Дело о подготовке теракта на концерте Киркорова снова направили в суд

Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

В Махачкале вновь направлено в суд громкое уголовное дело о подготовке теракта на концерте Филиппа Киркорова в июле 2017 года. К обвинению добавились еще две статьи УК РФ. Об этом пишет «Коммерсантъ».

Ранее подсудимым было предъявлено обвинение в прохождении обучения в целях осуществления террористической деятельности (статья 205.3 УК), организации и участии в террористическом сообществе (статья 205.4 УК РФ), подготовке теракта (статья 30 и статья 205 УК РФ), создании и участии в незаконном вооруженном формировании (статья 208 УК РФ), а также незаконном обороте взрывчатых веществ (статья 222 УК РФ) и пособничестве в их изготовлении (статья 223.1 УК РФ).

В нынешней редакции добавили статью 205.1 УК РФ («Склонение лица к участию в незаконном вооруженном формировании») и 205.5 УК РФ («Участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической»).

Получив новую версию обвинения, адвокаты подсудимых вновь попытались вызвать в суд в качестве свидетелей Филиппа Киркорова, Аллу Пугачеву и Максима Галкина, но им отказали.

Напомним, по версии следствия, террористическая ячейка была создана в октябре 2016 года, а теракт на концерте Киркорова планировалось совершить в июле 2017 года. Было изготовлено пять бомб. Реализовать теракт не удалось, поскольку территория ресторана «Хазар», где проходил концерт, охранялась: подозреваемые не смогли туда проникнуть, чтобы установить взрывные устройства.

Фигуранты дела отрицают свою вину в подготовке теракта. Они утверждают, что планировали убийство Киркорова по заказу Максима Галкина, который якобы приревновал исполнителя к Алле Пугачевой. За это Галкин якобы пообещал два миллиона рублей.

Судья Алексей Магомадов в июне этого года по своей инициативе решил вернуть уголовное дело прокурору, поскольку в обвинительном заключении были обнаружены существенные нарушения норм УПК. В частности, прочитав его, судья не смог определить, по каким именно признакам состава преступления обвиняются фигуранты дела.

Стороны тогда высказались против возвращения дела. Защитники подсудимых возражали потому, что у следствия в этом случае появляется возможность «подчистить» огрехи в уголовном деле. Адвокаты же надеялись убедить суд после начала рассмотрения дела по существу исключить из него все доказательства, добытые незаконными способами. По их мнению, признания из подсудимых были получены в результате применения «физического и психологического насилия».