«За гранью разумного»: Союз армян «отметит» День России вечером памяти погибшего террориста

Очень необычный способ отметить национальный российский праздник – День России – придумали члены армянской диаспоры: 12 июня они решили провести «вечер памяти Монте Мелконяна» – международного террориста, одного из лидеров националистической террористической армянской группировки «АСАЛА» (Армянская секретная армия освобождения Армении).

Информация об этом мероприятии опубликована в аккаунте Facebook «Союз армян России – Пресс-служба». На самом сайте САР анонс «вечера памяти Мелконяна» отсутствует, хотя для подобных публикаций там даже есть отдельная рубрика.

Судя по красочному объявлению, вечер состоится в молодежном центре САР и частично – возле здания армянской церкви. Программа его не отличается разнообразием: сначала участников ждет «флешмоб со свечами в майках с его (Мелконяна) портретом», потом они посмотрят документальный фильм о нем, пока некая художница будет рисовать еще один его портрет, а в конце все выпьют чаю.

Объявление о вечере памяти Мелконяна 12 июня 2021 года

По описанию напоминает встречу литературного клуба – если бы не фигура самого «виновника торжества».

И, с одной стороны, конечно, дата проведения выбрана не случайно (12 июня Мелконян как раз погиб). Да и говорить о том, что Союз армян противопоставляет свое мероприятие Дню России, нелепо. Но это уже не первый случай, когда члены армянской диаспоры пытаются «привязать» Мелконяна к событиям всероссийского масштаба – взять хотя бы их попытку «записать» террориста в герои Великой Отечественной войны, предпринятую в День Победы, всего месяц назад.

Учитывая то, в каких войнах на самом деле принимал участие Мелконян, – это самое настоящее кощунство и редкостный цинизм.

Монте Мелконян

Российские власти обычно крайне жестко пресекают и карают другие подобные выходки – взять хотя бы загрузку фотографий нацистов на сайт «Банка памяти», база данных которого использовалась для проведения онлайн-акции «Бессмертный полк». По этому факту было заведено уголовное дело о реабилитации нацизма. Но пока депутат городской думы Армавира Алексей Виноградов не взял и лично не добился демонтажа мемориальной таблички в память о нацистском коллаборационисте Гарегине Нжде, этот факт реабилитации нацизма властями игнорировался.

Террор армянских националистов для россиян – не просто статья из «Википедии»: именно представители армянского националистического движения в 1977 году совершили самый первый теракт в московском метро, продолжив его серией взрывов в двух продуктовых магазинах – на Лубянке и нынешней Никольской. Тогда погибли семь ни в чем не повинных горожан, 37 человек получили травмы, в том числе и тяжелые. Когда подозреваемых задержали, их лидер на протяжении всего судебного процесса пропагандировал межнациональную ненависть, на родном языке призывая соотечественников «мстить» и требовал «наказать русских за угнетение армянского народа».

Вагон метро после взрыва

Так что чествовать армянского террориста в День России – идея явно провокационная. Для страны, мирные жители которой десятки раз становились жертвами терактов и которая, к примеру, преследует блогера за одобрение захвата театрального центра на Дубровке в 2002 году, вечер в память террориста международного масштаба – это опять же кощунство и цинизм, даже если все завершится чаепитием.

На такие события обязательно должны реагировать не только российские власти, но и все мировое сообщество в целом, поскольку речь о терроризме, заявил в беседе с корреспондентом Инфо24 главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

«Это безобразная сцена, которую фактически можно приравнять к открытому восхвалению международного террориста и его пропаганде. Это абсолютно недопустимая вещь, и она находится за гранью разумного. Соответственно, здесь прежде всего необходима международная реакция – масштабная международная реакция, которая могла бы, по крайней мере, совершенно четко продемонстрировать, что подобного рода вещи неприемлемы и не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах. В какую бы дату это ни было организовано, это неприемлемо и не может быть оправдано», – считает эксперт.

Монте Мелконян, которого армяне чтут как своего национального героя, – на самом деле американец. Он родился в 1957 году в США, и, хотя некоторые блогеры любят называть его «простым пареньком из Калифорнии», «простоту» в нем еще надо поискать.

Лакированные биографии Мелконяна, восторженно распространяемые в Армении, выставляют его профессиональным военным (каковым он никогда не был) и национальным героем, который, родившись в далеких США, в детстве вместе с родителями во время семейного отпуска заехал в турецкий Мерзифон, увидел там дом, который когда-то принадлежал его матери, и «вдруг ощутил себя армянином».

На самом деле даже его брат Маркар, написавший книгу My Brother's Road: An American's Fateful Journey to Armenia, в одном из интервью отверг эту версию как неправдоподобную.

Маркар и Монте Мелконяны

«Я сомневаюсь, что Монте действительно в какой-то момент внезапно осознал, что он армянин, – чего бы это ни касалось. Не забывайте: мы – порождение маленького американского городка времен холодной войны. Как и наши товарищи по играм, и одноклассники, мы прониклись идеей о том, что американцы – великий, исключительный, богоизбранный народ, выполняющий миссию по наведению порядка в мире, — писал Маркар. — Но Монте в какой-то момент устал от этой американской исключительности. <...> Конечно, он любил армянскую культуру, музыку, архитектуру, поэзию, пословицы и кухню. Но армяне неправильно поняли эту его любовь».

Брат Мелконяна признается, что самый частый вопрос, который ему задают о Монте, – «Как он стал тем, кем стал?» – и на него нет ответа.

Брат и вдова Монте Мелконяна

Зато Маркар Мелконян уверен: хорошо, что его брат не дожил до нашего времени, потому что нынешняя Армения и нынешние армяне не пришлись бы ему по вкусу. «Если бы он дожил до сегодняшней Армении, с ее бедностью, депопуляцией, коррупцией и дипломатическим раболепием, это означало бы, что он прожил слишком долго. Ему повезло, что он не увидел всех последствий возвращения Армении в лоно капитализма», – пишет он в своей книге.

Так или иначе, учась в университете Беркли, Мелконян уже знал, что уедет из США – и ни в какую не в Армению. Он окончил вуз в 1978 году, получил степень по истории Азии и выучил семь языков, целенаправленно готовясь покинуть страну и отправиться на Ближний Восток. Во время учебы Мелконян подрабатывал, ездя в Бирму (современную Мьянму) и на тайско-камбоджийскую границу, где закупал недорогие рубины и потом перепродавал их в США.

Монте Мелконян (второй слева) в одной из поездок в ЮВА

Начав «карьеру» в Иране, где устроился в школу преподавать английский, он помогал организовывать забастовки и протестные акции антишахского движения (участников одной из которых потом расстреляли, тогда как Мелконян, если верить его биографии, «находился в непосредственной близости» от площади, где все происходило). Потом, опасаясь репрессий, он бежал в Иракский Курдистан, где «многому научился» у местных боевиков, а оттуда перебрался в Ливан и активно включился в братоубийственный конфликт между армянами и маронитами, принимая участие в уличных боях и различных вылазках.

На словах это выглядит как долгий тернистый жизненный путь – но на деле с того момента, как Мелконян окончил университет в Калифорнии и уехал из США, прошло немногим больше года: просто он скитался из страны в страну, накапливая опыт, благодаря которому его с распростертыми объятиями приняли в ряды террористической организации АСАЛА – той самой, террористы которой тремя годами ранее устроили серию взрывов в Москве.

Вот что пишет по поводу этих событий в своих мемуарах зампред КГБ СССР генерал армии Ф.Д. Бобков (который прослужил в органах КГБ более 45 лет):

«...мне стало известно об этом странном поведении председателя КГБ Армении Юзбашьяна. Он тщательно скрывал от руководства КГБ СССР информацию о действиях в республике представителей международной армянской террористической организации - Армянская секретная армия освобождения Армении «АСАЛА», созданной взамен «Дашнакцутюн». Именно этой организации принадлежит разработка взрывов в Московском метро...»

Отсидев во французской тюрьме, куда его посадили за подделку документов, незаконное пересечение с ними государственной границы и хранение оружия, Мелконян был выслан в Южный Йемен, откуда в 1991 году отправился в Нагорный Карабах, чтобы заняться тем, что умел – убивать людей.

Гробы с телами убитых армянами жителей Гарадаглы. Фото: 1905.az

Его умения и навыки, приобретенные в ходе террористической деятельности, были высоко оценены армянскими военными, которые сразу же назначили заграничного гостя командиром отряда. Мелконян оказался для них ценным приобретением еще и из-за отличного владения английским языком: он, в отличие от своих новых «друзей», мог свободно беседовать с корреспондентами западных СМИ.

Вместе с «Аво» (такое прозвище армяне дали Мелконяну) в начале 1992 года эти террористы осадили, а потом захватили село Гарадаглы и перебили все азербайджанское население – 145 человек, включая 15 женщин и 13 детей. Многие жертвы были сожжены заживо. Если бы защитники села не успели до его захвата эвакуировать на вертолетах часть детей и женщин, жертв было бы еще больше.

Провозглашая Мелконяна своим национальным героем, армяне о многом умалчивают – например, о том, что командовать «карательным отрядом» наемников и штабом в Мартуни его назначили в первую очередь из-за его «чужести»: внутриклановая борьба была так остра, что «человек со стороны», даже не понимающий местных диалектов, оказался как нельзя кстати.

Монте Мелконян с армянскими детьми

И, хотя брат Мелконяна в своей книге упорно доказывает, что Монте был против убийства мирных жителей – он «кричал до хрипоты», требуя их не трогать, и «вены на его шее вздулись, как веревки», но капитан «Арабо» якобы «отвернулся от него, как от назойливой мухи». Где-то в этих историях потерялась логика: то ли Мелконян был великим командиром, профессионалом и прирожденным лидером, то ли не мог приструнить боевиков.

Маркар Мелконян пишет, что якобы имевшая место попытка его брата спасти мирных жителей от кровавой резни подпортила ему репутацию: армяне ждали резни и приветствовали ее, поэтому он «прослыл слабаком». В Ходжалы он вообще, как утверждается в книге, «опоздал на несколько часов» – прибыл, когда бойня уже закончилась, и «остались только лужи крови на пожухлой траве и снегу».

Монте Мелконян (справа) со своими бойцами на привале

«Монте шел, с хрустом ступая по валежнику, на котором, как куклы, были разбросаны трупы женщин и девочек. «Никакой дисциплины», – бормотал он», – это цитата.

При этом, по словам Маркара Мелконяна, его брат признавал боевиков «Арабо» и «Арамо» необходимыми армянам «отважными бойцами», хоть и «слишком кровожадными». И продолжал командовать отрядом, убивавшим мирных азербайджанцев. И сама его гибель довольно показательна: он трепетно относился к каждому имевшемуся в его распоряжении танку, поскольку предпочитал использовать как можно более мощное вооружение, и лично выезжал на место, если одну из его боевых машин подбивали. В такой поездке он и был убит азербайджанскими военными.

Похороны Монте Мелконяна

Все попытки «защитить мирное население», которые приписывает ему брат, по факту ничего не дали. Он убивал азербайджанцев рука об руку с наемниками из Ливана и Сирии. Он еще в университете спекулировал драгоценными камнями, как всемирно известный преступник Чарльз Собрадж по прозвищу Змей.

После учебы он метался из страны в страну, осваивая подрывное дело, тактику уличных боев и владение оружием. Он подбивал людей на протестные выступления, тем самым подставляя их под пули, а сам оставался «в непосредственной близости» – но все же в стороне. И в Нагорный Карабах он поехал убивать, как делал это и раньше, будучи террористом.

Теперь же в Москве — в столице одной из самых многонациональных стран мира, страны, долгие годы борющейся с терроризмом, будут чтить память террориста и националиста. И произойдет это в День этой же страны.

Сейчас читают