USD

71.24

·

EUR

82.73

·

BTC

60,871.40

31 июл. 2020 / 02:23 Общество Игорь Быкин

Ольга Романова использует фонд «Русь Сидящая», чтобы увести из-под носа квартиру собственного сына

Ольга Романова использует фонд «Русь Сидящая», чтобы увести из-под носа квартиру собственного сына

h-mat-img

Сегодня в Москве прошел достаточно странный судебный процесс, участниками которого стали члены семьи Ольги Романовой, а именно ее сын Дмитрий Романов и дочь Анна Иванова. Дмитрий подал в суд на мать и сестру за то, что те якобы продали по доверенности его «однушку» в Марьиной Роще за миллион рублей, и еще часть в другой, «семейной квартире», за полтора миллиона, за его спиной, притом, что на рынке эта недвижимость стоит в разы дороже.

Условия получения этой доверенности сам же Дмитрий описывает следующим образом:

«Четыре года назад я счастливым образом женился на Изабелле. Лучшее решение в жизни, чего уж тут. Мы почти сразу уехали за границу. Свою однушку в Марьиной Роще я перед отъездом думал сдать кому-нибудь славному, но тут появилась Романова (мать Дмитрия – прим. ред.): а пусти пожить сестру, у нее сейчас ни денег, ни работы, просить тебя она стесняется, к тому же о коте позаботится лучше чужих людей (спойлер - она его вскоре просто убьет). Мне квартиры не жалко! Заодно Романова попросила оформить на нее гендоверенность. И за сестрой поможет приглядеть, и мои какие-то штуки якобы сделает, если будет нужно, а я сэкономлю на самолетах и вообще. В итоге я отнюдь не сэкономил на самолетах».

Какие именно «штуки» обещала сделать Ольга Романова для сына, что тот согласился «заодно» оставить ей доверенность, по которой можно продать имущество, автор поста не объясняет. Это станет известно в дальнейшем, в ходе судебного разбирательства, пока мы можем только задаваться вопросами и изучить суть дела, исходя из обвинения. Пока в этой запутанной истории есть одна, по крайней мере, недостающая деталь, которая смогла бы расставить «все точки над i», – мотив действий Ольги Романовой.

Сор из избы

По словам Дмитрия, «погода в доме» всегда была хорошая, и ничего не предвещало беды: «Нужно отметить, что у нас с Романовой и Ивановой всегда были, ну или уж точно последние четыре года были неплохие такие семейные отношения (как казалось мне!). Иногда собачились, но лучше среднего из того что я видел в мире семейных отношений». Но тут сын разоблачает заговор, который три (!) года за его спиной плетут близкие друзья и родственники, и мать заявляет Дмитрию: «“У тебя своего никогда ничего не было, нет и не будет”, “Ты проиграешь суд” (в который я даже и не обращался тогда)». «А еще сказала, что накладывает на меня свое материнское проклятье. Не спрашивайте, сам не знаю», - пишет Дмитрий. Также сын призывает не ходить на суд, и разобраться во всем самостоятельно, исходя из его постов в социальных сетях: «Призываю, однако, не ходить в суд (не знаю, можно ли сейчас в Москве вообще туда ходить). Ну, на всякий случай. Я расскажу тут, что было».

Так или иначе, поскольку делопроизводство открыто, задавать вопросы предстоит уже гос.обвинителю и стороне защиты. Ведь Ольге Романовой и Анне Ивановой только по первому обвинению грозит до 10 лет тюремного заключения. «Вообще, я подал два иска к Романовой и Ивановой (по числу заключенных ими незаконных, как я считаю, договоров) плюс еще одно заявление на Петровку о мошенничестве и хищении», - пишет в Facebook Дмитрий Романов. «То есть в первом случае прошу суд в рамках гражданско-правовых отношений аннулировать сделки и просто вернуть все как было, а во втором прошу разобраться, не было ли тут уголовки (моя позиция - была, но решаю это не я)».

В своем посте на Facebook он также приводит соображения о том, на какие деньги с ним будет судиться Романова: «Вероятно, представлять ее будут оплаченные на народные деньги или на гранты адвокаты ее фонда. Норм прикол, как мне кажется».

My Russian Rights

Со слов Дмитрия, в 2019 году, когда они вместе с супругой Изабеллой Левиной, собрались вернуться из Израиля в Россию, ключи от квартиры сестра ему не вернула, сославшись на то, что «однушку» уже снимает шеф-редактор сайта Harper's Bazaar Дарья Халфина. «Даша Халфина же - одноклассница моей сестры, ее я знаю восемь лет. Нас, наверное, не назовут друзьями или даже приятелями, но мы должны быть в категории “хорошие знакомые”», - объяснят он. При этом сестра попросила «не выгонять Дашу», а поступок свой объяснила тем, что ей нужно было найти деньги на ремонт, который она сделала в этой квартире, и предложила брату заключить договор аренды жилья со своей бывшей одноклассницей. «Даша была ок с таким поворотом. Мы подписали документы. Жить мне в Москве снова стало негде, и я уехал», - описывает ситуацию Дмитрий.

Между тем, договор аренды, по словам пострадавшего, был не что иное, как фикция, созданная лишь для того, чтобы тянуть время: «Срок оспаривания сделок купли-продажи в России составляет три года. Я приехал в Россию буквально за несколько дней до истечения этого срока. Для Романовой, Ивановой и теперь уже Халфиной время делилось на часы - лишь бы я не догадался и не успел воспользоваться своим правом оспорить сделку». И тут же уповает на российскую Фемиду: «Тут позволю себе заметить, что канал Романовой на YouTube называется My Russian Rights. Ольга Романова вместе со своими сообщницами очень технично пытались лишить меня My Russian Rights. Впрочем, российское право предусматривает восстановление сроков давности. Все сообщения с враньем, да и вообще все сообщения, на которые я тут ссылаюсь, заверены нотариально, представлены следователям и будут представлены суду».

Зачем все это было нужно?

На этот вопрос Дмитрий отвечает так: «Буквально через несколько дней после того, как суд назначил первое заседание по делу, Романова объявила о закрытии “Руси Сидящей”. Вот тебе кто-то зачем-то хочет дать пару миллионов, но это деньги непонятного происхождения. Может быть даже криминального. И ты вроде как хочешь их взять, но как все оформить? Точно, у тебя же есть договор, по которому кто-то получил примерно столько денег, а еще доверенность от этого человека. И он обо всем этом не знает».

Подводя итог своего поста, Дмитрий обвиняет (по крайней мере, в Facebook) мать не только в рейдерстве, но и в «отмывании денег» через благотворительный фонд, существующий на пожертвования. При том, что фонд по своему прямому назначению должен был оказывать «помощь осужденным и их семьям, <…> тем, кто пострадал от российского правосудия».

Так по иронии судьбы российское правосудие совсем из другого угла, затронуло Ольгу Романову. И хотя сейчас еще рано делать какие-то выводы относительно данного дела – во всем предстоит разбераться суду и следствию – пока можно резюмировать эту историю диалогом героев Камиля Ларина и Михаила Ефремова из к/ф «День выборов 2»:

- Кто-то же должен отвечать.

- Ну да, ну да… Перед законом все равны.

- Наверняка.

Напомним, в 2018 году фонд «Русь Сидящая» получил статус «иностранного агента» из-за гранта от Евросоюза на открытие в регионах «юридических клиник». Данные организации, как и сам фонд, по изначальному замыслу должны были оказывать юридическую помощь заключенным и незаконно осужденным российским гражданам. При этом сам же фонд и подал заявление на включение в список «иностранных агентов». Об этом сообщил руководитель юридического подразделения Алексей Федяров.

27 июня на страницах Facebook фонд объявил о своем закрытии, обвинив в этом бывшего сотрудника Динара Идрисова. По словам Ольги Романовой, Ирдисова уволили якобы за взятки, которые он брал у людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. После своего увольнения экс-сотрудник подал в суд на организацию, выиграл его, и потребовал 1,3 миллиона рублей в качестве моральной компенсации. «Денег таких нет, как больше нет и помощи», - заключила глава фонда Ольга Романова.

В 2014 году Ольга Романова баллотировалась на выборы депутатов Мосгордумы, однако впоследствии сняла свою кандидатуру, объяснив это множеством «забракованных подписей». Несмотря на то, что Романова не прошла регистрацию кандидатом в депутаты в Мосгордуму, подписи она отнесла в избирком на проверку.





МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ