В Нижневартовске бродячие собаки сбежали из "концлагеря". Горожане негодуют

Нижневартовские зоозащитники освободили более 30 бездомных собак из ангара, где их на протяжении многих дней держали в антисанитарных условиях и морили голодом. Некоторые из животных за время пребывания в этом "концлагере" погибли.

В ангаре был устроен частный "приют", его арендовала некая местная жительница Наталья П. Волонтеры привозили ей отловленных на улицах собак для содержания на время поиска хозяев, а плату за передержку собирали в социальных сетях в виде пожертвований. Таким же образом добывались средства на приобретение еды и лекарств для животных.

Но в какой-то момент Наталья П. взяла и исчезла. Ни она, ни ее муж, который ранее тоже контактировал с волонтерами, не выходили на связь. Собаки же остались запертыми в ангаре. Зоозащитникам пришлось вызвать полицию и МЧС, чтобы срезать замки и отпереть "концлагерь".

Более 10 страдающих от истощения животных забрали сотрудники службы отлова, еще 17 временно приютили у себя волонтеры, а несколько наиболее сильных псов вырвались и убежали. У горожан, узнавших об этом из новостей, действия зоозащитников вызвали недовольство: по их мнению, по Нижневартовску и так бегает слишком много потенциально опасных безнадзорных животных.

Местные СМИ связывают ухудшение ситуации с принятием закона о защите животных. Глава ветеринарной службы ХМАО заявил в одном из интервью, что приюты для бродячих собак не способствуют решению проблемы, а лишь тратят бюджетные деньги. Специалист считает, что изменить положение дел можно только жестким контролем за численностью животных и работой по искоренению самого понятия "бездомности".

Госзаказ на отлов безнадзорных собак администрация Нижневартовска размещала в конце 2020 года. В его описании говорилось, что подрядчик должен отлавливать, лечить и чипировать собак и кошек, а также содержать их и передавать в приюты. Сумма тендера превышала 20 млн рублей в год. В среднем на "обслуживание" одного животного городские власти готовы тратить около 2,5 тысячи рублей.

Сейчас читают