Осужденный за протесты Константин Котов останется за решеткой

Константин Котов. Фото: YouTube

Второй кассационный суд общей юрисдикции отменил в понедельник приговор активисту Константину Котову, осужденному по статье о неоднократных нарушениях во время протестных акций (ст. 212.1 Уголовного кодекса) к четырем годам лишения свободы. Дело передано на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию Мосгорсуда, но отпустить на свободу Котова кассация отказалась: в качестве меры пресечения ему определен арест сроком на три месяца.

Пересмотреть приговор Котову Конституционный суд (КС) поручил еще в конце января. Верховный суд, куда обратились адвокаты активиста, отказался сделать это, указав, что пересмотр дела находится в компетенции кассационной инстанции. Но и она отказалась ставить точку в этом вопросе: теперь Котова, который уже отбывает срок в колонии во Владимирской области, ждет этапирование в Москву и новое судебное разбирательство.

Защита активиста добивалась отмены приговора и его немедленного освобождения. Адвокаты ссылались на постановление КС по делу Ильдара Дадина и определение, принятое по жалобе самого Котова, в котором КС напомнил о сформулированной им ранее позиции: под уголовную ответственность подпадает не просто неоднократное нарушение порядка организации митингов, а только такое, которое стало причиной причинения вреда здоровью граждан, собственности и общественной безопасности либо создало реальную угрозу причинения такого вреда.

Действия Котова никакой угрозы ни для кого не представляли и носили исключительно мирный характер, доказывали адвокаты, в отличие от полицейских он не перекрывал улицы, не ломал ноги случайным прохожим и не бил женщин по печени. Дело должно быть прекращено, а сам Котов – немедленно освобожден, в один голос заявили все 13 адвокатов Котова. Массовое участие защитников в этом деле – реакция юридического сообщества на его неправовой характер, напомнили выступавшие.

Обращение в суд направила также уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, она тоже настаивала на пересмотре дела. И только прокуратура в кассационном представлении не ставила под сомнение законность вынесенного Котову приговора, а лишь просила его смягчить как слишком суровый – до одного года лишения свободы.

Сам Котов напомнил, что жесткие и несправедливые приговоры по делам оппозиции стали трендом: под пытками добывали показания у фигурантов дела "Сети" (запрещенной в РФ организации), выходит на финишную прямую процесс по делу "Нового величия" (запрещенной в РФ организации), основанный по большей части на показаниях провокаторов.

Адвокат Котова Мария Эйсмонт признается, что это "не очень хорошее решение". Пока не известна мотивировка, но у кассационного суда была возможность принять свое решение по делу – они же всю ответственность переложили на Мосгорсуд. "Дело Котова, без сомнения, будет прекращено. Если этого не произойдет в Мосгорсуде, то мы пойдем дальше. Нам все равно, сколько инстанций придется пройти до тех пор, пока не будет принято единственно правильное решение: дело должно быть прекращено, а Котов – освобожден. Но хотелось бы, чтобы это произошло как можно раньше", – сказала Эйсмонт.

Дело Котова – первое из серии дел о массовых беспорядках в Москве, которое пересматривалось по новым правилам кассационного обжалования. Они начали действовать с октября 2019 г. вместе с новыми кассационными судами, которые действуют по экстерриториальному принципу. Предполагается, что это обеспечивает большую независимость судебных решений. Но получается, что кассационные суды не избежали болезни, свойственной надзорной инстанции, – она выражается в нежелании принимать решения даже в ситуации, когда есть явное нарушение и возможно его сразу же исправить, говорит адвокат Алексей Мельников. Вместо этого дела перекидывают от инстанции к инстанции как горячую картофелину. И забывают, что за каждым таким делом судьба человека, который находится за решеткой, вполне возможно, находится незаконно. В деле же Котова отчетливо прослеживается еще и политическая составляющая – по всей видимости, судьи просто не решаются взять на себя ответственность за какое-то решение, заключает Мельников.