Шведский борец с РУСАДА пожаловался на угрозы «эскадрона смерти»

Шведский биатлонист Себастьян Самуэльссон рассказал об угрожающей ему «русской секретной службе», которая якобы шлет ему электронные письма в отместку за активную позицию против восстановления прав Российского антидопингового агентства (РУСАДА).

21-летний спортсмен гордо заявил, что запугать его подобными уловками невозможно, а угрозы перестали его шокировать. Тем не менее письмо, в котором «русский эскадрон смерти» угрожает ему «смертельной расправой», швед называет «ужасным» и признается, что оно «негативно повлияло» на него.

«Отправитель захотел остаться анонимным, но письмо было отправлено из русской секретной службы», — рассказывает Самуэльссон в одном из недавних интервью. Свои выводы он основывает, в частности, на том, что «сообщение было написано не на лучшем английском».

Биатлонист заявил, что, несмотря на охвативший его ужас, он старается концентрироваться на любимом деле (спорте) и волевым усилием изгнать страх. «Русским не удастся заставить меня замолчать. Допинг — важный вопрос, и я продолжу его обсуждать», — заверил молодой швед своих соотечественников-журналистов.

Кто такой Себастьян Самуэльссон
  • Самуэльссон впервые привлек к себе внимание на зимней Олимпиаде-2018 в южнокорейском Пхенчхане, где неожиданно взял серебро в гонке преследования — хотя до этого ни разу не попадал на пьедестал ни на этапах Кубка мира, ни вообще где-либо на высоком уровне. На его счету не было ни одного места в первой тридцатке по итогам личных гонок в рамках значимых международных состязаний.
  • Вслед за серебряной медалью Самуэльссон еще раз произвел фурор, выиграв золото за эстафету в составе мужской сборной Швеции по биатлону.
  • Ощутив внимание СМИ, спортсмен начал резко высказываться по поводу допинга, критикуя Международный союз биатлонистов (IBU) за «слишком лояльное» отношение к России.
  • Эта активность завела шведа так далеко, что в прошлом сезоне он бойкотировал последний этап кубка мира по биатлону, проводившийся в Тюмени, — после того как IBU вопреки многочисленным требованиям отказался перенести соревнования.

Теперь, когда близится восстановление в правах Российского антидопингового агентства (РУСАДА), получившего соответствующее разрешение от Всемирного антидопингового агентства (ВАДА), швед вновь ринулся в бой.

Примечательно, что ранее молодой человек не рассказывал о письмах с угрозами, но теперь утверждает, что они поступали к нему постоянно с тех пор, как он начал публичную кампанию против допинга.

Перед заседанием исполкома ВАДА, который в итоге рекомендовал восстановить РУСАДА в правах, Самуэльссон написал в своем Twitter, что необходимо строго придерживаться «дорожной карты» с условиями восстановления — особенно в части, касающейся доступа международных экспертов к пробам и другим материалам Московской антидопинговой лаборатории.

В интервью норвежскому изданию VG шведский биатлонист выразил недовольство тем, что его — вопреки ожиданиям — поддержали немногие коллеги, хотя большинство из них, уверен Самуэльссон, с ним солидарны. «Важно, чтобы мы могли бороться. Для спорта было бы лучше, если бы звезды биатлона высказались на эту тему», — заявил спортсмен.

Он поспешил заверить, что «с пониманием» относится к нежеланию других биатлонистов высказываться по поводу допинга, так как «на это нужно тратить много сил и энергии» — но, с другой стороны, «было бы здорово, если бы несколько норвежских спортсменов что-то сказали» — с «пользой для дискуссии» и возможностью «повлиять на общее дело»..

Самуэльссон поделился своими философскими наблюдениями о том, что «без спортсменов нет спорта», поэтому биатлонисты «должны показать лидерам спортивных организаций» свою готовность «прикладывать больше усилий для решения вопроса» с восстановлением РУСАДА.

Швед предупредил, что если Российское антидопинговое агентство будет восстановлено в правах без досконального выполнения условий «дорожной карты» (а именно так и произойдет), — значит, ВАДА окончательно впало в зависимость от давящих на него Международного Олимпийского комитета (МОК) и российских властей.

Сейчас читают