Защищать срочника, расстрелявшего сослуживцев, будет адвокат Кадырова

Адвокат Саид-Магомед Чапанов, ранее выступавший в суде от имени главы Чечни Рамзана Кадырова, и его коллега Равиль Тугушев выехали в Читу, где будут представлять интересы солдата-срочника Рамиля Шамсутдинова, расстрелявшего сослуживцев в воинской части в Забайкалье.

«Они уже вылетели в Забайкальский край. Я пока в Москве, нахожусь на процессе», — сообщил другой чеченский адвокат Руслан Нагиев.

Ранее бесплатно защищать Шамсутдинова собирался адвокат из Казани Станислав Соловьев, но потом он выяснил, что дело будет слушаться в Чите, а не в Москве, как он рассчитывал, — и вынужден был отказаться.

Чапанов уже заявил журналистам, что намерен добиться смягчения обвинения для рядового, которому вменили убийство двух или более лиц. По его словам, дело Шамсутдинова следует переквалифицировать на убийство в состоянии аффекта.

Рамиль Шамсутдинов. Фото: change.org

"Я соболезную и сочувствую родственникам погибших, и речь не идет о том, что [Шамсутдинов] избежит наказания", — подчеркнул Чапанов.

Разница между убийством двух и более лиц и тем же деянием, но совершенным в состоянии аффекта, - в наказании: первое карается лишением свободы на срок от 8 до 20 лет, второе - принудительными работами на срок до 5 лет или лишением свободы на такой же срок.

Чапанов предположил, что Шамсутдинова довели до состояния аффекта. Он привел слова отца рядового, который рассказал ему, что его сын "очень изменился" и "был как будто не в себе" (ранее СМИ цитировали другое мнение Шамсутдинова-старшего: он утверждал, что по телефонным разговорам с Рамилем не мог заподозрить у того подавленность или стресс).

Ранее Чапанов представлял интересы главы Чечни Рамзана Кадырова в Южно-Сахалинском суде, оспаривая решение о признании экстремистской книги "Мольба (дуа) к Богу: ее значение и место в Исламе".

Это издание было признано экстремистским в 2015 году. Копия решения суда, распространенная в Сети, вызвала недовольство российских мусульман, и Кадыров через Чапанова обжаловал это постановление. Книга была реабилитирована, а Госдума вскоре приняла закон, который запрещает признавать тексты священных книг экстремистскими.

Дело Рамиля Шамсутдинова

25 октября в воинской части в Забайкальском крае 20-летний солдат-срочник из Тюменской области Рамиль Шамсутдинов во время пересменки открыл огонь по сослуживцам. Смертельные ранения получили восемь человек - два офицера и шестеро рядовых. Еще двое были ранены в туловище и конечности, их жизни вне опасности.

В отношении рядового возбуждено уголовное дело об убийстве двух и более лиц. На допросе, по словам источника в части, он заявил, что не раскаивается в содеянном. Об этом свидетельствуют и обстоятельства преступления: раненые были добиты выстрелами в голову.

Читайте по теме: Восемь трупов в спецвагоне. Как расстрел сослуживцев заставил СССР заговорить о дедовщине

Комиссия Минобороны пришла к выводу, что у Шамсутдинова был "межличностный конфликт" и "психологическая несовместимость" с одним из застреленных им сослуживцев. СМИ со ссылкой на источник в воинской части утверждают, что речь идет о ротном, который заставлял срочника мыть полы.

Отец Шамсутдинова утверждает, что над его сыном жестоко издевались - в частности, окунали головой в унитаз.

Читайте по теме: "Дедовщине не место в армии". 12 тысяч человек призвали освободить Рамиля Шамсутдинова

Консультировавший Шамсутдинова после ареста юрист сообщил, что у рядового имеются душевные расстройства. Он утверждает, что их обязана была выявить медкомиссия военкомата — а в таком случае призывника на специальное освидетельствование в психиатрический диспансер или больницу. Врачи, однако, сочли Шамсутдинова психологически годным к обращению с оружием и боеприпасами.

С 28 октября Рамиль Шамсутдинов находится под арестом. Обжаловать соответствующее решение суда он не стал.

После встречи с арестованным сыном Шамсутдинов-старший заявил, что срочника "довели до крайней точки".

Издание Baza опубликовало показания рядового на допросе. В расшифровке говорится, что он расстрелял сослуживцев, потому что кто-то из них грозился его "опустить".