Рак в каждой третьей семье и пятиногие животные. Жители курганского села борются против добычи урана

Фото: Фонд общественного контроля за состоянием окружающей среды

Село Звериноголовское Курганского района — едва ли примечательное место на карте России с точки зрения географии или архитектуры. В расположенном на границе с Казахстаном селе живет около четырех тысяч человек, есть дом культуры, а до Советской власти даже была мечеть.

Правда, одно очень интересное место в этом районе все же есть. Речь об урановом месторождении Добровольное, где, по оценкам экспертов, хранится чуть больше семи тысяч тонн урана. Добыча здесь должна начаться совсем скоро, сейчас идут подготовительные работы. Но местные жители от такой перспективы вовсе не в восторге.

В каждой третьей-четвертой семье в селе, говорят местные жители, есть кто-то, кто заболел раком или уже умер от него. Онкологии подвержены и животные: лейкоз у коров здесь самое обычное дело. Ну и пятиногих телят и двухголовых гусят тут тоже видели, это было еще в 90-е, когда однажды геологи забыли убрать радиоактивную глину, оставшуюся после разработки урана.

При этом на здании местной администрации висит крупное табло, показывающее радиационный фон. Судя по нему, все показатели в норме, но сельчане уверены: крестов на кладбище год от года становится все больше именно из-за соседства с «полезными» ископаемыми.

И это сейчас, когда уран скрыт под грунтом. А с осени этого года его начнут доставать, причем карьер будет рядом с рекой Тобол, питающей и село, и даже Курган питьевой водой.

Инфо24 пообщался с местными жителями и активистами, которые не первый год пытаются отодвинуть наступление радиационной катастрофы, и попросил добытчиков урана ответить на претензии эко-активистов.

Два похоронных бюро и три аптеки

Житель села Звериноголовское, активист, школьный преподаватель химии, биологии и бывший экологический инспектор района Николай Афанасьев уже несколько десятилетий воюет против Добровольного. Сначала, он заставил геологов из Казахстана, делавших пробную добычу урана, захоронить после себя радиоактивную глину, потом писал в различные инстанции, чтобы не начинали полноценную разработку.

В итоге Афанасьева уволили с поста экологического инспектора, а потом сократили и в школе родного села. Теперь ему приходится преподавать в другом селе за 13 километров от дома.

«Самое печальное, что умирают молодые, недавно вот совсем молодая женщина умерла. И знаю человек трех, у умерших родственников которых были метастазы. Когда им передавали акты о смерти, то не указывали диагноз «онкология». Люди спрашивали, почему так оформили смерть. А им отвечали: «А вам какая разница? Он же не оживет», — рассказывает Афанасьев.

Фото: Фонд общественного контроля за состоянием окружающей среды

В итоге, по его словам, кладбище растет, а на сельский район Звериноголовский с 8,5 тысячами населения — три года назад было 12 тысяч — приходится сразу два частных похоронных бюро и три аптеки.

«В Звериноголовском районе онкозаболевания желудочно-кишечного тракта – это практически половина от онкозаболеваний по области, и по району. Мы подозреваем, что они обусловлены зараженной водой, потому что еда у нас такая же, как и везде – мы ее покупаем в «Магните» и «Метрополисе». А вода своя. И зараженная вода из месторождения может подниматься до уровня колодцев», — сказал он.

При этом деревни Северный и Лебедевка, которые находятся в километре от месторождения, вообще вымирают, утверждает Афанасьев.

«Мы летом заезжали в Лебедевку, разговаривали с людьми. Положили на скамеечку рентгенометр, который меряет гамма-излучение. А там 25 единиц! Хотя в родном Звериноголовском — 10-12 единиц. Нет, 25 – это в пределах нормы, но все же выше фоновых показателей раза в два. И в деревне Северный так же», — отметил он.

Что касается животных, то им тоже приходится не сладко. «Молоко надо кипятить, ну и лейкозный скот долго не живет. Да ему и не дают долго жить», — говорит Афанасьев.

Фото: Фонд общественного контроля за состоянием окружающей среды

Разумеется, желающих жить в таком месте с каждым годом становится все меньше. Люди покидают села, хотя продать дом в такой местности почти невозможно.

Есть, конечно, и те, кто приезжают, но их очень мало. В основном, это фермеры и работающие на них комбайнеры. Люди, нашедшие здесь источник хоть какого-то дохода и переставшие думать о смерти.

Странный конкурс и помощница-выхухоль

Урановое месторождение Добровольное расположено в деревне Северный, это в нескольких километрах от сел Звериноголовское и Труд и Знание. Залежи урана скрыты под грунтом на берегу реки Тобол в месте разлива паводковых вод. Активисты уверены – если потревожить месторождение, радиоактивной в конечном итоге станет вся река, и в частности питьевая вода, поступающая из нее в Курган и различные районы области.

По рассказам сельских жителей, в начале 1990-х сюда приезжали геологи из Казахстана и пробовали добывать уран методом подземного выщелачивания – когда по скважине вглубь земли заливается раствор с кислотой, выщелачивает из пород уран и возвращается с ним обратно на поверхность. На берегу пробурили 560 скважин, казахи доказали, что добыча возможна, но в процессе работы почему-то забыли захоронить радиоактивную глину, сбросив ее в канаву.

В итоге зараженную воду начал пить скот, а саму глину приносить на копытах в село. Местные поняли, что что-то не так, когда в одном из хозяйств родился теленок с тремя передними ногами. Две были обычными, а третья свисала с груди в виде кости, обтянутой кожей. Тогда районный экологический инспектор вызвал из центра эксперта с рентгенометром, который показал, что на участке с глиной норма по альфа-излучению превышена в 500 раз. Казахов тут же обязали все захоронить, и «чудеса» прекратились.

Уже после, в конце 1990-х, специалисты провели повторную экспертизу, по итогам которой дальнейшую разработку месторождения решено было прекратить. Всероссийский научно-исследовательский институт минерального сырья (ВИМС) им. Федоровского официально зафиксировал, что Добровольное «законсервировано в связи со сложностями подземного выщелачивания, т.к. подземные воды рудовмещающего горизонта имеют высокие напоры (до 35-48 м над земной поверхностью – скважины фонтанируют)».

А в 2007 году уже АО «Далур» (компания, созданная другой компанией «Атомредметзолото» (АРМЗ), дочкой Росатома) попыталась получить разрешение на разработку этого участка. Однако за два дня до конкурса Роснедра прислали требование его отменить. Оказалось, что месторождение находится на территории Прорывинского ландшафтного заказника областного значения, в котором обитает занесенная в красную книгу выхухоль.

Фото: Фонд общественного контроля за состоянием окружающей среды

Но через 10 лет зверек не помог, и конкурс с прогнозируемой победой АО «Далур» состоялся. Компания хочет заняться все тем же подземным выщелачиванием – закачиванием в скважины раствора с серной кислотой для выщелачивания урана и выкачивания оттуда раствора с ураном.

На этот раз в «Атомредметзолоте» даже приготовили справку (со ссылкой на заключение МАГАТЭ) о том, что данный метод добычи урана наиболее безопасный. Активисты же утверждают, что трубы, которые «Далур» будет использовать для добычи урана, имеют гарантийный срок в 35 лет.

Со временем, полагают они, компания со скважин уйдет, и произойдет разрушение оставшегося после добытчиков оборудования, как это случилось и с частью казахских скважин. В трубах появятся трещины, и через эти трещины высоконапорные подземные воды поднимут на поверхность оставшуюся на отработанном месторождении радиоактивную воду.

А так как часть месторождения находится в зоне половодья реки Тобол, зараженная жидкость в итоге попадет и в ценные озера, и в систему питьевого водоснабжения. Впрочем, отмечают активисты, все может случиться и раньше – если произойдет авария.

В 2017 году активисты создали Фонд общественного контроля за состоянием окружающей среды специально для того, чтобы отстаивать интересы местных жителей – а именно не допустить начала разработки урана в этом районе. Однако общественники проиграли и в Верховном суде, когда пытались признать незаконным распоряжение премьер-министра Дмитрия Медведева о проведении аукциона, и в местной инстанции – о недопустимости разработки месторождения и проведении оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС).

Так что уже осенью 2019 года АО «Далур» планирует начать опытно-промышленную разработку месторождения Добровольное.

Первая авария

В феврале 2019 года в паблике «Курган-Антиуран», который ведут те же активисты из Фонда общественного контроля за состоянием окружающей среды, появилось сообщение о том, что на другом, уже разрабатываемом АО «Далур» месторождении Далматовское произошла авария.

«Участниками Фонда общественного контроля за состоянием окружающей среды, были проверены сообщения жителей села Уксянское Далматовского района о произошедшей аварии на продуктопроводе, по которому поступает из недр на комбинат АО «Далур» раствор с ураном. В сообщениях утверждалось о продольном разрыве на протяжении более четырёх километров в конце декабря, одной из подающих труб, якобы не выдержавших внутреннего давления из-за применения труб, имеющих толщину стенки менее проектной. Сообщалось о лихорадочной двухсменной работе с привлечением срочно прикомандированных специалистов из Забайкалья. При осмотре трассы продуктопровода, были обнаружены многочисленные горы деформированных труб с наличием остатков желтого цвета», — говорится в сообщении.

Однако добытчики заявили, что эта информация недостоверная. Глава села Уксянского в Далматовском районе Курганской области Юрий Богдашов и представители Роспотребнадзора также опровергли сведения активистов. И замеры, по словам Богдашова, показывали не 23 микрорентгена в час, как утверждали активисты, а только 11.

Впрочем, по версии Фонда общественного контроля за состоянием окружающей среды, авария произошла еще в декабре 2018 года. Соответственно, ее следы могли убрать. Однако, по версии Богдашова, трубы, о которых так много говорили, просто проходили испытания и не понравились добытчикам, поэтому и отправились на свалку.

«Поэтому их демонтировали, складировали здесь и потом их вывезут. Никакой опасности они не представляют», — цитировал главу села Znak.com.

Фото: Фонд общественного контроля за состоянием окружающей среды

 

В марте 2019 года УФСБ по Курганской области возбудило против главы Фонда общественного контроля за состоянием окружающей среды Любови Кудряшовой уголовное дело по части 2 статьи 280 УК РФ (Экстремизм). Как утверждают активисты, в постановлении о возбуждении уголовного дела указывается, что основанием для дела стали три записи Любови на ее странице в соцсети «ВКонтакте».

Причем сделаны они были в январе и ноябре 2016 года и в мае 2017 года, экспертиза была проведена лишь 13 сентября 2018 года, а уголовное дело возбуждено только 4 марта этого года. Сторонники Кудряшовой уверены, что такой поворот событий связан с тем, что Кудряшова активно боролась с АО «Далур» и часто участвовала в судах различного уровня.

Еще один активный сельский житель, ветеринар Андрей Шулятьев переехал в Тюмень. Его жена умерла от инсульта вскоре после иска к Шулятьеву от АО «Далур» из-за ущерба деловой репутации. Правда, впоследствии иск был отозван.

Член президиума фонда, школьный преподаватель химии Андрей Афанасьев, как уже говорилось, потерял должности экологического инспектора и учителя местной школы. Некоторые активисты, в том числе ученые, по рассказам коллег, вообще планируют эмигрировать.

Ученый против добытчиков

Заслуженный эколог России, кандидат химических наук, участвовавший в ликвидации Кыштымской радиационной аварии, председатель попечительского совета фонда активистов Юрий Мамонтов в беседе с Инфо24 утверждает, что залежи радиоактивной руды окружают подземные воды. И часть скважин, оставшихся после казахской геологической экспедиции в 80-90-х годах, не заглушены, а по ним, за счет высокого водонапора на поверхность поднимаются радионуклиды урана, полония, свинца.

И если сейчас в прискваженных грунтах содержание этих радионуклидов в разы превышает допустимые нормы, то с началом добычи на поверхность будет подниматься раствор серной кислоты, содержащий уран.

«Нам заявляют, что никакой связи подземные высоконапорные воды, окружающие на глубине залежи урановой руды, с поверхностью не имеют, но тогда откуда в старых скважинах появились все эти радионуклиды? Это просто доказательство того, что связь есть. И если будет идти разработка месторождения, то на поверхность, в том числе и водоемы, попадут уже не радиоактивные воды, а технологические растворы с серной кислотой, в которых содержание урана будет в тысячи раз выше, чем в эти подземных водах. Отсюда возникает вероятность, что во время половодья произойдет загрязнение реки Тобол и прилегающих высокоценных озёр радионуклидами. А река Тобол обеспечивает питьевой водой Курган и, вероятно, треть районов Курганской области, а также, возможно, какие-то территории Тюменской области», — говорит Мамонтов.

Добытчики, которые сейчас готовятся к опытным работам, по словам Мамонтова, не прорабатывали прогноз развития ситуации на длительный срок, когда будет запущено производство полного цикла. Компанией проведена оценка воздействия на окружающую среду только для проведения первых, пробных работ. Также эколог указывает, что карты половодья Тобола, которыми пользуются добытчики, не учитывают реального масштаба разлива реки.

План освоения месторождения Добровольное. Слайд из презентации АО «Дапур» (есть в распоряжении редакции)

Руководитель службы по связям с общественностью предприятий промышленного кластера Уранового холдинга «АРМЗ» Юрий Мурашко дал Инфо24 большой комментарий о том, почему опасения антиуранщиков не обоснованы. В первую очередь, по его словам, добытчиков поддерживает большинство жителей Звериноголовского района. АО «Далур» планирует создать в селе 350 рабочих мест со средней зарплатой в 40 тысяч рублей. А к 2045 году в бюджет региона должно совокупно поступить 12,2 млрд рублей доходов от деятельности компании. Протестует, по данным Мурашко, «всего 12 человек».

«В настоящее время на месторождении Добровольное никаких работ не проводится. Опытно-промышленные работы начнутся в случае прохождения всех экспертиз в четвертом квартале 2019 года и продолжатся до 2026 года. И в рамках этих работ будет занят только один процент от всего месторождения. Они будут проводиться максимально далеко от разлива Тобола и вообще на горке. И в настоящее время ни одной скважины в зоне затопления, в зоне половодья реки Тобол мы бурить не собираемся», — сказал он.

Будут ли работать скважины непосредственно в зоне половодья, если предприятию это будет выгодно, пока сказать нельзя, признает Мурашко. Для этого нужно провести опытно-промышленных работы и инженерно-геологических изыскания.

«Вполне возможно, что в той зоне месторождение настолько бедное, что его экономически невыгодно разрабатывать. Будут ли они там вообще буриться — большой вопрос. Теоретически, если там хорошее содержание урана, мы можем рассматривать вопрос ограждения этой территории дамбой. С другой стороны, наши казахские коллеги, которые добывают уран таким же способом скважинного подземного выщелачивания, смеются и говорят, что вообще устанавливают скважины между рисовыми полями. Конструкция скважин такова, что там не может в принципе что-либо пролиться, покапать и так далее», — добавил представитель добытчиков.

Довод активистов про срок годности труб Мурашко называет «передергиванием». По его словам, даже с учетом срока работы в 30 лет работы будут длиться только 8-10 лет, после чего, обещает представитель добытчиков, скважина будет рекультивирована и залита цементом. А в рудном теле урана уже не останется, так как его к тому времени заберут весь, утверждает Мурашко. Также добытчики не признают доводы о том, что подземные воды являются высоконапорными и могут поднимать уран или технологические растворы с ураном из глубин на поверхность или хотя бы до уровня подземных рек, сообщающихся с сельскими колодцами и артезианскими скважинами.

«Согласно данным ученых, высоконапорных подземных вод там нет. В существовании заключения ВИМС о высоконапорных водах, к которому апеллируют активисты, я сомневаюсь (с главой ВИМС оперативно связаться не удалось – прим.ред.). И самих подземных рек там нет, есть водоносные горизонты (грунты, в которых может содержаться вода – прим.ред.). Они движутся с крайне небольшой скоростью от одного милиметра до двух сантиметров в год», — сказал он.

Кроме того, уран, согласно презентации АО «Далур», находится примерно в 500 метрах под землей. А над ним вперемешку расположены несколько обширных водонепроницаемых грунтов и водоносных горизонтов.

Фото: Фонд общественного контроля за состоянием окружающей среды

Что касается оставшихся после разработок в 1990-х скважин, то радиационных аномалий там нет, утверждает Мурашко, ссылаясь на данные ФГБУ «Гидроспецгеология» (хотя, по данным «РосРАО», которые будут представлены ниже, заметная часть норм все же превышена). Тем не менее, даже брошенные скважины планируется рекультивировать для удобства добытчиков и спокойствия местных жителей.

Смущают Мурашко и заявления антиуранщиков о «тысячах новых скважин», которые пробурит «Далур». Их, по словам представителя компании, может быть только несколько сотен – точное количество станет понятно, когда пройдут все изыскания.

Спорные анализы

А теперь — к результатам исследований радиоактивности почвы и водоемов месторождения Добровольное, о которых выше говорил Мамонтов. Летом 2017 г. компания «РосРАО» (как и АО «Далур», входит в структуры Росатома) взяла пробы на множестве участков. И в целом выводы, вроде бы, удовлетворительные: «Объемные активности определяемых естественных радионуклидов исследуемых проб воды не превышают допустимых значений по содержанию отдельных радионуклидов в питьевой воде в соответствии с Нормами радиационной безопасности НРБ-99/2009. Удельные активности радионуклидов урана (234, 235, 238), тория-232, полония-210, свинца-210 и радия – 226 в пробах почвы не превышают средних фоновых значений нашего региона». Примерно такие же итоги по пробам с донных отложений и растительности.

Однако ряд отдельных показателей вызывает у противников добычи урана тревогу. Например, согласно таблице «РосРАО», допустимое значение содержания радионуклида уран-238 в почве составляет 11-52 беккереля на килограмм. Но анализ грунта, взятого у берега водоема, который находится в 300 метрах от дороги между селами Звериноголовское и Труд и Знание, показал 106,4 беккереля на килограмм.

Содержание радионуклида тория-232, по норме, должно равняться 7,5-48 беккерелям на килограмм. Однако на берегу водоема этот показатель составил сразу 150 беккерелей, а это уже тройное превышение. Там же содержание радионуклидов урана-234 составило 121,8 беккерелей, полония-210 — 277,8 беккерелей, а свинца-210 – 286,5 беккерелей. Волнуют жителей и некоторые показатели по воде. Например, содержание полония-210 в реке Тобол на территории села Звериноголовское и в одном из водоемов составляет 0,07 беккерелей при норме в 0,11 беккерелей.

Курганская область, экология и онкология

«Территория Курганской области богата ураном (около 10% российских запасов). В 70-80-х годах прошлого века разведаны и внесены в реестр Росгеофонда — Далматовское, Добровольное, Хохловское, Ялымское, Кирдинское, Лебяжинское, Рижское, Шумихинское месторождения урана. Уже само по себе наличие в недрах Зауралья на глубине от 200 до 600 м значительных запасов урановых руд, видимо, ставит регион в особые условия. С этим может быть связано его печальное первенство по России в уровне смертности населения от рака», — утверждает вице-президент Фонда общественного контроля за состоянием окружающей среды Сергей Еремин.

При этом в СМИ чаще всего упоминаются только три месторождения – Далматовское, Хохловское и Добровольное, сетует Еремин.

А теперь немного медицинской статистики. Согласно данным Росздравнадзора, Курганская область в 2016 году оказалась на первом месте среди регионов страны по показателям смертности от рака.

Интересно в этом смысле и интервью главного внештатного детского специалиста-онколога Минздрава России по ЦФО Максима Рыкова. В материале отмечается, что в 2017 году среди взрослого населения чаще всего страдали от онкологических заболеваний в Орловской области (541 человек на 100 тысяч жителей), Пензенской (529 человек на 100 тысяч) и Курганской (525 на 100 тысяч).

А согласно статистике Росстата за 2014 год, в Курганской области на 100 тысяч человек пришлось 249 смертей от злокачественных образований. Больше в тот год было только в Севастополе – 263, Владимирской области — 264, Тульской области – 259, Орловской области – 256 и Санкт-Петербурге -250. В 2018 году Курганскую область (250 смертей) уже обгоняют только Орловская область – 263 смерти, Тульская – 259 и Севастополь – 252 человека.

В заключении своего доклада Фонд общественного контроля за состоянием окружающей среды утверждает, что экологическая катастрофа, случись на участке добычи какая-нибудь авария, будет «аналогична 12 Чернобылям».

«Река Тобол протекает по мега-разлому земной коры «Звериноголовский», который имеет начало в Звериноголовском районе и идет до Северного ледовитого океана. Мега-разлом земной коры не обеспечивает изоляцию промышленных растворов и радиоактивных вод, которые будут образованы в результате работы «Далура», при которой технологический раствор с расходом до 50 тысяч тонн серной кислоты в год, будет в течение 20 лет подаваться через тысячи скважин на глубину до 500 метров в место залегания урана. По оценке главного геолога Далура на месте добычи останется радиоактивное озеро в виде раствора из неизвлекаемых ионов урана массой более 2000 тонн, якобы прикрытое стометровыми слоями глины», — резюмируют в Фонде.

И ждут конца 2019 года, когда добытчики определятся с датой начала работ.

Текст: Владимир Хейфец

Новости партнеров