Оказалось, что инфузория может принимать сложные решения

Исследователи из Гарварда подтвердили теорию, которая была выдвинута более века назад.

В 1906 году зоолог Герберт Спенсер Дженнингс сообщил о замечательном открытии. Он обнаружил «разумное» поведение у пресноводного протиста, относящегося к классу инфузорий – одноклеточного Stentor roeseli.

Познакомившись с работами Дженнингса и его критиков, Джереми Гунавардена (Jeremy Gunawardena), математик и биолог из Гарварда, заметил, что повторные эксперименты проводились на другом виде инфузорий – Stentor coeruleus.

Разница между этими видами состоит в способе добывать пищу. Исследуемые Дженнингсом S. roeseli прикрепляются к субстрату, благодаря которому они питаются и развиваются, а S. Coeruleus – нет.

Хотя одноклеточные организмы обычно ассоциируются у нас с примитивным поведением, на самом деле это впечатление может оказаться обманчивым. Ученые размышляют об этом довольно давно.

Дженнингс утверждал, что эта инфузория (главная ее примета в том, что она похожа на духовую трубу) обладает своеобразной памятью и может принимать сложные решения. Несмотря на отсутствие нервной системы, организм был способен разным образом реагировать на раздражители в соответствии с определенным порядком поведения.

Это было и остается одним из самых сложных поведенческих паттернов, когда-либо зарегистрированных у одноклеточного организма. Проблема состояла лишь в том, что никто не мог повторить результаты опытов Дженнингса. В конечном итоге ученые отбросили идею о том, что одноклеточное может принимать сложные решения, а теории Дженнингса стали считаться опровергнутыми. Но спустя десятилетия выяснилось, что ученый, возможно, был прав с самого начала.

Сейчас читают