Фигурант дела "Нового величия" обвинил оперативников в изнасиловании

Фигурант дела "Нового величия", которое рассматривает сейчас Люблинский районный суд Москвы, опубликовал рассказ о своем задержании. Письмо 27-летнего Руслана Костыленкова передала "Медузе" его подруга, которая некоторое время хранила этот рассказ.

Прокуратура требует для Руслана Костыленкова самый длительный срок — 7,5 лет лишения свободы. Костыленкова задержали в день его рождения, 15 марта 2018 года.

Непосредственно после задержания оперативники заставили Костыленкова зачитать перед камерой признательные показания. Видео, на котором он признается в создании организации и описывает ее цели («трибунал над членами правящей верхушки» и «отмена репрессивных действующих законов и Конституции») появилось в анонимных телеграм-каналах в тот же день.

В письме, опубликованном "Медузой", Костыленков рассказывает, как его задерживали и пытали. По словам обвиняемого, именно после этих пыток он согласился записать видеопризнание.

За три дня до задержания Костыленков заметил у своего дома в подмосковном городе Хотьково машину с оперативниками. По словам Руслана, он сразу вычислил слежку, но решил, что это "временная мера". "Чтобы проверить, насколько опасный я оппозиционер", — думал Костыленков. Вечером 14 марта следивших за Костыленковым сменили другие оперативники на другом автомобиле.

Утром 15 марта Костыленков открыл дверь на стук — девушке, которая назвала его по имени, сказав, что она "от Ани". В квартиру ворвались силовики. Части из них — тем, кто участвовал в пытках и записи видеопризнания — Костыленков в письме присвоил прозвища: Рыжий, Бивень, Кавказец, Аноним и Прыщ.

"Они поколотили меня, застегнули за спиной наручники, посадили на табуретку и начали допрашивать. Во время абсолютно дебильного диалога, который длился минут двадцать, Бивень и Аноним наносили мне удары по разным частям тела, когда считали, что я, по их мнению, отвечаю на вопросы неверно. То есть не так, как им было нужно", — пишет Костыленков.

Один из оперативников подбросил задержанному наркотики и листовки "Нового величия", а также угрожал Костыленкову, что найдет у него гранату.

"Потом меня отвели на кухню и оставили с СОБРовцами — Прыщом и Анонимом. Они поставили меня в растяжку, Прыщ держал меня, а Аноним сначала отбил мне почки, а потом взял кухонный молоток из стали (для отбивки мяса) и засунул его ручку мне глубоко в анус. Через пару минут они ушли, и пришел Рыжий. Он сказал, что мы с ним должны записать видеопризнание. Мы делали это около 15 минут, ибо текст для видео был слишком большой и я не мог запомнить его с первого раза", — говорится в письме.

Когда признание было записано, Костыленкову дали одеться и повезли в Следственный комитет.

"На этой машине я ехал, в положении лежа, часа два в СК по ЗАО. Примерно в середине пути мы остановились, и меня повели в фастфуд, сходить в туалет. В туалете я обнаружил, что у меня все ноги в крови, это последствия поврежденного ануса. Кровотечение не останавливалось", — пишет он.

По словам Костыленкова, следователь записал его показания со слов одного из оперативников, а он сам поставил подпись "почти не читая". "По итогу: я был весь в синяках, имел жесткие раны на запястье от наручников; первые пять дней после ареста мочился и испражнялся кровью", — заключает он.

Сейчас читают