USD

74.06

·

EUR

83.81

·

BTC

57,010.60

10 нояб. 2021 / 21:34 Общество

В Greenpeace объяснили, зачем в Россию поставляют контейнеры с радиоактивными отходами

«Это не полетит»: директор по проектам российского отделения Greenpeace рассказал, что в Россию везут регенерированный уран для реализации неперспективной программы «Росатома»

h-mat-img

Фото: m.region29.ru

В Ленинградскую область в порт Усть-Луга ранее доставили 20 контейнеров с регенерированным ураном в рамках контракта между «Росатомом» и французской компанией Orano. Отмечалось, что его переработают и будут использовать в качестве топлива для атомных станций. Экологи, однако, заявили, что урановые «хвосты» являются радиоактивными и токсичными. Директор по проектам российского отделения Greenpeace Владимир Чупров в беседе с Инфо24 объяснил, с какой целью «Росатом» получает от Франции уран, а также отметил, что через 30 лет задумки организации в этом вопросе могут быть не реализованы.

С точки зрения «Росатома», который является приобретателем регенерированного урана, приезжающего сейчас из Франции, это ценное энергетическое сырьё для производства ядерного топлива для классических тепловых реакторов. С точки зрения французской компании Orano, которая выступает продавцом этого сырья, это является материалом, от которого компания хочет избавиться, — заявил Чупров.

По его словам, Greenpeace считает эту сделку скрытой формой торговли радиоактивными отходами. Это связано, например, с символическими ценами. По опыту прежних контрактов, как заявил Чупров, цены в подобных контрактах составляют в пределах одного доллара за килограмм, может быть 60 центов за килограмм, который покупает «Росатом» в качестве «ценного сырья». Для сравнения, цена аналогичного природного урана, который не является обеднённым, составляет десятки долларов. Сегодня это 50-60 долларов за килограмм, подчеркнул эксперт.

Это первый признак того, что все эти схемы подставные, договорные, потому что известно, что и для Франции, и для Германии, это головная боль с точки зрения, что все это надо где-то хранить, переводить в более безопасную форму, в перспективе захоранивать. В России, соответственно, это будет гораздо дешевле, — отметил собеседник издания.

Он поведал, что по контракту с французской компанией в России уран везут на один из четырёх полигонов «Росатома» в Томской области, в город Северск. Там регенерированный уран доочищают, потому что в нём есть опасные гамма-излучающие изотопы урана 232, и дообогащают до уровня природного урана или урана для реактивного топлива.

По словам специалиста, на выходе из того объёма, который приходит из Франции, например из тысячи тонн, примерно половина, возможно чуть больше, уходит в урановые отвалы с обогащением 0,1%. В перспективе «Росатом» рассматривает его как материал для получения плутониевого топлива, которое можно будет использовать в реакторах на быстрых нейтронах, подчеркнул проектный директор Greenpeace.

Чупров заметил, что Greenpeace задавал вопрос «Росатому», куда организация девает уран, дальнейшее обогащение которого даже в России невозможно. В «Росатоме» сообщили, что он становится сырьём для плутониевого топлива, использующегося для реакторов на быстрых нейтронах. По мнению организации, оно станет безграничным сырьём, которое позволит сотни лет существовать российской энергетике.

Здесь возникает вопрос, если у вас уже порядка 700 тыс. тонн обеднённого урана, то есть урана 238, зачем вам новые тысячи тонн из Германии и Франции? Они говорят, что это программа реакторов на быстрых нейтронах. Мы спрашиваем, а на какой стадии находится у вас программа? — заявил Чупров.

В ответ на это, как поведал эксперт, в «Росатоме» заверяют, что сейчас строится демонстрационный реактор, который в 2026 году должен быть запущен. При этом, в июне 2021 года его только начали строить. Соответственно, через пять лет он будет построен, заметил Чупров. После этого должен быть построен головной промышленный образец, на который уйдёт ещё лет десять. Потому, по мнению специалиста, в России на данный момент нет программы, по которой к 2050 году может быть будет, а может и не будет запущена программа по строительству реакторов на плутониевом топливе.

С нашей точки зрения, это не полетит по экономике и по безопасности, потому что это сотни тонн плутония в ядерном топливном цикле, к которому будут иметь доступ тысячи человек. Кроме того, при аварии на реакторах на быстрых нейтронах последствия гораздо хуже, чем при аварии на обычных тепловых реакторах, — заключил Чупров.

Он также обратил внимание на то, что через 30 лет неизвестно, какой будет энергетика. Возможно, солнечная будет гораздо дешевле и тогда не будет возникать вопроса, нужна ли ядерная.

Через 30 лет, когда будут завезены десятки тысяч тонн урана из Германии и Франции и окажется, что они не нужны по экономике, как вы будете смотреть в глаза потомкам, ради которых вы сейчас всё это ввозите. И это вопрос этический. Зачем это всё происходит? — подытожил Чупров.

В январе этого года Иран вновь начал производить высокообогащённый уран. Страна, как отмечалось, планирует производить в год не менее 120 килограмм урана, обогащённого до 20%. Власти страны сообщали, что поставили в известность Международное агентство по ядерной энергетике о своих действиях и перспективах.



Yandex Zen

Ещё больше интересного на нашем канале в Яндекс.Дзен





МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ