Умерла хранительница Петропавловской крепости, трёхцветная кошка Капитолина

0
12
Фото: Музей истории Петербурга

Музей истории Санкт-Петербурга, расположенный в Петропавловской крепости, сообщил о смерти её бессменной хранительницы — кошки Капитолины, которая "проработала" там более 20 лет. "Капа прожила долгую и насыщенную жизнь и навсегда останется в сердцах сотрудников и посетителей музея", — говорится в сообщении.

До начала пандемии коронавируса, когда Петропавловскую крепость наводняли толпы туристов, Капитолина частенько пряталась где-нибудь в укромном уголке, чтобы избежать чрезмерно назойливого внимания посторонних. Но когда поток посетителей сократился до ручейка, кошка-хранительница начала скучать по людям, рассказывает главный научный сотрудник музея Марина Логунова.

Капитолина, которую они с коллегами звали Капочкой, принимала самое непосредственное участие в музейной жизни и всегда вела себя с заслуживающим уважения достоинством. "Как она украшала экскурсии, свернувшись рогаликом в соборе!" — вспоминает Логунова.

По её словам, кошка "приватизировала" стул возле могилы великого князя Константина Павловича. "Для меня он всегда останется Капиным", — признаётся сотрудница Музея, выражая соболезнования тем своим коллегам, которые заботились о Капитолине.

В июне пушистая хранительница Петропавловской крепости участвовала в проекте "Котокультурная столица" и стала лауреатом II степени в номинации "МЯУзейные коты".

Несколько лет назад о Капитолине подробно рассказывала газета "Метро". В статье говорилось, что у кошки был строгий, ею самою установленный распорядок дня: с утра после пробуждения она совершала обход своих владений, потом направлялась охотиться на Комендантское кладбище, и если ей удавалось изловить воробья или мышь, несла добычу к порогу Петропавловского собора — в подарок людям. В императорской усыпальнице Капа, как заметили работники музея, прыгала на надгробия тех правителей, которые родились в этот день. В церковный дом она любила приходить на лекции — сидела, не шевелясь, и внимательно слушала.

В крепости Капитолина жила с рождения. По поводу этого знаменательного события бытовали две версии: по одной, кошка появилась на свет на "царском месте" напротив алтаря в храме, по другой — на вахте. Произошло это на Пасху, и долгие годы вахтёры-пенсионерки в светлый праздник Воскресения Христова приходили в собор не только помолиться, но и поздравить Капу с днём рождения. Кошкам в православных храмах бывать не возбраняется, главное — не заходить в алтарь, чего Капа, по словам сотрудников музея, никогда даже не пыталась сделать, будто всё понимала.

Почти человеческую аккуратность и сознательность этой кошки отмечали все, кто имел возможность за ней понаблюдать. Один раз кто-то из сотрудников музея, на которых лежала обязанность по её кормлению, впустил Капу к себе в кабинет, а уходя домой, забыл проверить, не осталась ли она внутри, — и запер хранительницу крепости на всю ночь.

К удивлению хозяина кабинета, в невольном заточении Капитолина ничего не подрала, не поцарапала и не разбила. Единственная вольность, которую она себе позволила, — это сбросить со стола справочник телефонов музейного персонала и справить на него нужду. Некоторые, узнав об этом, стали восхищаться кошкой ещё больше: им показалось, что таким образом она "адресно" выразила своё негодование. Поскольку на столе лежало немало бумаг, сделанный Капой выбор казался вполне осознанным.

Капитолина трижды приносила котят — сначала рыжих, которых мгновенно разобрали по домам, потом чёрных, и с их пристройством возникли сложности, а напоследок трёхцветных, как она сама. Почему-то их никто не хотел брать, и найти детёнышам хозяев стоило музейным работникам немалых усилий. После этого Капу стерилизовали.

Кошку-хранительницу отличал своеобразный нрав: в Петропавловской крепости обитало немало её сородичей, но она всегда держалась особняком и не нарушала границ чужой территории. Соседям во владения Капитолины тоже путь был заказан: один раз, как вспоминают работники музея, в собор попытался было зайти серый кот Фёдор, но "хозяйка" встретила его такой громкой отповедью, что бедняга в ужасе ретировался на монетный двор и больше так не рисковал.

Прохаживаясь по своему привычному маршруту, Капа, как утверждают музейные работники, отвечала на их приветствия величественным кивком головы и помахиванием хвоста. От остальных "крепостных" котов её отличала удивительная чистоплотность: если того же Фёдора периодически возили на стрижку, обривая наголо "под пуделя", то Капитолина сама ухаживала за своей трёхцветной шубой столь усердно, что никаких парикмахерских услуг ей не требовалось.

Единственной слабостью этой выдающейся богатки (так на Руси называли трёхцветных кошек) было чревоугодие, которым объяснялись её округлые формы. Поскольку много и быстро двигаться Капа не любила, эта округлость, преумножаемая пушистостью, радовала взор сотрудников и посетителей крепости вне зависимости от сезона. "Гуляет только ради моциона, очень боится похудеть", — шутила по этому поводу Марина Логунова.