Замуж за педофила: как в США женятся на детях вместо тюремного срока — Инфо24

10.09 / 20:04

     / Источник / 

      Текст: Ian Birrell/ Алексей Баусин (перевод)

    Замуж за педофила: как в США женятся на детях вместо тюремного срока

    «В цивилизованном обществе нет места для раннего или принудительного брака с детьми», — говорил в свое время президент США Барак Обама. Между тем, проблема сексуальной эксплуатации детей существует не только в мусульманских странах. Во многих американских штатах педофилы даже женятся на своих малолетних жертвах — на их стороне архаичные законы, позволяющие этим мужчинам и их сообщникам уходить от ответственности. 

    Жениться на жертве

    Когда Донне Поллард только что исполнилось 16 лет, она стояла в суде штата Кентукки вместе с серийным педофилом, который, воспользовавшись ее доверием, ухаживал за ней и неоднократно насиловал в течение предыдущих двух лет.

    На насильнике, одетом в изящный темный костюм и синий галстук, не было наручников, свобода его была ничем не ограничена. Все потому, что ему не было предъявлено никаких обвинений в отвратительных преступлениях, которые разрушали жизнь хрупкой девочки с 14-летнего возраста.

    Невероятно, но он пришел в суд, чтобы жениться на своей жертве — с полного согласия матери Донны и с санкции властей штата, которые не только разрешили брак с ребенком, но и закрыли глаза на то, что детей, подвергшихся насилию, принуждают к браку с насильниками.

    Более того, заключив этот брак, насильник, психиатр, в два раза старше Донны, смог избежать обвинений в изнасиловании несовершеннолетней. В противном случае он мог бы надолго оказаться за решеткой.

    «То, что законы позволяют такое, приводит меня в ужас», — говорит Донна.

    »Законы должны защищать жертв, а не людей, которые их эксплуатируют. Вместо этого моя жизнь была разрушена педофилом, который воспользовался нашими законами о браке».

    Однако ее страшная и трагическая история далеко не уникальна. Есть множество задокументированных случаев, когда женщин в штате Кентукки, подвергшихся насилию в подростковом возрасте, затем вынуждали выходить замуж за своих насильников. Одной из жертв было всего 13 лет, когда ее, беременную, вынудили заключить брак с человеком, изнасиловавшим ее.

    В общей сложности в США насчитываются тысячи подобных тревожных историй. Иногда замуж вынуждают выходить девочек, не достигших еще подросткового возраста.

    Некоторые из них родом из религиозных общин, некоторые — из бедных сельских районов, некоторые — из процветающих городов.
    Все это — наследие архаичных законов и устаревших взглядов на подростковую беременность.

    Детский брак

    Удивительно, но факт — детский брак по-прежнему санкционирован в большинстве штатов, а некоторые консервативные политики и активисты-либертарианцы борются за сохранение этой практики. Хотя эти данные и не претендуют на всеохватность, но за первые 15 лет этого столетия по меньшей мере 207 459 несовершеннолетних — лиц моложе 18 лет – получили разрешение на брак.
    Почти все они — девочки, в большинстве своем в возрасте 16 и 17 лет. Но в трех штатах разрешение на брак получили 12-летние, а в 14 штатах, включая Кентукки — ​​13-летние.

    В Алабаме 74-летнему мужчине было санкционировано вступление в брак с 14-летней девочкой. Однако, как и во многих других случаях, включая случай с Донной, эти отношения, если бы они развивались вне брака, послужили бы основанием для предъявления обвинения в изнасиловании несовершеннолетней. А сам преступник попал бы в список сексуальных насильников.

    Кентукки занимал третье место по количеству детских браков в США, с 2000 года здесь было выдано 11 000 подобных разрешений. Но благодаря усилиям Донны, действующему лицу одной из подобных историй – вступивший недавно в силу новый закон теперь запрещает вступать в брак лицам моложе 18 лет. Впрочем, 17-летние могут заключать семейные союзы, при соблюдении жестких ограничений.

    «Он очень по-доброму ко мне относился»

    История Донны ужасает, но, в конечном счете, вдохновляет. Отец, водитель-дальнобойщик, любил ее, но много времени проводил вдали от дома. У него уже было двое детей, когда в 17 лет он женился на матери Донны, которой тогда было всего 13 лет. Позднее у нее возникли проблемы с психическим здоровьем.

    Ее мать была холодной и жестокой женщиной и часто била дочь палкой. Когда отец умер, Донне было 13 лет. Вскоре после смерти отца она начала отвечать на побои матери. В итоге ее отправили на консультацию к психологу, а потом на пять недель закрыли в спецучреждении по коррекции поведения.

    Там уязвимая и одинокая девушка попала в руки 29-летнего психиатра. «Он очень по-доброму ко мне относился, очень мне сострадал и, проявляя ко мне повышенное внимание, сделал так, что я начала чувствовать себя особенной», — говорит Донна.

    «Я просто хотела порадовать его, ведь я хотела, чтобы кто-то был добр ко мне».

    Вскоре пришло время тайных встреч, объятий и, наконец, секса — хотя ей было всего 14 лет. После того как Донна вышла из спецучреждения, ее собственная мать еженедельно отвозила ее в гостиницу, чтобы эти отношения не прервались. «Она его рассматривала в качестве некоего ключа на выход, как способ сбросить меня со своих плеч».

    Вскоре после того как Донне исполнилось 16 лет, о происходящем узнала мать психиатра — и пригрозила рассказать все полиции. Психиатр вытащил пистолет, пригрозил убить себя, затем наставил оружие на свою мать и в итоге выгнал ее из дома.

    Через несколько дней Донна и ее мучитель уже стояли перед судебной служащей, которая даже не оторвала взгляда от монитора своего компьютера, когда спрашивала, кем является несовершеннолетняя. Мать Донны и чиновница подписали соглашение — и трудный подросток был немедленно отправлен под венец, замуж за педофила.

    Ее выгнали из школы, поэтому Донна потеряла драгоценную стипендию, она не смогла получить образование. В 17 лет она была беременна, но контролировавший ее муж, часто прибегавший к насилию, заставил ее работать в стрип-клубе. Она отдавала ему всю зарплату, а кроме того, поставляла ему наркотики и девочек.

    Она решила бежать, увидев, как ее маленькая дочь смеется, думая, что они играют — в то время как ее муж душил ее, лежащую на земле.

    «Я пошла в центр по борьбе с домашним насилием», — рассказывает Донна. «Но мне отказали в помощи, потому что мне было менее 18 лет».

    В 19 лет ей все же удалось сбежать. Чудеса да и только, но ей удалось поступить в колледж и спустя несколько лет окончить его. Она не рассказывала друзьям о своем браке и пережитом насилии, и боролась с серьезными психологическими проблемами, включая депрессию и приступы паники.

    «Моя цель — изменить законы»

    Два года назад, когда Донне было уже 32 года и она работала менеджером в сфере здравоохранения, Донна решила выяснить, попадали ли другие женщины в подобные ситуации. В итоге судьба свела ее с Джин Смут из Tahirih Justice Center, благотворительной организации, выступающей против применения насилия по отношению к женщинам. «Я сказал ей, что моя цель — изменить законы в моем родном штате», — говорит Донна.

    Смут, старший советник TJC, считает, что такие случаи демонстрируют настоятельную необходимость реформ по всей стране. «Государство не признает фактов жестокого обращения с детьми», — говорит она. «Эти законы являются следствием устаревших и ошибочных предположений о том, что отвечает интересам девушки».

    Смут рассказывает, что многие испуганные жертвы отправились в суды в отчаянной надежде обрести там спасение, но их травмы только усугубились.

    «Одна девушка рассказывала мне, что судебный чиновник, увидев, что она плачет, решил, что она всего лишь нервничает и сказал ей, что это будет самый счастливый день в ее жизни».

    Реформу законов в Кентукки продвигала член сената штата, республиканка Джули Адамс. По ее словам, она была поражена рассказом Донны, с которой встретилась прошлой осенью.

    «У меня челюсть отвисла, когда я ее слушала», — говорит Адамс. «Это было ошеломляюще. Я понятия не имела о детских браках».
    Тем не менее, публично затронув эту тему, Адамс была ошеломлена объемом бумажных и электронных писем, которые она получила от женщин, рассказывающих о подобном опыте.

    «Мы, как общество, позволили маргинализации женщин приобрести силу закона. Мы должны были связать наши гражданские и уголовные законы».

    Эта проблема демонстрирует высокий уровень лицемерия в стране, которая борется против браков с участием детей по всему миру. «В цивилизованном обществе нет места для раннего или принудительного брака с детьми», — говорил Барак Обама, в бытность свою президентом.

    Он прав. Тем не менее, об этой проблеме в США начали говорить только после того, как несколько храбрых женщин, переживших подобную трагедию, Донна в их числе, начали публично рассказывать о своих страданиях. Чтобы будущие поколения избежали подобной судьбы.

    Многие женщины страдали молча, полагая, что их случай — это исключение из правил. Но с тех пор, как Донна создала группу поддержки, получившую название «Survivors ‘Corner» (Уголок выжившего), другие женщины, попавшие в аналогичную историю, начали говорить об этом публично.

    Делавэр стал первым штатом, который в мае этого года объявил вне закона все браки несовершеннолетних, несмотря на заявления, что это приведет к увеличению числа абортов. Несколько других штатов, включая Техас, где в этом столетии было зарегистрировано наибольшее количество браков с участием несовершеннолетних, обновили и укрепили свою законодательную базу.

    Тем не менее, в 18 штатах по-прежнему не установлен пороговый возраст для вступления в брак. Среди этих штатов — Айдахо, где самый высокий уровень детских браков на душу населения.

    В семи штатах действуют законы, согласно которым беременность может быть использована как причина отказа от минимальных возрастных норм, и только 13 требуют от несовершеннолетних получить одобрение от судьи до того, как они вступают в брак.
    Реформа встретила сопротивление некоторых консерваторов, в том числе Альберта Робинсона, сенатора от округа, где проживала Донна, когда была замужем.

    «Когда он выступил против законопроекта, это выглядело так, как если бы он сказал, что все в порядке, мое изнасилование было законным в его округе, потому что я была замужем», — говорит Донна.

    Робинсон, бывший производитель колбасных изделий, переквалифицировавшившийся в торговца недвижимостью, говорит, что он против вмешательства правительства в семейную жизнь. «Родители — это причина, по которой ребенок существует, и мне трудно поверить, что какие-нибудь родители заставят своего ребенка вступать в брак».

    «Если родители будущего отца и беременная девушка могут договориться между собой, это намного лучше, чем аборты», — добавляет Робинсон. «Мать моей жены вышла замуж в 14 лет, и родила через год. А моя жена — лучшее, что было в моей жизни».

    Робинсон выступает за браки с участием детей, но он против регистрации браков взрослых геев и лесбиянок. Он не одинок: в соседнем графстве Роуэн, где в этом столетии было зарегистрировано 92 брака с несовершеннолетними, судебный клерк предпочел отправиться в тюрьму, но не регистрировать однополые пары. Эта история получила широкую известность.

    «У меня никогда не было первого свидания»

    Рассуждения о правах родителей возмущают детского воспитателя Джуди Виганд. Когда ей было 13 лет, она пережила глубокую травму — ее вынудили выйти замуж за 17-летнего насильника.
    Виганд никогда не осмеливалась рассказать кому-либо о нападении, по-детски полагая, что она, должно быть, отчасти виновата в случившемся. Но потом она забеременела. «Мой отец был очень зол, — рассказывает Виганд. «Но я думала, что нарушила правила и сама себя загнала в плохое место».

    Они жили в религиозной, ультраконсервативной сельской общине, поэтому матери подростков договорились, что их дети поженятся. Когда они пошли к чиновнику графства, чтобы получить разрешение на брак, «она посмотрела на меня через очки, как будто на мне была порча и слова мне не сказала», — вспоминает Виганд.

    На свадебную церемонию она надела желтое платье, худая девочка, весившая чуть больше 30 килограмм.

    «Я все еще спала с плюшевым мишкой и играла с моими куклами Барби. Я просто хотела, чтобы все закончилось. Там был священник, но он тоже мне слова не сказал».

    Ее судьба в последующем развивалась по тем же законам, что и у других жертв — она подвергалась насилию, школу она бросила, опять быстро забеременела, а затем, после того, как ее ребенку начали угрожать, ушла от мужа.

    Она искала тихую гавань и снова ввязалась в дурные отношения, прежде чем, наконец, обрести стабильность. «Было очень трудно выстроить достойную жизнь», — говорит Виганд, теперь живущая в счастливом браке. «У меня никогда не было первого свидания, у меня никогда не было выпускного вечера, я никогда не оканчивала школу. Я так много потеряла».

    Некоторые из этих браков сопровождались чрезвычайным насил мием. Например, Гленда Уэлп в 14 лет была вынуждена выйти замуж за соседа в два раза старше ее, который ее регулярно избивал. У нее начались эпилептические припадки после того как муж ударил ее по голове пишущей машинкой. А она была на восьмом месяце беременности. Когда ей удалось сбежать, муж явился к ней с ружьем. «Он сказал, что собирается убить меня, моего ребенка, а затем и себя самого».

    К счастью, мать Уэлп вызвала полицию. «Он уже собирался стрелять в нас, когда услышал сирену и убежал, но все равно попытался прихватить с собой телевизор».

    К другим девочкам относились менее жестоко, но все же — они были жертвами педофилов, Вот история 38-летней Лоретты Скотт, сиделки. Когда ей было всего 12 лет, ее начал преследовать мужчина, посещавший церковь пятидесятников и друживший с ее семьей. Спустя три года родители вынудили ее выйти за него замуж.

    «Я плакала до тех пор, пока не засыпала», — рассказывает Лоретта.

    «Он не давал мне посещать школу, где были все мои друзья, и не хотел, чтобы меня окружали мальчики. Однажды мой брат пришел в гости, но он ему сказал никогда больше не приходить. Он хотел контролировать все и всех, кто говорил со мной».

    Через четыре года она сбежала, а потом обнаружила, что ее муж женился на двух других девочках-подростках. «Сложно все это пережить. Я никогда не говорила об этом ни с кем», — говорит Скотт. «У меня дочка десяти лет и я не могу себе представить, как я ее куда-то отсылаю».

    Шерри Джонсон, известная активистка в штате Флорида, рассказал, что она вышла замужем за насильника в 11 лет, после того как забеременела.

    Не приходится удивляться тому, что согласно данным исследований, малолетние девочки, сочетающиеся браком, гораздо чаще чем другие женщины страдают от серьезных проблем со здоровьем, испытывают финансовые затруднения и не имеют доступа к образованию на протяжении всей своей жизни.

    По иронии судьбы, им приходится гораздо тяжелее, чем незамужним подросткам с детьми, поскольку у них гораздо больше шансов забеременеть второй раз, отмечает Вивиан Гамильтон, профессор права, который участвовала в нескольких слушания на уровне штата по этому вопросу.

    Как и многие другие, Гамильтон ошеломлена тем, что подобная практика все еще существуют в Соединенных Штатах. «Я не думаю, что Бог хочет, чтобы девочки выходили замуж за насильников», — сказала одна из жертв.
    «Это так странно, что это все еще происходит в наши дни».