Армянские производители "сбрендили" чачу у Грузии и через нее же везут в РФ

Недавняя новость о том, что Армения получила 3 млн евро за отказ от использования наименования «коньяк», неожиданно аукнулась в Грузии: практика показала, что, какие бы документы ни были подписаны, на этикетки товаров армянских производителей это не очень-то влияет.

Что за "чача"?

В докладе по итогам работы грузинских таможенников за первую половину 2021 года Служба доходов Грузии указала, что за указанный срок были пресечены несколько попыток провоза продукции «с незаконным использованием грузинских названий и товарных знаков». Среди них – CHACHA (она же чача) и ЧУРЧХЕЛА.

Контрафактная продукция была выявлена на КПП «Ниноцминда» на границе Грузии с Арменией. Ее пытались ввезти на грузинскую территорию, чтобы потом, судя по документам, переправить для продажи в Россию, Казахстан и на Украину, а также отправить в США. Видимо, контрабандисты надеялись, что таможенники при въезде в Грузию не будут слишком тщательно проверять транзитные грузы.

КПП «Ниноцминда»

Товарные знаки, зарегистрированные Грузией, – например, «хачапури», «чача» и «чурчхела», – и географические названия с грузинской территории можно использовать только с официального разрешения Тбилиси. Но, как выяснили таможенники, в Армении ради прибыли готовы пойти на конфликт с соседями, нарушая их законы.

Среди выявленного контрафакта (грузов, запрещенных к провозу по территории Грузии) были почти 44 тысячи бутылок спиртных напитков под фейковыми брендами «Кахет» и «Аразани». Оба являются отсылками к известным грузинским винодельческим регионам – Кахети и Алазанской долине. Более того, сама Грузия выпускает алкоголь под брендом «Кахети», а уж вино «Алазанская долина» грузинского производства знает каждый россиянин еще с советских времен.

Кроме того, грузинские таможенники выявили 18 тысяч бутылок крепкого спиртного напитка армянского производства, на этикетке которого красовалось название «Чача». Оно, напомним, запатентовано Грузией с 2011 года – как и наименование «чурчхела» (сладости с таким названием, кстати, из Армении тоже пытались транзитом прогнать в Россию).

Чурчхела на грузинском рынке

«Все материалы о выявленных фактах за полгода были переданы следственным органам. Вся грузинская продукция, в том числе и вывозимая на экспорт, по грузинском законодательству должна содержать грамматически правильную надпись на грузинском языке, соответствующую товарному знаку, либо географическому названию, и маркировку "Сделано в Грузии"», – говорится в пресс-релизе грузинской Службы доходов.

На российском рынке грузинской чачи не так уж много – в силу непростых отношений, которые уже более 10 лет существуют между двумя странами. Зато армянская чача в магазинах РФ представлена весьма обильно и позиционируется, судя по этикеткам, как «армянская виноградная водка». Памятуя «коньяк», с которым Ереван лишь недавно (и за внушительную сумму) согласился расстаться, удивительно, что Армения не производит граппу.

Производство виноградной водки широко развито и в Грузии, и в Армении, и в соседних регионах – например, в Краснодарском крае РФ. Конечно, самогонку на винограде в домашних условиях, угощая ею гостей, вполне уместно называть чачей, коль уж слово так нравится. Но печатать «CHACHA» на этикетках контрафакта и отправлять его десятками тысяч бутылок через территорию государства, запатентовавшего это название, – совсем не комильфо.

Бутылка "чачи" армянского производства

Кроме того, эксперты отмечают, что виноградные водки действительно отличаются друг от друга в зависимости от места производства. Грузинская чача, аутентичная, – совсем не то, что армянская виноградная водка, которую производители вопреки патентам и законам решили так назвать. Так что если говорить об интересах потребителя, то вкусовыми качествами и питкостью с грузинской чачей может сравниться разве что аналогичный абхазский напиток – поскольку до обретения независимости Абхазия входила в состав Грузии и закономерным образом унаследовала общие традиции. Разница и в сортах винограда, и в особенностях мест, где он взращивается, и в технологиях (включая педантичность их соблюдения).

Прикрываться неведением по поводу того, что «чача» – это грузинское запатентованное торговое наименование, – у армянских производителей вряд ли выйдет: еще в начале 2000-х годов Армения подписала договор об обмене патентными данными с информационной системой CISPATENT, которую курирует Евразийское патентное ведомство Евразийской патентной организации (ЕАПВ). В рамках CISPATENT между странами-участницами договора происходит постоянный обмен сведениями: раньше – на бумаге, потом – на электронных носителях, а с некоторых пор – онлайн. В самой Армении закон о патентах действует с 2008 года.

А как с коньяком?

Впрочем, лучший показатель отношения армянских производителей к чьим бы то ни было законам – недавняя сделка Еревана с Евросоюзом по купле-продаже торгового наименования «коньяк». Этот напиток, как известно, назван в честь французского города Коньяк (Cognac), который находится в Новой Аквитании департамента Шарант.

Виноградники в департаменте Шарант

В европейском законодательстве строго отрегулированы правила географических наименований определенных продуктов. Жесткость этого регулирования позволяет потребителю больше доверять указаниям на этикетках.

Специальные документы описывают и закрепляют технологию производства таких продуктов, «привязывая» к ним определенное название – и таким образом гарантируют некий уровень качества. В случае с коньяком «правообладателем» названия в силу историко-географических причин является, конечно, Франция. И это зафиксировано в многочисленных законодательных актах на уровне ЕС.

Другие страны, конечно, тоже производят алкогольный напиток по аналогичному принципу – с перегонкой виноматериалов в дистилляты и последующей как минимум трехлетней выдержкой в дубовых бочках. Для них, как считается в Евросоюзе, существует название «бренди» (это обозначение любого алкогольного напитка крепостью более 37,5 градусов, изготовленного путем дистилляции фруктово-ягодного вина, а само название происходит от нидерландского brandewijn – «пережженное вино»). Существует и красноречивая поговорка: «Любой коньяк – это бренди, но не любое бренди – это коньяк».

Но в странах СНГ, где развито виноградарство, еще с советских времен повелось называть такие напитки, какого бы качества они ни были, «коньяком». Хотя, напомним, коньяк – это определенные сорта винограда и традиционная технология, родившаяся из многовековых французских традиций.

Советские коньяки

В Армении виноград выращивали еще до нашей эры, о чем свидетельствовали Геродот и другие древние историки. Но лишь в 1877 году в стране появился первый винодельческий завод – его построил купец первой гильдии Нерсес Таирян, – а в 1887 году на нем начали выпускать бренди. К тому времени французские коньяки уже полтора века пользовались заслуженной славой, и Таирян позаимствовал их название – но не просто так: на его заводе производство велось строго по классической технологии а-ля Cognac.

Интересный факт

Проблемы с наименованием коньяка возникли из-за того, что французы слишком поздно спохватились — они размежевали зоны его производства только в 1909 году, когда производство напитка велось уже несколько веков. Юридически его название и вовсе было закреплено в 1938 году. К тому времени Таирян выпускал коньяки по французской технологии уже 50 лет!

Смелая задумка купца не снискала серьезного успеха из-за отсутствия железной дороги, по которой готовую продукцию можно было бы поставлять на экспорт. Неудивительно, что Таирян, к пожилым годам так и не добившись международного успеха, о котором грезил, продал свое детище крупному российскому торгово-промышленному товариществу «Н. Л. Шустов и сыновья».

Буквально за пару лет, в 1983-1985 годах, в Ереване как грибы выросли еще три коньячных завода. К 1914 году их в Армении насчитывалось уже полтора десятка, но самым крупным по-прежнему оставался тот самый, первый, основанный Таиряном. Там же появились «родные» марки коньяка – «Праздничный», «Юбилейный», «Фин-Шампань», «Экстра», «Фин-Шампань Лучший», «Фин-Шампань Отборный» и другие.

Тем не менее владельцы сети предприятий продолжали поддерживать тесную связь с французскими корнями выпускаемого напитка: к примеру, управляющим у них был Мкртич Мусинян, окончивший французскую школу виноградарства и виноделия во Вреньё. Он решал, какие сорта армянского винограда использовать для производства коньяка, и добился, чтобы на заводах были установлены аламбики – аппараты двойной перегонки шарантского типа, как на родине благородного напитка. Бочки из лимузенского дуба, в которых выдерживались «шустовские» коньяки, тоже завозили из Франции.

Интересный факт

Бытует мнение, что Шустовы получили официальное право на использование названия — якобы в 1900 году на Всемирной выставке в Париже их продукция заняла первое место, после чего им дали эксклюзивную привилегию писать на этикетках «коньяк».

После революции заводы Шустовых постигла предсказуемая участь – они были национализированы правительством новорожденной армянской Республики и превращены в Винно-коньячный трест «Арарат». Долгое время высокая планка, заданная владельцами предприятий и их «французским» управляющим, держалась почти на том же уровне: во всяком случае, соблюдалась раскладка по сортам (использовались только высококачественные «гаран дмак», «чилар» и «воскеат») и классическая технология. Неудивительно, что армянские коньяки в СССР котировались высоко, и в 1953 году их производство настолько разрослось, что «переехало» на специально построенный Ереванский коньячный завод, который занимал 8,5 гектара земли в самом центре столицы республики.

Реклама коньяка Шустовых

Параллельно производством коньяка из собственного винограда занимались также Грузинская ССР, Молдавская ССР, Азербайджанская ССР и Дагестанская АССР. По какой-то причине – видимо, под влиянием купца Таиряна и романтической любви ко всему французскому, – «бренди» в Советском Союзе не выпускали. До поры до времени в этом не было ничего предосудительного, и вопрос встал ребром лишь много позже, при Евросоюзе.

Подход тут довольно простой: пока какая-то страна, не входящая в состав ЕС, тихо-мирно производит напиток и называет его коньяком, продает на своей территории и экспортирует в другие страны, тоже не входящие в ЕС, особых претензий к этому не возникает.

В России, к примеру, по старым добрым советским традициям продолжают любить и даже котировать армянские напитки с названием «коньяк» на этикетках. Импорт и экспорт регулируются в соответствии с законодательством Таможенного союза, созданного странами-участницами Евразийского экономического союза (ТС ЕАЭС). Армения входит в его состав с 2015 года.

На российском рынке действует постановление Росалкогольрегулирования (РАР) от 2013 года, «отвязавшее» торговые наименования «коньяк» и «шампанское» от французских географических названий – но только на кириллице. Этим же постановлением был регламентирован стандарт качества указанных напитков – в соответствии с ГОСТами. Так что армянский, грузинский и дагестанский коньяки абсолютно законно продавались и продолжают продаваться в магазинах РФ.

Вернёмся к чаче

Что же касается наименования «чача» (chacha), оно запатентовано Грузией во всех вариантах написания. Патент соотносится с местным законодательством, которое запрещает другим странам использовать эти наименования при производстве своей продукции. Если бы армянские фабриканты сбывали свою «чачу» у себя на родине или нашли способ вывезти ее в Россию по воздуху – вопросов бы, пожалуй, и не возникло.

Дело тут в некоторой наглости – по-другому и не скажешь, – с которой армянская «чача» поехала в РФ именно через грузинскую территорию. С другой стороны, конечно, особого выбора-то и нет: это сейчас, в рамках проектов мирного развития и восстановления Карабаха Армения может получить доступ к новым транспортным артериям – если ее власти наладят конструктивный диалог с другими региональными акторами. Так что везти свою «чачу» кроме как через Грузию армянским производителям некуда. А значит, следовало бы проявить уважение к соседу, пусть даже как к транзитной стране, и соблюсти его законодательство.

Грузинская чача

В этом контексте очень интересно будет посмотреть, как поступит Армения с «коньяком». Ей удалось выторговать у ЕС немалую сумму за то, чтобы «забыть» это слово. В 2017 году она подписала с Брюсселем соглашение о всеобъемлющем и расширенном сотрудничестве, которое давало ей право еще 25 лет производить «армянский коньяк».

Но в 2021 году Ереван попал под программу Европейского инструмента соседства и обязался за 3 млн евро больше не называть свой бренди «коньяком». Эти деньги были выделены как финансовая поддержка, имеющая целью «содействовать плавному и эффективному прекращению использования названия «коньяк» для армянских виноградных дистиллятов и помочь производителям из Армении сохранить свою конкурентоспособность на экспортных рынках».

Предполагается, что «армянский коньяк», перестав существовать как торговое наименование, получит некое новое название – национальный бренд, в разработке которого примут участие европейские специалисты.

Такой же путь, которым сейчас движется Армения, ранее проделала Украина, тоже стремившаяся максимально сблизиться с ЕС. Киев заключил аналогичное соглашение об ассоциации с Евросоюзом, в рамках которого с 2026 года обязан прекратить производство напитков под наименованием «коньяк». Пару лет назад власти страны провели опрос среди населения, предложив людям самим выбрать новое название – и победил «Украинский бренди». Голосование проводилось на деньги, выделенные Брюсселем под специально созданный проект «Географические указания на Украине».

Армянские коньяки

Скорее всего, Армению ждет что-то похожее. В 2010 году она уже прикидывала, каким словом можно заменить коньяк. Среди вариантов фигурировали «Арбун», «Аркон», «Баркон», «Арменак» и другие.

И вот теперь возникает вопрос: если армянские производители так смело везут свою «чачу» через Грузию, где она считается контрафактом и самим своим существованием задевает государственные интересы, то смогут ли они хранить верность Евросоюзу и прекратить экспорт «армянского коньяка» в Россию (а на российском рынке продается 80% этого напитка)? Украина с такой проблемой не столкнулась по известным причинам, но у Армении с РФ совсем другие отношения.

Ежегодно Россия импортирует миллионы литров этого напитка, и российский покупатель привык брать его именно под таким названием, а любые «креативы», которые на замену родятся в тесном сотрудничестве Армении и Евросоюза, не будут восприняты благосклонно. Наоборот, пойдут вверх продажи отечественных коньяков, которые не надо переименовывать во что-то иное. Массовый потребитель в России отличается инертностью, особенно те возрастные категории, которые застали советскую «раскладку» по товарам и твердо помнят, что бренди – болгарский, а армянский – коньяк.

Так готовится бренди в Болгарии

Российские власти к тому же не отличаются особой лояльностью в вопросах торгового нейминга: недавно они как раз запретили импорт «шампанского» – в том смысле, что теперь на отечественном рынке будет продаваться только «российское шампанское» (речь о наименовании на кириллице, а оно обязательно должно присутствовать на этикетках всех импортируемых товаров). Производителям исконно шампанских вин придется либо отказаться от работы в РФ, либо переименовать свою продукцию в «игристые вина». Вряд ли стоит надеяться, что Москва возрадуется плодам армянской «европеизации», а ритейлеры – необходимости объяснять инертному потребителю, почему знакомый ему с прошлого века армянский коньяк теперь называется по-другому.

Так что, скорее всего, производители алкоголя в Армении продолжат действовать в том же ключе, как поступают с Грузией: найдут лазейки, договорятся, где-то в чем-то проигнорируют, где-то когда-то рискнут. Потому что в противном случае «армянский коньяк», которому скоро подберут другое название, станет некуда сбывать.

Сейчас читают