Стало известно, как легендарного советского телекомментатора обвинили в пособничестве фашистам

В программе Александра Стриженова "Легенды телевидения" на телеканале "Звезда" вышел выпуск, посвященный спортивному телекомментатору Николаю Озерову, легенде советского ТВ, которого любя называли "Левитаном от спорта".

От современных звезд он отличался невероятной скромностью, человечностью и порядочностью. "Здоровается за руку со всеми, в гардеробе с этими женщинами, которые смотрят на него, как на бога. Он был таким. Если что-то уже знал, что он должен прийти, уже записочками и ему в карман клали записочку, чтобы он помог в той или другой ситуации — поставить телефон, получить квартиру, вызволить ребенка из беды", — вспоминает об Озерове заслуженный деятель искусств РСФСР, журналист Диана Берлин.

Озеров является автором десятков крылатых фраз, которые из спортивной сферы со временем перешли в повседневную жизнь, и мы по привычке произносим их, даже не задумываясь о том, откуда они взялись. Чего стоит одно только его бессмертное "Такой хоккей нам не нужен!"

Неудивительно, что в советские годы Озеров пользовался феноменальным признанием среди зрителей спортивных состязаний. "Я никогда не забуду ту любовь, которую он имел от публики. Полный стадион кричал: "Дядя Коля! Дядя Коля!" — рассказывает народный артист СССР Зураб Соткилава.

При этом мало кто помнит, что на телевидение работать комментатором Николай Озеров пришел уже состоявшимся спортсменом — он был лучшим теннисистом своего поколения и побеждал всех соперников на просторах Советского Союза. По словам спортивного комментатора, заслуженного мастера спорта СССР Анны Дмитриевой, у Озерова был фирменный прием, пугавшая его противников, — первая пушечная подача. "Это была его манера, которая кстати приводила на том этапе в ужас соперников. Потому что он шел и забивал, шел и забивал", — объясняет она.

Но в жизни Озерова был не только спорт: он, как человек эпохи Возрождения, был невероятно разносторонним. Тридцать лет своей жизни Николай Николаевич отдал служению в Московском Художественном Академическом театре.

"Я думаю, что он не был счастлив в актерской карьере. Но он добрал наверно то что ему не хватало. Он добрал именно в телевидении, наверное. И в спорте. В репортаже. Потому что он играл много ролей, конечно", — делится его дочь Надежда Озерова.

Несмотря на всенародную любовь и признание, в жизни Озерова были и черные моменты. В 1957 году в Париже он встретился со своим тренером, знаменитым французским теннисистом Анри Коше, который работал с Николаем, когда тот был еще 13-летним подростком, и помог ему выиграть первый взрослый чемпионат в его карьере. К моменту их парижской встречи Озеров уже был телевизионным комментатором и приехал во Францию с футболистами "Торпедо". "Вроде Коше как-то с фашистами связан был", — объясняет причину возникших у отца проблем Надежда Озерова.

В связи с фашистами обвинили и самого комментатора. Руководство теннисной секции СССР подготовило документ о его недальновидности в общении с иностранцем. Этот пасквиль зачитали на заседании теннисной секции и разослали протокол в 90 городов, поставив под вопрос и выезды Озерова за границу, и даже его работу на телевидении. Николая Николаевича спасло вмешательство его коллеги, международного обозревателя Валентина Зорина, который, по словам Надежды Озеровой, "отправил запросы в десятки международных организаций, писал, звонил, просил, умолял прислать в Москву документ, подтверждающий непричастность Коше к фашистам".

В результате удалось добыть подтверждение тому, что французский тренер Озерова во время оккупации состоял в движении сопротивления и уж никак не был связан с фашистами. "И как-то реабилитировали. То есть но это благодаря Зорину. А так бы, конечно, его, наверно, выгнали бы", — рассуждает дочь комментатора.

За Озерова вступились многие советские издания, включая популярнейший журнал "Огонек". В защиту народного любимца повалил шквал писем, постоянно поступали звонки, и в результате Спорткомитет СССР решил реабилитировать телекомментатора. Перед Николаем Николаевичем даже извинились и обзвонили все 90 городов, куда ранее отправили протоколы с заседания, на котором его заклеймили пособником фашистов.

Сейчас читают