«После он посылал меня на исповедь». Чилийский священник десятилетиями насиловал послушников

Фото: Кадр из фильма «El Bosque de Karadima», основанного на реальных событиях/ imdb.com

Общее число жертв педофильского скандала в Католической церкви насчитывает около трех тысяч человек. По разным данным, в преступлениях против детей могут быть замешаны от 0,2% до 5% католических священников. За сухими цифрами о жертвах – судьбы конкретных людей, за каждым насильником в рясе – сообщники, годами закрывавшие глаза на преступления.

История Джеймса Гамильтона, который десятилетиями подвергался насилию со стороны приходского священника из Сантьяго, одновременно и ужасна, и прозаична.

«С восхищением перечислял ужасы ада»

«Мне было 16 лет, когда я впервые встретил отца Карадиму. Шел 1958 год», - вспоминает писатель Ариэль Дорфман. «Он был духовным пастырем моих друзей, объятых истинным религиозным пылом. Они ходили в зажиточный приход Эль Боске, которым он руководил».

«Хотя я был атеистом еврейского происхождения и придерживался левых взглядов, меня заинтриговало то восхищение, которое испытывали мои друзья по отношению к этому 27-летнему священнику, которого они называли святым. По-видимому, он мог предложить мудрость и утешение тем, кто мучился вопросами бытия и поиском себя, что характерно для пубертатного возраста. Поэтому когда, к моему удивлению, я получил приглашение поговорить с этим "святым человеком", я без колебаний согласился. Возможно, мои воспоминания об этой встрече теперь определяются тем, что спустя десятилетия я узнал об этом священнике.

Насколько я помню, меня привлекал его мягкий магнетизм - он относился ко мне так, как если бы я был центром Вселенной, будто бы его беспокоили мои проблемы.

Но иногда я начинал чувствовать беспокойство – что-то было в блеске его убедительных глаз и чувственной радости, с которой он произносил каждый слог».

Отец Карадима беседовал с Ариэлем о спасении души. Но после трех таких встреч молодой человек, видимо, пришел к выводу, что его душу спасти не удастся.

Фото: Кадр из фильма «El Bosque de Karadima», основанного на реальных событиях / imdb.com

«Что касается меня, я с каждым разом чувствовал себя все более неудобно в его присутствии, когда он с восхищением перечислял те ужасы ада, которые ждут такого грешника, как я, если я не приму учение Церкви и его наставничество», - вспоминает Дорфман.

Но не все смогли вырваться из объятий отца Карадимы.

«Братская коррекция»

«Он всегда говорил нам, что у него был особый дар, что он мог разглядеть в каждом молодом человеке, взывает ли к нему Господь или нет. Он был своего рода святым», - говорит доктор Джеймс Гамильтон, хирург, которому сейчас больше 50 лет.

Отец Фернандо Карадима взял под свою опеку подростка Джеймса Гамильтона в начале 1980-х годов. В Чили тогда уже с десяток лет царила диктатура генерала Аугусто Пиночета. И в эти смутные годы церковная община, созданная этим харизматчным священником в престижном приходе Сантьяго Эль Боске, была для молодых людей настоящим убежищем.

Отец Джеймса рано оставил семью, так что Джеймс был уязвимым подростком и легкой добычей для практикующего насильника. Будучи молодым идеалистом, он считал, что у него есть только два пути: присоединиться к сражающимся против Пиночета, главным образом, использующим насильственные методы. Или следовать пути, который указывает Католическая церковь - пути святых, пути мира.

"Я хотел изучать медицину, поэтому выбрал путь ненасилия», - говорит он.

Фото: Кадр из фильма «El Bosque de Karadima», основанного на реальных событиях/ imdb.com

Но хотя католическая церковь сыграла определенную роль в помощи жертвам диктатуры, некоторые священники всерьез полагали, что Пиночет был спасителем Чили. Одним из них был Карадима.

Джеймс Гамильтон присоединился к движению "Католическое действие" и в составе молодежной группы стал слушателем проповедей Карадимы в Эль Боске. Пастор рассказывал о святых и о героях, о долге послушания и необходимости смирения. Гамильтон был тогда впечатлительным подростком, его завораживали речи Карадимы, он стал чувствововать себя особенным, избранным.

А затем началось сексуальное насилие. «Этого было трудно ожидать, это было что-то совершенно сбивающее с толку. Невозможно было поверить, что мотивацией этого святого человека было сексуальное извращение. Просто невозможно», - говорит Гамильтон, описывая свое тогдашнее недоумение. «Очевидно, что неправ, виноват в случившемся был именно я...», - думал он тогда.

Карадима достиг своей цели и использовал это ложное чувство вины, возникшее у подростка.

«Вот что реально чудовищно, так это то, что каждый раз, совершив надо мной насилие, он посылал меня к другому священнику на исповедь», - вспоминает Гамильтон.

«И он взвалил на меня всю вину. И этот другой священник, который все знал, он всегда молчал, когда я исповедовался. Он просто говорил мне: «Будь терпелив, не волнуйся».

В церкви в Эль Боске преступления Карадимы покрывало его окружение. Он словно околдовал своих помощников. Карадима подготовил десятки молодых людей к принятию сана – четверо его протеже стали епископами.

Священник властвовал над Джеймсом Гамильтоном – и насиловал его – два десятилетия. Это не прекратилось даже после того, как доктор женился и у него появились дети. Теперь, после сеансов психотерапии (14 лет подряд по три раза в неделю), он очень хорошо понимает динамику этих насильственных отношений.

Но будучи молодым человеком, он был вынужден подчиняться своему обидчику. Когда он приходил на обед в Эль Боске со своей женой, Карадима просил его покинуть стол и сопроводить его наверх под предлогом медицинской жалобы, требующей внимания.

«Много раз я пытался отдалиться от Карадимы, но каждый раз, когда я предпринимал такие попытки, он устраивал подобие суда с участием двух или трех епископов и трех или четырех священников. Меня сажали в комнату и объясняли, что дьявол - внутри меня».

Это называлось в Эль Боске «братской коррекцией».

В 2004 году Джеймс Гамильтон, наконец, вырвался из сетей Карадимы. «Я чувствовал, что мои дети в опасности, особенно мой мальчик», - вспоминает он.

Карадима начал преследовать врача, к душеспасительным беседам с семьей Гамильтона и его работодателями он привлек священников и епископов из своего окружения. Джеймс Гамильтон сообщил о поведении Карадимы церковным властям. Тогда он не знал, что был не первым, кто пожаловался на сексуальное насилие со стороны священника из Эль Боске.

Но Католическая церковь ответила молчанием. Долгие годы никаких официальных расследований не проводилось – до тех пока доказательства виновности Карадимы не набрали критическую массу.

«Парень Пиночета»

К 2009 году брак Джеймса Гамильтона дал трещину и он подал на развод. В своем заявлении он назвал причиной разрыва с женой сексуальное насилие со стороны Карадимы и его контроль над ним на протяжении всего брака.

При этом, как отмечала пресса, именно жена Гамильтона Вероника Миранда подтолкнула его к тому, чтобы выступить с публичными обвинениями в адрес священника. Вероника тоже посещала приход Карадимы. Однажды вместе с мужем она пришла к священнику домой.

«Муж постучал в дверь, Карадима попросил подождать чуть-чуть. Когда наконец нам открыли дверь, я увидела Карадиму, сидящего в кресле. Он был в поту, у него был расстегнут воротничок и ремень. Перед ним на коленях стоял священник. Там был и еще один человек», - рассказывала Вероника чилийским журналистам.

Фото: Кадр из фильма «El Bosque de Karadima», основанного на реальных событиях/ imdb.com

Помощники Карадимы думали, что Джеймс придет один. Они взяли Веронику под руки и вывели прочь. По их словам, священник занимался физическими упражнениями и поэтому вспотел. Последовало и еще одно объяснение – якобы у него подскочило давление и поэтому он отдыхает вместе со священником.

Церковь начала давить на Гамильтона - его одолевали священники, требовавшие чтобы он отказался от попыток расторгнуть брак.

«Они попросили меня подписать заявление – там говорилось, что я не был несовершеннолетним, когда встретил Карадиму и что это были отношения между двумя мужчинами».

Гамильтон отказался: его брак был расторгнут. Именно когда всплыли подробности развода, католическая церковь была вынуждена расследовать деятельность Фернандо Карадимы.

К этому моменту Джеймс Гамильтон установил контакт с другими жертвами Карадимы. В 2010 году мужчины обратились к гражданскому прокурору. Они знали, что священнику не грозит тюремное заключение из-за вышедшего срока давности по этим преступлениям, но и не могли дальше молчать о его преступлениях.

После обращения в прокуратуру и широкой огласки дела Гамильтон начал опасаться за свою жизнь. В газетных статьях жертвы выставлялись клеветниками.

«Наши имена появились в прессе. Я думал, что кто-то попытается убить меня – заложит бомбу под мою машину или тормоза испортит".

"Такие вещи случались во времена диктатуры Пиночета, а Карадима был парнем Пиночета - он дружил со всеми бывшими его генералами, у него было много власти - до сегодняшнего дня».

Фернандо Карадиме сейчас 88 лет. Он живет в монастыре, окруженном пышными садами, в элитном районе Сантьяго. В 2011 году Ватикан признал его виновным в сексуальном насилии над несовершеннолетними, иногда с использованием силы. Он был приговорен к пожизненному покаянию и молитве. Ему запрещен контакт с бывшими прихожанами и ведение службы.

Но почему начало расследования так долго оттягивалось? Что помешало тогдашнему архиепископу Сантьяго, кардиналу Франсиско Хавьеру Эррасурису начать внутрицерковное расследование преступлений Карадимы после того, как он получил первые жалобы?

«К сожалению, я посчитал, что обвинения в тот момент не были обоснованными», - оправдывался Эррасурис перед журналистам в 2010 году.

«Культура злоупотреблений»

Дело Карадимы потрясло Чили. А когда Папа Франциск назначил одного из пособников Карадимы, Хуана Барроса, епископом, чилийцы пришли в ярость. Во время визита в Чили в январе 2018 года его встретили протестами. Заявление понтифика, что все обвинения в адрес епископа Барроса – это «клевета», вызвало волну негодования. Скандал не угасал и после отъезда Папы, в итоге Франциск был вынужден послать в Чили двух своих представителей для расследования сексуальных преступлений.

Эта ошеломляющая история спровоцировала глубокий кризис в Католической церкви. Посланники Ватикана подготовили доклад на 2300 страницах, а Папа признал существование «культуры злоупотреблений» в Чили. Пять епископов подали в отставку, включая Хуана Барроса.

Фото: Кадр из фильма «El Bosque de Karadima», основанного на реальных событиях/ imdb.com

Впервые в истории Чили в ходе серии рейдов гражданские власти изъяли церковные документы. В рамках дела священников-педофилов чилийская прокуратура расследует 119 случаев сексуального насилия и покрывательства со стороны церкви. Из 178 жертв почти половина на момент преступления были несовершеннолетними.

Хотя следствие не ограничилось только делом Фернандо Карадимы и его верных приспешников, стремление чилийских властей добиться справедливости для жертв сексуальных надругательств со стороны священников придало смелости и другим жертвам Карадимы. Недавно отец Франсиско Хавьер Осса Фигероа два часа свидетельствовал перед прокурорами о том, что он пережил в Эль Боске с конца 1980-х годов.

«Было сложно раскапывать все это в своей памяти, но я знаю, что и моя история может помочь многим людям. Нужно быть храбрым. Я давал показания не просто как священник, но как жертва, как человек, который пострадал. Я чувствую, что с плеч моих теперь сняли груз и что я не один».

На волне появившихся в этом году взрывоопасных откровений о католической церкви в Чили отца Франсиско пригласили на встречу с Папой в Риме, чтобы обсудить его случай.

Джеймса Гамильтона тоже пригласили в Ватикан вместе с двумя мужчинами, Хосе Андресом Мурильо и Хуаном Карлосом Крусом, которые также поспособствовали свержению Фернандо Карадимы в 2011 году. Папа Франциск признал, что сделал «серьезные ошибки» в своей оценке событий в Чили, но Джеймса Гамильтона это не впечатлило.

«Папа ничего нам не сказал. Он не сказал нам ничего о том, что он собирается делать, он просто попросил нас помолиться за него».

Годы терапии помогли Джеймсу Гамильтону оправиться после этих испытаний, но выйдя на публику со своими обвинениями, он пожертвовал многим. Он больше не профессор университета, он также потерял должность руководителя хирургического отделения.

Гамильтон хочет, чтобы могущественные люди, все еще интегрированные в католическую иерархию Чили, взяли на себя ответственность за то, что они сделали. «Они почти убили мое сердце, мою душу... Когда вы убиваете душу, и я могу сказать вам это как врач, вы начинаете убивать и тело. Дети, которые подверглись насилию, будут жить на 20 лет меньше, так о чем мы говорим? Они преступники».