Жители Минска прятались в чужих квартирах от облавы на протестующих

Минчане, оказавшиеся днем 15 ноября в районе так называемой "Площади перемен", провели больше полусуток в чужих домах, прячась от силовиков. Милиция взломала двери нескольких квартир, разыскивая протестующих.

"Площадью перемен" в Минске неофициально прозвали территорию общего двора между домами №3 по Сморговскому тракту и №62 по улице Червякова. В этом дворе с августа проходили мирные акции протеста: местные жители украшали двор бело-красно-белыми флагами и лентами, вместе слушали музыку.

В воскресенье, 15 ноября, на "Площади перемен" возник стихийный мемориал памяти 31-летнего Романа Бондаренко: участник акций протеста, которого избили в этом квартале ночью 11 ноября неизвестные в масках, умер в больнице. Силовики организовали масштабную облаву на всех, кто решил прийти на "Площадь перемен" и почтить память Бондаренко, а сам мемориал разрушили — цветы и свечи, принесенные минчанами, убрали коммунальщики.

По словам протестующих, днем в районе "Площади перемен" было сконцентрировано огромное количество силовиков. Они окружили двор, чтобы массово задержать участников памятной акции.

Люди начали прятаться от омоновцев в окрестных многоэтажных домах: №1 и №3 по Сморговскому тракту и в доме №62 по улице Червякова. Силовики же, поняв, что протестующие спрятались в домах, взяли квартал в многочасовую осаду — с середины дня воскресенья и до утра понедельника многие люди не могли покинуть свои укрытия без риска быть задержанными, так как на "Площади перемен" ввели паспортный режим: почти у всех людей, которые выходили из указанных домов, проверяли прописку в паспорте, пишет The Village.

"Я не знаю, сколько человек пряталось этой ночью в домах в нашем дворе — жильцы не обсуждали этого в общем чате, потому что мы уверены, что там есть тихари — (оперативники под прикрытием - прим.ред). Точно знаю только о 60 человеках, которые прятались в одном месте в доме, но не в квартире", — рассказывает одна из жительниц дома на "Площади перемен".

По словам женщины, силовики всю ночь орудовали в домах, пытаясь выкурить оппозиционеров из укрытий. "Людям настойчиво звонили в двери, светили фонариками в окна с крыш. Около часа ночи мы с мужем решились выйти выгулять собаку. Обошлось без проблем, хотя несколькими часами ранее у нашей соседки потребовали паспорт, когда она вышла в магазин коту за кормом. В час ночи вокруг нашего дома мы увидели несколько автобусов с силовиками", — говорит она.

В течение ночи силовики взломали несколько дверей, которые отделяли приквартирные тамбуры от лестничных клеток, а также несколько дверей, ведущих непосредственно в квартиры.

Молодой человек, который прятался в одном из домов на "Площади перемен", говорит, что "ни разу за все время протестов" не видел в одном месте такого скопления силовиков, какое было близ улицы Червякова и Сморгонского тракта днем 15 ноября.

"Люди отреагировали бегством — ломанули в открытые подъезды, и мы тоже. Сначала мы вместе с жильцами домов стояли на открытых площадках. А потом кто-то увидел, что силовики врываются в подъезды, и местные назвали нам номера квартир, где были открыты двери. Я прятался в двушке, где всего было 22 человека. Но это не максимальная плотность — в этот момент в какой-то однушке прятались 40 человек", — рассказал он.

Сейчас читают