложку Tatler поместили женщину-трансгендера. Это первый случай в истории российских глянцевых журналов.

В документах Наташи Максимовой не всегда было написано «пол – женский». В апрельском номере «Татлера» будет опубликована история о ее жизни не в своем теле, смене пола и каминг-ауте в стране, где это слово считается ругательством. Его Наташа совершила осенью, в своем Instagram. Просто написала: «Здравствуйте, меня зовут Наташа... Оказавшись в детском социуме, я вдруг столкнулась, дико недоумевая, с тем, что далеко не все дети, как, впрочем и взрослые, были готовы согласиться, что я – именно Наташа. Для них я была тем, кем была записана казенным почерком в метрике». К посту прилагались черно-белые фотографии из семейного альбома: симпатичный мальчуган с грустными глазами Малыша из «Карлсона» в окружении любящих родителей.

View this post on Instagram

А вот и наша долгожданная обложка, про которую давно говорят в телеграме. Возможно, вы спросите: «А это кто?» Мы ответим: Наташа Максимова, особенный человек для татлеровской Москвы и татлеровского Парижа, широко известный в этих узких кругах. Мы искренне уверены: в 2020-м необязательно ставить на обложку только звезд с миллионными инстаграмами и мудрыми цитатами о смысле жизни. «Татлер» всегда охотился за историями, от которых не оторваться. История Наташи Максимовой — много лет назад, в Казахстане, ее звали мужским именем — именно такая. Наташа родилась в чужом теле и говорит, что у нее было два пути: сделать операцию по смене пола или выйти в окно. Она выбрала первый. И рискнула очень честно об этом рассказать: о детстве, переезде в Париж, бельгийском хирурге, который превратил ее в Наташу, о маме, которая поддержала сразу и безоговорочно, о папе, который так и не смог этого принять, о своем муже... Наташа, мы еще раз благодарим за доверие.❤️ И очень надеемся, что этот журнал даст надежду тем, кто в ней нуждается. Отрывок из интервью читайте по ссылке в профиле. 📸: @olgaizakson Стиль: @ngoldenberg Макияж: @molchanof Укладка: @kochegov_konstantin

A post shared by tatler_russia (@tatler_russia) on

Мы публикуем отрывок из текста Ксении Соловьевой о том, как этот мальчуган прошел тернистый путь до музы российских дизайнеров и богини Шестнадцатого арондисмана.

Я не помню, когда увидела ее впервые. Вероятно, на показе Dior на Красной площади летом 2013-го, когда там еще можно было устраивать что-то кроме катков. Наташа пришла в черном платье-сетке Givenchy Couture, которое лишь чудом скрывало то, при виде чего Красная площадь зарделась бы окончательно. А может, я увидела ее в Париже, в компании Ренаты Литвиновой – они дружили много лет, а долго рядом с Ренатой Муратовной может находиться только настоящая богиня. Я знала о Наташе немного. Вроде бы родилась в Казахстане, но живет на два города – Париж и Москву. Синхронно переводит с английского и французского. Одевается в большие, модные марки. С блестящим чувством юмора. Я слышала, что она помогает Летиции Крайе, в те времена отвечавшей в Chanel за аксессуары (в телефоне у Миши Друяна Максимова до сих пор записана как «Наташа Шанель»). Еще Наташа любила танцевать с Виталием Козаком и Андреем Артемовым, но у нее всегда были грустные глаза Джин Сиберг.

Максимова никогда не суетилась, говорила богатым низким голосом и казалась парижанкой большей, чем все те, кто родился в XVI арондисмане. На фоне московских светских девушек, которые истязали себя кейлом и бесконечно затевали стартапы, она была гостьей из прекрасной эпохи. Ей невозможно было задать вопрос: «What do you do for a living?» Те, кто все же задавал, слышали в ответ: «I am Natalia Maximova. It’s a full time job».

Потом мы встречались, когда я делала статью об Илоне Столье, еще одной близкой Наташиной подруге. Илона тогда кроваво разводилась и как на работу ходила в Басманный суд, а Максимова с ней. Даже выступала, доказывая, какая Илона заботливая мать. Подозреваю, свидетелей по делу, клянущихся на жакете Chanel, отечественное правосудие до Наташи не видело.

И вот что интересно: мне, человеку по долгу службы пытливому, никогда не приходило в голову задавать о ней слишком много вопросов. Почему-то чувствовалось, что в ее случае любопытство не comme il faut.

Каминг-аут, который привел Максимову на обложку «Татлера», случился спонтанно. В высокотолерантном городе Антверпен, где Royal Academy of Fine Arts, Вальтер ван Бейрендонк и алмазная биржа, на глазах Наташи несколько молодых людей принялись оскорблять девушку «в стадии недоФрансуазы». И почему-то обратились к проходившей мимо Максимовой за одобрением. Тут уж она на своем прустовском французском, который по случаю был расцвечен некоторыми выражениями из лексикона Луи-Фердинанда Селина, высказала все, что думает по этому поводу. Юноши оторопели. Самое смешное, что спустя пятнадцать минут они все вместе пили шампанское, рассказывали друг другу истории из жизни и удивлялись, какие разные у мира лица и не только они.

«У меня никогда не было потребности в каминг-ауте, – рассказывает мне сейчас Максимова. – Знаете, я просто поняла в тот момент, что не имею права не защищать других. Не имею права молчать».