Расследование: мать погибшего полицейского вскрыла коррупционную схему сочинских чиновников

Смерть сочинского полицейского Алексея Белякова списали на самоубийство, но мать погибшего Любовь Белякова настаивает, что ее сын был убит. Преступление связано с махинациями в торгах за дорогую сочинскую землю, а в преступной схеме задействованы высокопоставленные чиновники и силовики, выяснил независимый журналист Евгений Михайлов.

Сотрудника отдела по контролю за оборотом наркотиками Центрального района МВД по городу Сочи Алексея Белякова нашли мертвым 12 мая 2017 года. Его тело находилось в автомобиле "Нива", который стоял в районе Барановского кладбища.

Проверка проводилась по статьям об убийстве и доведении до самоубийства, которые подразумевают необходимость изъятия всех вещей и предметов, но следователь, проводивший осмотр места происшествия, почему-то не изъял вещественные доказательства, важные для раскрытия обстоятельств гибели полицейского. На месте происшествия имелись вещи, которые могли являться средствами совершения преступления и содержать следы, в том числе отпечатки пальцев.

Только 12 октября 2017 года было возбуждено уголовное дело по статье о доведении до самоубийства. Следствием не было установлено, кто изначально нашел телефон погибшего, как его изъяли и имели ли доступ к телефону иные лица в момент обнаружения погибшего Белякова. Некто Егоров, который обнаружил погибшего, сразу после происшествия переехал в другой регион, на месте проверка его показаний не была проведена. Он позже был опрошен, но по месту проживания: тогда стало известно, что Егоров имел ранее судимость, но на допросе он об этом не сказал. Также не была опрошена другой свидетель, — некая Марина, которая была пассажиркой в машине Егорова.

Огромные вопросы есть к судебной экспертизе, в которой указывалось, что проводилось вскрытие головы Белякова с 10 до 12 часов дня 12 мая 2017 года. Но прибывшая в морг в 11 часов мать этого не заметила. Проводивший вскрытие эксперт в своем заключении указал, что с момента смерти до обнаружения тела прошло 12 часов, но уже краснодарские эксперты сделали заключение, что с момента гибели до обнаружения тела погибшего прошло не более 4-6 часов.

Уголовное дело за последние три года несколько раз прекращалось и вновь возобновлялось благодаря колоссальным усилиям матери погибшего. Его желание добиться истины подкреплялось многочисленными обращениями в надзорные органы. В дело добавлена масса документов, которые говорят о том, что ее сын не мог просто так покончить с собой. Многое свидетельствует о том, что ее сына могли убить — как выяснила Любовь Белякова, он попал в хитросплетения сочинской мафии, которая незаконно торговала дорогими землями курорта.

В материалах расследования появились данные, что за 2 месяца до гибели Белякова в одном из сочинских караоке-клубов произошла драка с участием его сослуживцев, Куницына и Суслина. Сам погибший также присутствовал на месте инцидента. Охраннику были нанесены травмы, и чтобы не было скандала, полицейские передали ему 300 тысяч рублей. В дальнейшем оказалось, что драка была зафиксирована другим охранником и о ней узнали вышестоящие органы.

Имеется переписка Белякова с его руководителем Дмитрием Хоменко, который намекает, что необходимо решать вопрос, — иначе будет уголовное дело. Также в переписке фигурирует фамилия начальника полиции Сочи Бондарева. Вопрос был решен большой суммой денег.

"У Алексея были проблемы, но мы решили все. Он хотел начать жизнь с нового листа, хотел уйти из МВД. Но получилось правонарушение: Суслин и Куницын, сотрудники наркоконтроля, отдыхали в кафе. Он мне показывал - ну подумаешь, подрались, охраннику разбили нос. За это была отдана сумма денег — даже сам Хоменко мне говорил, занимал деньги. Леша сказал, что они извинились перед охранником, отдали 300 тысяч охраннику за моральный ущерб. Второй охранник сфотографировал это и переслал фотографии. Ну и что? Статья! Он просил Хоменко и руководство уволить его задним числом. Я отдала, поскольку их было трое, 100 тысяч, Хоменко подтвердил, что их передал ему Леша. Говорит: "Я уйду, мам". Это было в присутствии свидетелей", — рассказывает Любовь Белякова.

Уйти из органов Алексей так и не смог: по словам матери, его начали шантажировать люди из отдела собственной безопасности. "Я когда спросила, а сколько они хотят - миллионы! Я сделала экспертизу телефона после гибели Леши - фразы, отдельные суммы, есть доказательства. Есть письменные доказательства самого Хоменко, он писал: "никому не афишируй, смотри молчи", — рассказывает мать.

Почти сразу после смерти Алексея его сослуживцы и руководители начали приходить к матери с расписками, утверждая, что за Алексеем был долг. Так женщина узнала, что за месяц до гибели Алексей Беляков ввязался через некоего Алана Хастикоева в тему с покупкой земельного участка для строительства многоэтажного дома.

Беляков вынужден был назанимать денег у неких "бандитов. Из переписки с Аланом следует, что деньги нужны были срочно для тендера, на взятки чиновникам. Изначально весь процесс был махинацией, в которой участвовали Хастикоев и чиновники сочинской администрации.

Имеется постановление мэра Сочи, в соответствии с которым вид разрешенного использования участка был изменен на "строительство многоквартирного дома". Там же имеется другое постановление тем же числом — тот же участок зарезирвирован под муниципальные нужды. От махинации выиграли все, за исключением Алексея Белякова, который, в надежде заработать, набрал займов.

"Алан предложил Леше вариант заработать деньги: землю через тендер, через подставных людей. Схемы работали разные: переделывают все, выпускают постановление на эту землю. Леша занимает деньги — чтобы выйти на тендер, нужно было дать взятку. Втягивает его Алан, который знает этих людей. Все знали, что у Леши есть еще одна квартира, но никто не знал, что все записано на меня. Машину я ему подарила на свадьбу, "Форд", до сих пор не знаю, где она", — объясняет Любовь Белякова.

По словам матери погибшего, сослуживцы Алексея тоже были задействованы в афере с землей. "Следственный комитет берет под контроль, а я я была на приеме у начальника и он посмеялся мне в лицо: "У нас много в Сочи детективных историй! Сочи - это золотая земля", — рассказывает мать Алексея.

На очередном допросе Алан Хастикоев отказался давать показания, но если он "расколется", могут полететь многие головы среди чиновников и силовиков, — "ниточки ведут на самый верх сочинской администрации", отмечает Евгений Михайлов.

Сейчас читают