Опубликованы малоизвестные сведения о предпосылках сумгаитских погромов

Журналист Лев Аскеров обнародовал документы, проливающие свет на истоки и предпосылки крупнейшего на постсоветском пространстве межнационального конфликта. Докладные записки и донесения, обнаруженные им в архиве КГБ СССР, раскрывают малоизвестные сведения о целенаправленных действиях по разжиганию ненависти между армянами и азербайджанцами.

Документы, которые разыскал Аскеров, касаются истоков насилия, организованного против части армянского населения Сумгаита. Эти события, известные как Сумгаитские погромы, сыграли одну из ключевых ролей в дальнейшем развитии конфликта в Закавказье.

Черный январь: 30 лет назад советские власти расправились с демонстрантами в Баку

Бакинские события — самая кровавая акция по подавлению стремления к независимости в союзных республиках

Что произошло в Сумгаите

В 1987 году в Азербайджане начали появляться беженцы из Армении, этнические азербайджанцы. Люди, изгнанные из соседней республики, рассказывали о жестоких погромах, организованных армянскими националистами при попустительстве правоохранительных органов и властей Армении.

В конце февраля 1988 года в Сумгаите — городе, расположенном примерно в 60 километрах от столицы Азербайджана, прошли двухдневные погромы, которые советская прокуратура позже оценила как тщательно спланированную провокацию.

Жертвами погромов стали 32 человека: 26 армян и 6 азербайджанцев (последние погибли, когда спасали от погромщиков своих соседей-армян).

Следствие и суд

Из материалов уголовного дела / Аслан Исмаилов

«Большинством пострадавших в городе Сумгаит армян были те, кто отказался перевести денежные средства действующему в нагорно-карабахской автономной области обществу «Крунк», — заявлял представитель прокуратуры после расследования.

На скамье подсудимых в качестве лидера группы погромщиков оказался этнический армянин Эдуард Григорян и несколько жертв насилия уверенно опознали его. До погромов он был трижды судим и провел в местах лишения свободы больше 9 лет.

"Григорян был основной фигурой, одним из тех, кто управлял людьми и направлял толпу на погромы", — пишет следователь Аслан Исмаилов, занимавшийся делом о погромах, в своей книге "Сумгаит - начало распада СССР". Он приводит копию обвинительного заключения, в котором описан ход событий: согласно этому документу, именно Эдуард Григорян руководил нападениями на целый ряд армянских семей и он же первым изнасиловал нескольких девушек.

Роль армянского духовенства

Основной документ, который цитирует Аскеров, был составлен задолго до событий, послуживших началу конфликта — он датирован сентябрем 1963 года. Это докладная записка полковника контрразведки КГБ Азербайджанской ССР Томаза Каричадзе на имя председателя КГБ СССР генерал-полковника Владимира Семичастного.

"Я глубоко убежден, что в среде армянского населения республики силами священнослужителей грегорианских церквей Баку и Степанакерта проводится скрытая, организованная по всем правилам конспирации подрывная работа, выражающаяся в пропаганде ненависти к азербайджанскому народу. Под видом религиозных постулатов христианства в них функционируют курсы, готовящие агитаторов-боевиков дашнакского, крайне агрессивного толка", — писал Каричадзе, ссылаясь на донесения внедренного на курсы агента.

Факт
Дашнакцутюн ("Армянское революционное содружество") — одна из старейших армянских политических партий. Первая редакции политической программы «Дашнакцутюн» официально санкционировала применение террора. Лидеры партии после установления советской власти выехали за границу. В СССР деятельность дашнаков была запрещена, партия легализована в Армении только в 1990 году.

Согласно записке полковника Каричадзе, лекции и занятия формально были легализованы, однако их программа, зарегистрированная в Отделе по делам религии Совета министров Азербайджана, резко отличалась от реального содержания. Слушателям курсов категорически запрещалось конспектировать лекций — один из них, Гена Манукян, записывавший содержание лекций из-за плохой памяти, был убит через 2 дня после того, как единомышленники уличили его в нарушении правил. Неизвестный подошел к нему в базарной толчее днем и со спины ударил в сердце заточенной стамеской.

По подозрению в убийстве Манукяна никого не задерживали, но вечером того же дня лектор курсов в Бакинской армянской церкви обвинил в гибели «пламенного патриота» азербайджанцев, призвав слушателей "так же, по-подлому, везде и всюду уничтожать" их.

Содержание лекций и проповедей в армянских церквях Азербайджана внушало слушателям идею о превосходстве армянского народа над азербайджанским. Самые авторитетные из проповедников, выступая в Азербайджане, объявляли прихожанам, что они находятся в "логове врага", призывая делать денежные взносы на борьбу с азербайджанцами. При этом отмечалось, что деньги "во имя будущего нации" поступают от азербайджанских армян "в недостаточном количестве". Из этого очевидно следует, что в массе своей местные армяне изначально не испытывали к живущим бок о бок с ними азербайджанцам никакой неприязни — без мощной идеологической обработки желающих спонсировать радикалов найти было нельзя. Внедренный агент предполагал, что в связке с проповедниками и вербовщиками радикалов существует также "плотно засекреченная боевая группа".

Полковник указывал, что репатриантам, которые разделяли широко пропагандировавшиеся среди армян за рубежом идеи дашнаков, вопреки логике советской национальной политики выбирали для поселения в СССР области в пределах "дашнакской карты мифической Великой Армении – от моря до моря и до Ростова-батюшки" — Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края в России, Тбилиси, Ахалцихи и Абхазия Грузии, Нагорный Карабах, Казах-Кировабадская зона, Мингечаур и Сумгаит — в Азербайджане.

"Считаю также не совсем продуманным тот факт, когда сотни тысяч армянских семей, репатриированных в 1950-е годы из-за рубежа, по указанию свыше расселялись на территории Армении в местах аборигенного проживания азербайджанцев. Последних зачастую принудительно отправляли в Азербайджан. Подобное, на мой взгляд, не только противоречит ленинской национальной политике, но и чревато элементами непредсказуемых последствий", — писал Каричадзе.

Разжигание розни в Сумгаите

Среди азербайджанцев Сумгаита в начале 1988 года радикалы тоже старались разжечь ненависть к армянам. Главный редактор городской газеты «Сумгаитский коммунист» Рафаил Шик, который не смог опубликовать свое расследование в партийной газете сразу после вспышки насилия, раскрыл механизмы, использованные радикалами для провокации местного населения на погромы.

"Я знал, что поздней ночью, едва ли не под самое утро, на Сабунчинский вокзал в Баку прибывает пассажирский поезд с беженцами из Армении, и в вагоне-холодильнике везут 52 трупа азербайджанцев, убитых в Армении. Мне также было известно, что родственники шестерых погибших проживают в Сумгаите. Я дал задание корреспонденту срочно выехать в Баку, встретить поезд из Еревана, сделать несколько снимков и, если получится, переговорить с беженцами. Где-то за полночь он позвонил мне домой и сообщил, что выполнить задание не может – Сабунчинский вокзал плотно оцеплен солдатами, к перрону никого не подпускают. Утром, за завтраком, я услышал странный шум, доносившийся из подъезда. Открыв дверь, я увидел лежащий на полу конверт, в котором обнаружил несколько фотографий и сложенную листовку с набранным крупным типографским шрифтом текстом на русском и азербайджанском – «Будь патриотом, проводи в последний путь людей, безвинно казненных армянами!» — писал Шик в материале, переданном впоследствии им своему коллеге Аскерову в Москву.

На профессиональных фотоснимках были изображены изуродованные тела азербайджанцев — жертв межэтнического насилия в Армении. "Мужчина с выколотыми глазами, от горла до паха горелкой выжжен крест, на другом – молодая женщина. Одна грудь отсечена, вторая болтается, словно подвешенная на нитках. Из влагалища торчит горлышко бутылки. Следующий снимок – лицо старика, рассеченное ножом накрест. Потом фотография пацана лет 17 с отрубленными гениталиями и кистями рук – как мне объяснили, у этого паренька был роман с армянской девушкой. На других фотографиях были запечатлены 40-летний мужчина из села Советашен, что под Ереваном, расплющенный катком асфальтоукладчика, старушка из Ленинакана с порванным ртом, обезглавленный мальчик из Кировакана", — описывает журналист фото.

Из материалов уголовного дела / Аслан Исмаилов

Как выяснилось, конверты с фотографиями и листовками были подброшены под двери квартир азербайджанцев в Сумгаите: таким образом местных азербайджанцев подстрекали к насилию против армян. Чуть позже Рафаил Шик, лично знавший Эдуарда Григоряна, видел его на кладбище, где хоронили привезенных в Сумгаит убитых: тот представлялся "Ибрагимом" и обращался к азербайджанцам с призывом прогнать из города армян. Другой знакомый журналиста, тоже этнический армянин, "прогонял" провокаторов с кладбища в город, советуя Шаку "не лезть не в свое дело" — то есть не становиться у подстрекателей и погромщиков на пути.