Атака на Лубянке неделю спустя: ни версии, ни мотива

После нападения на здание ФСБ в центре Москвы прошла неделя, однако спецслужбы и следственные органы так и не представили общественности убедительной версии произошедшего, а СМИ распространяют противоречивые данные о стрелке. Судя по словам Дмитрия Пескова о "проявлении безумия", исчерпывающих ответов на вопросы об этом инциденте у властей не будет.

В день инцидента, 19 декабря, в СМИ первоначально появилась информация о троих нападавших с оружием, одетых в форму силовых структур. Сообщалось, что двое боевиков смогли проникнуть в приемную ФСБ и почти сразу были убиты, а третий сумел выбежать на улицу и отстреливался дольше всех, но в конечном итоге был ликвидирован. Также заявлялось, что на месте нападения были найдены рюкзак и граната, по другим данным — самодельная бомба.

Вся эта информация распространялась со ссылками на источники в спецслужбах, — причем распространялась изданиями, чьи связи в силовых структурах достаточно надежны. В большинстве случаев информация от этих источников подтверждается, но в этот раз произошло иначе.

Почти сразу после сообщений о троих убитых боевиках RT объявила, что спецслужбы квалифицируют инцидент как теракт. Однако вскоре версия ФСБ кардинально изменилась: было заявлено, что нападавший был всего один, а терактом атака на ведомство не является. Некоторые издания удалили публикации, в которых говорилось о теракте.

Примечательно, что перестрелка в центре Москвы длилась около часа: примерно с 18.10 до 19.15 мск. Если учесть достаточно высокий уровень боевой подготовки российских силовиков, напрашивается вывод, что нападавший — допустим, он был один, — подготовлен, как минимум, не хуже.

Информация о личности подозреваемого появилась лишь через несколько часов после окончания боя на Лубянке — нападавшим объявили 39-летнего жителя Подмосковья Евгения Манюрова. Известно, что он увлекался спортивной стрельбой и имел отношение к охранной деятельности, однако боевой подготовки не имел, в армии не служил, да и в целом особых успехов в стрельбе не показывал. Почему профессиональным бойцам силовых структур потребовался час для его ликвидации, не вполне понятно.

Мотивы нападения также остаются загадкой. День нападения наводит на предположение, что акция тщательно готовилась: атака на штаб-квартиру ФСБ в самом центре Москвы произошла накануне Дня чекиста, когда президент Путин находится на праздничном концерте и поздравляет силовиков с практически окончательной победой над терроризмом в России, — а за несколько часов до этого Путин также отчитался на большой пресс-конференции о десятках предотвращенных с начала года терактах.

Итоговая версия ФСБ
Манюров действовал в одиночку, стреляя из карабина "Сайга", также у него при себе был нож. В результате два силовика погибли, а еще 5 человек, включая одного гражданского, получили ранения.

Для международных террористических организаций вроде почти разгромленной ИГ (запрещена в России решением суда — прим.ред) подобное нападение могло бы стать большой удачей и громкой пиар-акцией, однако связать Манюрова с террористическими организациями или религиозными экстремистами не удалось — ответственность за стрельбу на Лубянке никто на себя не взял.

Журналисты указывали, что на убитом была футболка с изображением волка и луны (а не форма силовиков, как заявлялось первоначально — прим. ред) и пытались найти в этом изображении смысл действий Манюрова. Волк является, в частности, символом чеченских сепаратистов и турецких националистов, однако нет данных, что у Манюрова было с теми или другими много общего.

Достаточно специфическую информацию о стрелке предоставил журналистам его отец: по словам Фатиха Манюрова, сын рассказывал ему, что мечтает стать мастером спорта по стрельбе и работает охранником в посольстве Арабских Эмиратов, а некоторое время назад у него "появился восточный акцент". В посольстве заявили, что Манюров у них никогда не работал, а про акцент упомянул еще один человек — продавец оружия, у которого Евгений покупал патроны к своим карабинам. Впрочем, на его взгляд, акцент Манюрова был "похож на украинский". По словам родственников, Манюров был необщительным, не хотел жениться и скрывал от матери информацию о своем увольнении, — но так или иначе, целей и мотивов его нападения на здание ФСБ все эти сведения никак не объясняют.

Появлялись противоречивые данные о принадлежности Манюрова к общественно-политическим объединениям. СМИ сообщали, что он был членом «Национально-освободительного движения» — организации, исключительно лояльной Кремлю, — однако в самом НОДе это опровергли. Затем появились данные, что стрелок состоял в «Этническом национальном объединении» — движении, пропагандирующем единство русского, белорусского и украинского народов, — но и эта организация своим членом Манюрова не признала. "Мы — не террористы. У нас даже мысли не было устраивать бойню в центре мирного русского города", — заявили в ЭНО.

Эксперты объяснили противоречия в версии ФСБ

Противоречие первоначальных данных о нападении и итоговой версии может объясняться достаточно просто, считает генерал ФСБ в отставке Александр Михайлов.

«Насколько я знаю, официально информации о трех нападавших от ФСБ не поступало. Все шло от журналистов. Как говорится, у страха глаза велики, поэтому очень часто информация опережает анализ. В момент, когда все в панике бегут, очень сложно оценить ситуацию объективно», — сказал отставной силовик Инфо24.

Особой разницы в расследовании теракта и просто нападения на силовиков нет, утверждает он.

«У любого преступления есть объективная и субъективная сторона. Объективная сторона в данном случае выражается в нападении на сотрудников спецслужб, а, чтобы доказать теракт, нужно иметь мотив преступления. О мотивах сейчас говорить сложно. Это будет выясняться следствием. При этом нападение могут быстро переквалифицировать в теракт, если это будет доказано», — добавил Михайлов.

По словам офицера МВД в отставке Евгения Черноусова, противоречивость в показаниях спецслужб в первые часы после совершения нападения объясняется осторожностью.

«По практике, когда речь идет о таких делах, которые, к слову, редко были в СССР и современной России, вполне обосновано, что сначала стали осторожно давать информацию, поскольку многие моменты были не ясны. Здесь любое сказанное признается за основную версию. Но я не думаю, что в конечном итоге что-то скроется», — сказал он Инфо24.

Власти не стали признавать нападение терактом, поскольку это могло бы нанести удар по репутации российских спецслужб, считает Черноусов. «Такое громкое преступление произошло не где-то в регионе, а в центре Москвы. К тому же — у здания ФСБ, которая должна бороться с терактами. Жертвами оказались сотрудники этой службы. Сами понимаете, что это не совсем хорошо. Это режет слух. Я думаю, что если бы это произошло в каком-нибудь регионе, то преступление признали бы терактом. Но это не значит, что дело не переквалифицируют (в итоге) в теракт», — отметил эксперт.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков 23 декабря прокомментировал стрельбу на Лубянке, назвав ее "проявлением безумия". "Мы с вами живем в такое время — не только наша страна, но и все государства мира, — когда, к сожалению, никто не застрахован от, скажем так, любых проявлений безумия с такими трагическими последствиями", — сказал он.

Судя по всему, именно эта версия, не требующая убедительного объяснения мотивов стрелка, в конечном итоге будет признана основной. Источник, близкий к следствию, сообщил 24 декабря, что к делу подключилась служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ России, — однако открытое признание произошедшего терактом будет очевидным политическим ударом для Кремля и силового блока.

Сейчас читают