Эксперт объяснил, почему Кочарян для региона опаснее Пашиняна

Экспертное сообщество активно обсуждает интервью, которое дал бывший (второй по счету) президент Армении известному российскому телеведущему Владимиру Познеру в эфире «Первого канала». Это выступление носит явный предвыборный характер.

Роберт Кочарян планирует возглавить оппозиционный блок на внеочередных парламентских выборах. Какие партии в него войдут, политик не уточнил — сказал лишь, что их, скорее всего, будет две. «Стремлюсь к власти, рассчитываю на победу в выборах», — признался он, хотя это, в принципе, и так понятно.

Свои ответы на вопросы Познера Кочарян адресовал явно не своим предполагаемым избирателям: все его реплики были направлены на российскую аудиторию (армянскую диаспору, как предположили некоторые СМИ).

«В этом случае, я думаю, Познер выполняет волю армянской диаспоры в России — а она занимает позицию жестко прокочаряновскую», — пояснил Инфо24 политолог Сергей Марков. Он уверен, что в Кремле понимают угрозу реваншистской политики Кочаряна и, в отличие от упомянутой диаспоры, «политически занимают позицию равноудаленности» между ним и Николом Пашиняном.

По мнению эксперта, Пашинян представляет угрозу для мира в регионе своими проамериканскими устремлениями и слишком тесными контактами с Соросом, но «угроза со стороны Кочаряна возобновить боевые действия намного более опасная, чем угроза со стороны Пашиняна возобновить проамериканскую политику».

О нынешнем положении в Армении Кочарян отозвался с недипломатичной резкостью, оценив его на 3 балла из 20 и возложив всю ответственность на премьер-министра Никола Пашиняна.

Никол Пашинян на митинге в Ереване. Кадр видеотрансляции Factor tv

По словам экс-главы республики, ни об одной сфере жизни в стране он не может сейчас высказаться в положительном ключе: экономика — проблемная, общество — в раздрае и упадничестве, карабахские территории потеряны, настроение у людей подавленное, «подтачивается основа идентичности».

Как именно он, во главе своей пока еще гипотетической оппозиционной коалиции, собирается менять ситуацию к лучшему, Кочарян не уточнял — лишь заверил, что его участие в выборах «не усилит раскол», а других политиков, способных, с его точки зрения, «выправить сложившуюся ситуацию», он на армянском горизонте не видит.

«Сейчас нет целей, ориентирования, хаос управления. Когда беспокойство длится долго, оно переходит в тревогу, поэтому люди бегут. Есть определенный кризис идентичности после такого удара», — поделился Кочарян своим видением ситуации в Армении.

По каждому вопросу он в той или иной формулировке указывал на персональную вину Пашиняна. В частности, он обвинил действующего премьер-министра в неспособности конструктивно вести переговоры по карабахскому вопросу.

Роберт Кочарян

«Там, где кончаются переговоры, начинается война», — афористично заявил Кочарян, охарактеризовав позицию официального Еревана как «бегство» от решения карабахской проблемы, уход от предметного диалога и «пораженчество», которое, не вмешайся президент РФ Владимир Путин, могло бы закончиться переходом всего Нагорного Карабаха под юрисдикцию Азербайджана.

Кочарян убежден, что Пашиняну следовало исключить самопровозглашенную администрацию оккупированных земель из контекста переговоров, отвергнуть бессмысленный тезис «Нагорный Карабах = Армения» и добиваться конкретной сделки по формуле «удерживаемые территории в обмен на статус Карабаха». Сейчас он предлагает выждать, а потом опять добиваться пересмотра позиций по Карабаху, пусть и с новым раскладом, — видимо, невзирая на заключенные соглашения.

Ильхам Алиев, Владимир Путин и Никол Пашинян оглашают условия подписанного соглашения по Карабаху

Этими своими рассуждениями бывший президент Армении на международном уровне признал факт оккупации азербайджанских территорий — и легко догадаться, как на подобные выводы отреагирует армянский электорат. Тем самым Кочарян продемонстрировал свое равнодушное отношение к избирателям, голоса которых, по его же собственным словам, надеется получить.

Нужны ли Армении в нынешней действительно непростой ситуации такие лидеры — вопрос риторический. Баланс сил в регионе только начал устанавливаться, идет процесс тонкой регулировки по многим вопросам, и политик, который так откровенно «работает» на Москву, создает массу рисков для всех акторов и пока еще хрупкого мира.

Сейчас читают