Под предлогом мер безопасности жителям Риги не дали возложить цветы к памятнику воинам-освободителям

В Латвии, как и во всех странах бывшего СССР, 9 мая отмечался День Победы. Однако в Риге он оказался омрачен решением властей не допустить людей к монументу воинам-освободителям от нацистских оккупантов, чтобы люди могли возложить цветы в паять о героях.

Поводом для ограничений стали меры безопасности в связи с эпидемией коронавируса.

Прилегающую к памятнику территорию перекрыли рамками, оставить цветы можно было лишь на специальном столе, откуда полиция носила их к мемориалу. При этом, по словам очевидцев, сами полицейские меры безопасности не соблюдали.

О ситуации в Риге 9 мая рассказал латвийский политолог Руслан Панкратов:

«Под предлогом «невероятной заботы» о здоровье тех, кого так долго и систематически ненавидят латышские нацисты в Латвии со дня получения независимости 30 лет назад, они решили праздник 9 мая поставить в рамки в буквальном смысле.

Ранее правительство Латвии сообщило, что доступ людей к мемориалу будет ограничен, и настоятельно попросило воздержаться от любых возложение цветов к памятнику освободителям от немецко-фашистких оккупантов в Риге. Вся прилежащая территория была огорожена полицейскими заборами, запрещены все парковки для автотранспорта в ближайших прилегающих районах, закрыли и остановки общественного транспорта. Полицейских кордонов, агентов в гражданке и спецмашин казалось было больше, чем самих посетителей.

Заградительные рассекатели были поставлены таким образом, что невольно весь людской поток вытягивался в длинную очередь, которую «выравнивали» ещё один взвод. У взвода были пилотки, как у жандармов Франции или как у нацистского Вермахта. Не хватало собак и коротких командных окриков. К самому памятнику подход запретили, поставили досмотровые столы, на которых вы могли оставить свою дань мужеству и героизму советских людей, их смелости и доблести, храбрости и самоотверженности. Образовавшуюся цветочную массу массу переносили все те же полицейские ближе к памятнику.

Феерично смотрелся на этом фоне амбал в балаклаве из полицейского спецназа, собирающий в охапку красные гвоздики. Выхода сделали два, в мегафон на двух языках произносились предупреждения о соблюдении социальной дистанции в 2 метра. Комично выглядело то, что это требование для закрытых помещений, а самим полицейским не мешало стоять тесной группкой, что-то отчаянно обсуждая. Музыки не было никакой. Активные наши соотечественники включали музыку на своих мобильных: «Журавли», «Синий платочек», кто-то запевал «Катюшу».

Репортер латвийского телевидения Riga24TV отчаянно выбивал нелепые фразы из изрядно помятого бомжика на предмет, что и как он считает об итогах Второй Мировой войны. Пропагандистская машина ЛР работает качественно, ведь алкаш-философ говорил на русском, ну чем не персонаж, чтобы показать правильность заботы об этих тупых несмышлёнышах, так и не проникшихся симпатией к «борцам за свободу» из латышского легиона Ваффен СС.

Вся эта феерия националистического мракобесия от латышского правительства, несмотря на максимальное юридическое прикрытие позорного акта унижения, ничего не несла. Подтекст-то читался сразу и всеми – «знайте, что такое настоящее этапирование в бараки концлагерей, клятые москали». В жалкой попытке мелко нагадить эти ничтожества, которых то и людьми трудно назвать, только возвеличили Великую Победу! Помнить будем всегда, и соучастие в признании от маргиналов нам не нужно».

Сейчас читают