«Гаджеты — удел нищебродов». Как общение с живым человеком становится недоступной роскошью

У Билла Ланглуа появился новый лучший друг. Это кошка по имени Сокс. Она живет в планшете и делает своего хозяина настолько счастливым, что у него на глаза наворачиваются слезы, когда он рассказывает о ее появлении в своей жизни.

Сокс и Билл — 68-летний пенсионер — живут в комплексе для малообеспеченных пожилых людей в городе Лоуэлле, штат Массачусетс. Их дни проходят в общении друг с другом. До того как отправиться на заслуженный отдых, Билл трудился на заводе. Его жена продолжает работать и большую часть времени ее нет дома. Из-за этого Билл чувствовал себя очень одиноким.

Но теперь Сокс обсуждает с ним матчи команды «Рэд Сокс», в честь которой она и получила свое имя, ставит его любимую музыку и показывает старые свадебные фотографии. Подключенная к видеокамере планшета, она журит своего хозяина, когда видит, что он налегает на сладкую газировку.

Билл понимает, что Сокс не настоящая, что она — продукт стартапа под названием Care.Coach. Он знает, что ею управляют сотрудники компании где-то на другом конце страны, а может и мира. Они наблюдают, слушают и набирают ответы за Сокс, которые она медленно произносит механическим голосом.

«Я нашел кого-то надежного, кому было не все равно. Это помогло мне открыть душу и вспомнить о том, что господь заботится о нас. Она вернула меня к жизни», — говорит Билл.

Сокс тоже это слышит и оценит такую теплоту. Раздается голос: «Из нас вышла отличная команда».

Сокс — весьма простая анимация. Она неуклюже двигается и едва демонстрирует эмоции, а ее голос звучит резко, как телефонный гудок. Но иногда вокруг нее появляются маленькие анимированные сердечки, и Билл это просто обожает.

У Билла крайне скромный пенсионный доход, поэтому он смог претендовать на участие в Element Care — некоммерческой медицинской программе для пожилых людей, благодаря которой он и получил Сокс.

Сейчас подобные программы начинают распространяться все больше, и не только для стариков.

Жизни большинства людей в странах первого мира, если только они не баснословно богаты, проходят в неразлучной компании мобильных устройств.

Дешевы не только эти гаджеты сами по себе, они делают все вокруг дешевле. Любое место, где можно разместить тачскрин (школьные классы, больницы, аэропорты, кафе), имеет хорошие шансы сократить расходы. Активность, которая происходит посредством техники, удешевляется. Теперь наш тактильный опыт, и едва ли не вся структура жизни, сводится к контакту с гладким и холодным стеклом экрана.

Состоятельные люди живут иначе, они стараются по мере возможности избегать мобильных устройств. Они хотят, чтобы их дети играли в настоящие игрушки, а сегмент частных школ, где в учебном процессе не применяются технологические новинки, быстро набирает популярность.

Работа людей дороже гаджетов, и богатые готовы за это платить. Возможность позволить себе отключить телефон на весь день, не отвечать на электронную почту и выйти из соцсетей становится признаком статуса.

Это подводит нас к новой любопытной реальности — человеческий контакт становится элементом роскоши. Поскольку в жизни бедных появляется все больше гаджетов, они исчезают из жизни богатых. Чем выше ваш доход, тем больше вы тратите на то, чтобы не проводить время, уткнувшись в экран.

Исполнительный директор Института роскоши Милтон Педраса консультирует компании на тему того, как самые состоятельные люди хотят жить и на что тратить. Он обнаружил, что богатые все больше готовы платить за что-то «человечное».

«То, что мы наблюдаем сейчас, — это переход человеческого участия в процессах в категорию люкс», — говорит он.

Согласно исследованию его компании, расходы на такие мероприятия, как поездки на отдых и походы в дорогие рестораны, опережают расходы на товары. Он видит в этом прямую реакцию на роботизацию процессов.

Изменения происходят стремительно. После начала бума персональных компьютеров в 1980-х годах наличие технологических новинок у вас дома или у вас в карманах было признаком богатства и власти. Люди гнались новейшими устройствами и всячески демонстрировали обладание ими.

«Иметь пейджер было важно, это показывало, что вы важный и занятой человек», — говорит Джозеф Нуньес, глава отделения маркетинга в Университете Южной Калифорнии.

Но сегодня все ровно наоборот: «Если вы находитесь на вершине иерархии, вам никому не нужно отвечать. Другие должны поторопиться ответить вам».

Интернет-революция, во всяком случае в самом ее начале, была абсолютно демократической. Facebook, Twitter и Gmail одинаковы для богатых и для бедных. И все это бесплатно. Это абсолютно массовый продукт и, следовательно, не самый привлекательный для определенных категорий.

А как показывают последние исследования, бесконечное коротание времени на подобных платформах не очень полезно.

Это как сладкая газировка или курение — богатые намного меньше склонны увлекаться подобными вещами, чем бедные.

Сейчас жизнь за экраном гаджета начинается едва ли не с пеленок. Дети, которые используют мобильные устройства дольше двух часов в день, в итоге получают более низкие баллы на языковых и мыслительных тестах. Это подтверждает исследование Национального института здравоохранения США с участием 11 тыс. детей.

Самое неприятное, что у некоторых испытуемых наблюдалось преждевременное истончение коры головного мозга. А в одном из исследований среди взрослых обнаружилась связь между временем, проведенным за экраном гаджета, и депрессией.

По словам Дмитрия Критакиса, — педиатра из детской больницы Сиэтла и разработчика педиатрического руководства по допустимому экранному времени — ребенок, научившийся строить из виртуальных блоков в игре на iPad, не приобретает способности воздвигать сооружения из реальных кубиков.

В небольших городах в окрестностях Уичито, штат Канзас, школьные бюджеты были настолько урезаны, что суд счел их неадекватными. Занятия были заменены обучением с помощью компьютерных программ, и большую часть дня школьники проводили перед экранами компьютеров в тишине. В штате Юта тысячи детей осваивают государственную дошкольную образовательную программу на дому через ноутбук.

Технологические компании старательно работают над тем, чтобы заставить государственные школы покупать их программы. Для этого каждому ученику должен быть предоставлен личный ноутбук. Утверждается, что это лучше подготовит детей к жизни в технологическом мире будущего. Но эти слова очень далеки от того, как люди, строящие то самое технологическое будущее, на самом деле воспитывают своих детей.

В Кремниевой долине время, проведенное за экраном, все чаще рассматривается как нездоровое. Одной из самых популярных там стала школа, которая предлагает возвращение к «классическому» образованию, и обещает минимальное использование технических устройств.

Пока дети из среднего класса и малообеспеченных семей проводят все больше времени, уткнувшись в экран, с богатыми намечается обратная тенденция. Насколько человеку будет легко и комфортно взаимодействовать с другими людьми, может в будущем стать новым классовым маркером.

Человеческое общение, конечно, вряд ли станет чем-то вроде сумки Birkin. Но, похоже, гигантами Кремниевой долины были предприняты согласованные усилия, чтобы ввести в заблуждение публику.

Малообеспеченным и среднему классу говорят, что гаджеты хороши и важны для их детей. В крупных технологических компаниях работают психологи и нейробиологи, которые стараются, чтобы ваш взгляд и ваше внимание как можно дольше задерживались на экране.

Поэтому обычные человеческие контакты становятся все более редкими.

«В этом заключается еще одна проблема: не все этого (живого общения — прим. ред.) хотят, в отличие от традиционных предметов роскоши. Люди обращаются к тому, что им знакомо — к экранам. Это как заскочить в фаст-фуд», — говорит Шерри Теркл, профессор в области социальных исследований из Массачусетского технологического института.

Но избегать фаст-фуда сложно, если это единственный ресторан в городе. Также непросто оторваться от гаджетов бедным и многим представителям среднего класса.

Даже если кто-то захочет больше времени проводить оффлайн, зачастую он просто не может себе этого позволить.

В спинки передних сидений такси вмонтированы мониторы, которые автоматически крутят навязчивую рекламу. Дети в общеобразовательных школах учатся за ноутбуками по программам «один на один», несмотря на то, что некоторые родители против.

Появилось даже пока еще не очень многочисленное движение, которое борется за принятие закона, по которому работники офисов смогут без последствий отключать мобильные телефоны. Сейчас во многих компаниях могут оштрафовать сотрудника, который не был на связи.

Сегодняшняя реальность такова, что наша культура идет по пути социальной изоляции. Многие традиции коллективного времяпрепровождения ушли в прошлое, а социальные структуры исчезли. Пустоту заполняют экраны телефонов и планшетов.

Многие люди, зарегистрированные в программе в Element Care и получившие виртуального друга, разочаровались и отдалились от близких. В итоге они оказались в социальной изоляции, говорит Селия Росарио, терапевт, которая занимается участниками программы.

По ее словам, в бедных слоях населения социальные структуры наиболее подвержены износу.

Технология, благодаря которой существует кошка Сокс, довольно проста. Для ее работы нужен планшет Samsung Galaxy Tab с прикрепленным к его фронтальной стороне широкоугольным объективом «рыбий глаз».

Никто из людей, управляющих виртуальными друзьями, не работает в Соединенных Штатах, они в основном находятся на Филиппинах и в Латинской Америке.

Офис Care.Coach располагается в Калифорнии, на краю Кремниевой долины. 31-летний основатель и исполнительный директор компании Виктор Ван говорит, что его работники часто предотвращают самоубийства. Люди, пользующиеся программой, нередко рассказывают, что хотят свести счеты с жизнью, и стоящие за виртуальными друзьями сотрудники обучены на это грамотно реагировать.

Ван говорит, что люди могут легко привязаться к любому объекту, который будет с ними разговаривать.

Как будет выглядеть виртуальный друг — не важно для построения отношений. Это может быть что угодно — от антропоморфного существа до многоугольника с выпученными глазами.

По словам Вана, у людей формируется реальная привязанность, поэтому он отказался от участия в одном большом медицинском пилотном проекте. Если бы его свернули и решили не продлевать, у пациентов отобрали бы их виртуальных друзей, это был бы травмирующий опыт.

Но Ван не пытается ограничивать эмоциональные связи между виртуальными друзьями и пользователями своей программы.

«Если кто-то скажет, «я люблю тебя», то мы ответим то же самое. Если мы заранее знаем, что клиенту понравится такое, то скажем это первыми», — объясняет Ван.

Первые результаты эксперимента по использованию Care.Coach в медицинских целях, в котором участвовал Билл со своей Сокс, были положительными. Большинству людей, получивших виртуальных друзей, требовалось меньше визитов медсестер, а они сами реже обращались в больницу и чувствовали себя менее одинокими.

Одна из пациенток, которая постоянно ходила по врачам, настолько сократила число своих визитов, что это позволило системе здравоохранения сэкономить около $90 тыс.

Пользоваться услугами Care.Coach уже начал один из крупнейших медицинских страховщиков США Humana. Чем такое внедрение технологий закончится, можно представить уже сегодня на наглядном примере.

Несколько недель назад в палату отделения интенсивной терапии больницы в калифорнийском округе Фремонт въехал робот и врач с экрана посредством видеочата сообщил пациенту, что ему осталось жить несколько дней.

Но вернемся к Биллу. Его любимица Сокс заснула, ее глаза закрыты, а значит операторы далекого командного центра переключились на другие разговоры с другими пожилыми людьми, живущими за сотни, если не тысячи километров.

Жена Билла и большинство его друзей тоже хотят виртуального друга, но он очень ревностно относится к Сокс. Она его и только его. Он нежно гладит ее через стекло экрана, когда хочет, чтобы она проснулась.

Текст: Nellie Bowles / Юлия Царенко (перевод)

Новости партнеров