Журналисты нашли капитана судна, которое доставило в Бейрут взорвавшийся груз селитры

2750 тонн аммиачной селитры, взорвавшиеся 4 августа в порту Бейрута, были выгружены в 2014 году с сухогруза "Росус", принадлежавшего бывшему жителю Хабаровска Игорю Гречушкину. Опасный груз "прописался" в порту Бейрута после того, как Гречушкин бросил там свое судно, ходившее под флагом Молдовы.

Журналисты нашли бывшего капитана "Росуса" Бориса Прокошева — именно он доставил в свое время в Бейрут партию аммиачной селитры, взрыв которой привел к многочисленным жертвам и катастрофическим разрушениям.

По словам Прокошева, он попал на "Росус" в 2013 году. Предыдущий экипаж в полном составе покинул судно: как выяснилось позже, из-за невыплаты зарплаты. Прежний капитан не предупредил Прокошева о проблемах с выплатами, объяснив свой уход от Гречушкина нежеланием команды отправляться в далекий Мозамбик.

В Мозамбик нужно было доставить ту самую партию удобрений (нитрата аммония). Уже после начала рейса моряки узнали, что у судовладельца нет денег, даже чтобы обеспечить экипаж продовольствием и расходными материалами. В итоге корабль оказался в Бейруте — там Гречушкин хотел заработать дополнительные деньги, и именно там судно арестовали за долги.

"С Пирея он погнал нас в Бейрут, взять на палубу груз, чтобы дополнительные деньги заработать. Но груз он нашел такой, что нельзя его было ставить на палубу, на люки трюмов. Это была тяжелая дорожная техника, одну машину поставили, крышка люка прогнулась. Поставили бы вторую – они бы оказались все в трюме. Пароход-то старый! Короче, я стал отказываться. Он на меня наезжал-наезжал, мол, укрепи как-нибудь, я уж ему и фото высылал. Но ему-то по барабану! Но мы не взяли. И он нам сказал, чтобы мы пришли на Кипр, в Ларнаку. Но пароход арестовали ливанские власти за неуплату портового сбора", — рассказал Прокошев.

Часть команды смогла покинуть Бейрут после этого инцидента, но Прокошева, старшего механика, третьего механика и боцмана ливанцы выпускать отказались. Моряки провели там 11 месяцев, не дождавшись никакой помощи ни от российских властей, ни от судовладельца.

"В итоге мы сами продали топливо и наняли адвоката. Он подал в суд на власти Ливана, они ведь не имели права нас держать, у нас даже и контракты уже закончились. И через суд нам разрешили уехать", — говорит бывший капитан сухогруза.

Гречушкин переехал на Кипр, но долги морякам так и не выплатил. "Я знаю, что, когда он погрузил эту селитру в Батуми, ему дали миллион долларов за перевозку. Мне так сказал предыдущий капитан. И вдруг у него через месяц кончились деньги. Кстати, само судно, если его сдать в металлолом, это 350 тысяч. Он просто решил его бросить, а миллион прикарманить", — объясняет Борис Прокошев.

Примечательно, что заказчики груза, заплатившие, по словам капитана, миллион только за его перевозку, не предприняли никаких попыток, чтобы все же получить селитру. "Когда мы уже убыли, ее выгрузили на склад, под ответственность министерства транспорта. Я об этом узнал от ребят-моряков, которые заходили в Бейрут. А пароход в итоге утонул, года два-три назад. У него была небольшая дырка, надо было периодически откачивать воду. А если экипажа нет, некому это делать", — говорит Прокошев.

По мнению капитана, власти Ливана сами виноваты в произошедшей трагедии, поскольку оставили у себя "Росус" и его груз, не попытавшись реализовать партию взрывоопасного удобрения.

"Незачем было арестовывать это судно, от него надо было скорее избавиться! Когда просили выпустить, надо было сказать: идите уже, ничего с вас не надо! А они начали требовать, чтобы им долг вернули за портовый сбор, – и вот что получилось. Ну, и второе: этот нитрат аммония, удобрение, они могли бы вывезти на поля и запахать. Если груз никто не спрашивает, значит, он ничейный!" — заключил Прокошев.

Сейчас читают