Чисто петербургское убийство. Почему криминальная хроника Петербурга дает готовые сюжеты для nordic noir триллеров

Фото: pixabay.com

Убийство 24-летней аспирантки СПбГУ, совершенное ее любимым преподавателем, вызвало огромный общественный резонанс в России. Петербуржцы, между тем, могут припомнить и другие истории подобных шокирующих преступлений. Инфо24 предлагает продюсерам «северных детективов» всерьез присмотреться к Петербургу с его реальными событиями.

— Уж не Наполеон ли какой будущий и нашу Алену Ивановну на прошлой неделе топором укокошил? — брякнул вдруг из угла Заметов. («Преступление и наказание»)

Преступление преподавателя СПбГУ Олега Соколова, который расчленил свою студентку и любовницу, чтобы утопить в Мойке, у многих вызвало ассоциации с «Петербургом Достоевского». За этой ассоциацией и ходить далеко не надо: в доме, где жил Соколов, расположен ресторан «ИдиотЪ».

Оказавшись в СИЗО, Олег Соколов попросил немного: разрешить ему носить очки (стандартными правилами учреждения это запрещено — предполагается, что заключенный может нанести себе вред осколком очков — ред.) и читать книги. Он утверждает, что «сходит с ума» без научных исследований. Очки и книги Соколову привезли.

«Питерский ноябрь, ученый-убийца, ставший когда-то фактическим основателем реконструкторского движения в России, любивший наряжаться Наполеоном и принимать обращение "Сир", — а также вроде бы собиравшийся после избавления от трупа покончить с собой в наполеоновском сюртуке в стенах Петропавловской крепости, расчлененный труп девушки — каждая из этих деталей, как бы ужасно это ни звучало, вызывает слишком много литературных и культурологических ассоциаций. Они невольно заставляют многих думать о случившемся так же, как о скверной истории, увиденной на экране или прочитанной в книге», — пишет журналист и историк Станислав Кувалдин.

Впрочем, Кувалдин — москвич. Петербуржцы же, следившие в последнее десятилетие за городской криминальной хроникой, находят историю Соколова хоть и своеобразной, но не исключительной. Ольга Якушева, работавшая до недавнего времени редактором новостной ленты в нескольких городских изданиях, уверена, что Петербург — идеальные декорации для жуткого детективного триллера.

Кадр сериала "Убийство" (Дания)

«Наполеон, угрюмая ноябрьская Мойка, ученый с мировым именем, расчлененка. Это событие из разряда, когда пишешь про какую-то дичь, а сам в глубине души этой дичью гордишься — видали, мол, как у нас в Петербурге могут! При всей экстравагантности бэкграунда, нельзя сказать, что эта история какая-то вопиюще исключительная по меркам Петербурга. В климате ли дело, в географии ли, в психах ли и фриках всех мастей, которых испокон веков тянет в Петербург... Вспомним, хотя бы готов-каннибалов, зажаривших убитую подружку с картошкой. Кстати, этому скандалу, тоже гремевшему на всю страну, в этом году исполняется десять лет», — сказала она Инфо24.

Читайте также: Поклонница Соколова. Молодая петербурженка в треуголке прыгнула в Мойку у дома доцента

Факт
В январе 2009 года в Петербурге обнаружили пакет с человеческими останками. К этому времени в городе уже несколько недель искали пропавшую 16-летнюю школьницу Карину. За ее убийство были арестованы, а затем осуждены Максим Главатских и Юрий Можнов — 19-летние неформалы, один из которых работал мясником на рынке, а другой флористом. Они сознались, что утопили пришедшую в гости Карину в ванне, расчленили труп, запекли некоторые части в духовке с картошкой и съели, поскольку были очень голодны. В мае 2010 года они получили сроки — 18 и 19 лет колонии строгого режима. В марте 2017 года Главатских покончил с собой в колонии.

«В Петербурге много мест, которые могут стать находкой для маньяка. Например, Канонерский остров — узкая пустынная полоска земли, зажатая между доками и заливом, отсеченная от "большой земли" тоннелем. Я всегда говорила, что если бы я захотела спрятать труп, я бы отвезла его на Канонерку. Кстати, весной 2019 года там нашли части тела мужчины, а по осени задержали расчленившую его соседку по коммуналке, которая в несколько "ходок" перевезла останки жертвы... на маршрутке. К слову, коммуналка та находится неподалеку от Сенной площади — можно сказать, не обошлось без духа Раскольникова», — рассказывает Якушева.

С «наполеоновским» убийством журналистка сравнивает другую криминальную историю — дело пенсионерки Тамары Самсоновой из Купчино, которую задержали летом 2015 года за убийство подруги. Следствие пришло к выводу, что Самсонова отравила приятельницу, подмешав в ее любимый салат оливье феназепам, затем расчленила труп и разбросала останки по окрестностям.

Кадр фильма "Снеговик" (Норвегия)

«По богатству деталей эта история не уступает делу Соколова. Чего стоит один дневник убийцы, в котором она на немецком языке расписывала десятки совершенных убийств. Помню, тогда я подумала — черт возьми, до чего похоже на скандинавский нуар. Днем ты пишешь про сумасшедшую отравительницу, а вечером читаешь какой-нибудь детектив НесбёЮ Несбё: норвежский писатель и музыкант, обладатель нескольких литературных премий. Автор серии детективных романов о талантливом инспекторе-алкоголике Харри Холе и создатель концепции политического триллера 'Оккупированные' об оккупации Норвегии Россией», — говорит Ольга.

Факт
Скандинавский нуар — литературный и кинематографический жанр, объединяющий детективные триллеры, созданные в странах Северной Европы. Получил большую популярность в мире в середине 2000-х годов. Книги и сериалы в жанре nordic noir отличаются неторопливым, но продуманным до мелочей сюжетов с неожиданными поворотами. Особый признак жанра — мрачные «северные» пейзажи и социально-политический контекст преступлений: во всех образцах скандинавского нуара поднимаются проблемы социального неравенства, дискриминации меньшинств, коррупции в органах власти.

«Читаешь и думаешь: "ну закрутил норвежец, ну откуда в маленьком медленном Осло столько маньяков?". А потом вспоминаешь, что в другом северном городе вполне есть место оливье с ядом, — или Наполеону в Мойке, или женщине, трясущейся на обычной маршрутке с необычными пакетами. Легко можно представить петербургскую версию Харри Холе — угрюмого крепко пьющего следователя, которому вот уже 15 лет не дает покоя отрубленная рука с татуировкой, найденная на свалке в Купчино», — отмечает журналистка.

После задержания Тамары Самсоновой в СМИ появилась информация, что ее подозревают в нескольких десятках убийств, совершенных на протяжении последних 15 лет. По одной из версий, она убила своего мужа, который числился пропавшим без вести с 2000 года, а затем избавилась от тела. Впоследствии она сдавала комнату в своей квартире приезжим и как минимум одного из них также убила — мужчина из Норильска, живший в ее квартире, пропал в 2003 году, а затем части его тела, в том числе руку с татуировкой, обнаружили неподалеку от дома на свалке. Убийство на протяжении многих лет оставалось нераскрытым. В декабре 2015 года Самсонову признали невменяемой и отправили на принудительное лечение в закрытую психбольницу.

Отметим, что жанр скандинавского нуара в литературе и кино любим петербуржцами: еще в 2013 году городской телеканал 100ТВ специально заказал и перевел для петербургского зрителя ряд скандинавских телесериалов: «Убийство», «Мост», «Правительство», «Валландер» и другие. Как объяснял гендиректор телеканала Максим Троепольский, «близость Петербурга к Скандинавии определяет ментальную близость персонажей зрителям и высокую узнаваемость многих бытовых деталей».

Кадр сериала "Мост" (Швеция - Дания)

«На месте продюсеров Netflix или HBO я бы всерьез призадумалась, не снять ли в Петербурге какой-нибудь новый криминальный сериал по реальным событиям: благо, ни с сюжетной основой, ни с поиском натуры для съемок проблем у этого города точно нет», — заключает Ольга.