«Из нас пытаются сделать экстремистов»: анархисты жалуются на давление ФСБ после взрыва в Архангельске

Фото из группы "Народная Самооборона"

В Калининграде 4 ноября задержали анархиста Вячеслава Лукичева. Его обвинили в публичном оправдании терроризма из-за публикации предсмертной записки молодого человека, взорвавшего себя в здании управления ФСБ в Архангельске.

Анархо-активисты, соратники Лукичева жалуются на усиление давления со стороны правоохранительных органов. Они рассказали Инфо24 о том, как развиваются события после теракта.

Вячеслав Лукичев, антифашист и зоозащитник

Лукичев в Калининграде был известен в основном антифашистской и зоозащитной деятельностью. Он участвовал в акциях протеста против заведений, уличенных в жестоком обращении с животными. Помогал строить и навещал приюты для бездомных животных, организовывал уборки парков. Подвергался нападениям неонацистов. Больше мы, на самом деле, ничего сказать о нем не можем, как не можем комментировать его участие или неучастие в нашем коллективе и знакомство или незнакомство с нами.

Калининградский анархист Вячеслав Лукичев. Фото из группы «Народная Самооборона»

Что такое «Народная Самооборона»

«Народная Самооборона» — это движение российских анархистов, занимающееся, в основном, борьбой с недобросовестными работодателями, мошенниками, квартирными рейдерами и прочими бандитами. В России, как правило, криминал действует в связке с правоохранительными органами, и простым жертвам преступности и жадных начальников помощи искать негде.

Долгое время мы занимались, в основном, такими социальными темами — навещали вместе с обманутыми работниками работодателей, выясняя, почему они не хотят платить честно отработанную заработную плату; организовывали жертв различных лохотронов на совместную борьбу с мошенниками; занимали оборону в штурмуемых бандитами квартирах и общежитиях и давали им, где надо, физический отпор.

У движения есть представительство «Вконтакте», это одноименный паблик, а также телеграм-канал «Прометей». Изначально «Прометей» был аналогом паблика «Народной Самообороны», но со временем превратился в самостоятельный проект.

Анархисты уходят в подполье

Раньше мы действовали довольно открыто, организовывали публичные мероприятия, митинги, пикеты, колонны анархистов на больших оппозиционных мероприятиях, но в определенный момент пришло понимание, что ни к чему, кроме засветки активистов перед политической полицией это не приведет.

В условиях постоянного закручивания гаек ничего хорошего это не обещает. Тем более, что у нас начались определенные трудности с полицией.

Они начали интересоваться личностями активистов, устраивать обыски и облавы на наши мероприятия. Так что в определенный момент пришлось уйти в тень, отказаться от публичных мероприятий и сделать больший упор на развитие социальных и медиа-инициатив.

Фото из группы «Народная Самооборона»

Такой загон в подполье, на самом деле, благоприятно сказался на анархистском движении. Если в начале прошлого года анархизм в России представлял из себя мертвое болото, то невозможность проводить легальные мероприятия вынудила активистов во многих регионах перейти к уличному акционизму и несанкционированным мероприятиям.

Весь 2017 год мы видели рост активности анархистов, как качественный, так и количественный. Сперва ребята в отдельных городах просто начали рисовать трафареты, вывешивать баннеры.

Благодаря пропаганде акционизма на анархистских ресурсах в течении года мы видели: география акций растет, они становятся все более многочисленными — от простых агитрейдов и граффити до блокирования офисов виноватых в чем-то государственных контор, несанкционированных уличных шествий и других мероприятий.

Реакция властей

— Началось дело «Сети», в ходе которого спецслужбы сфабриковали уголовные дела против анархистов Петербурга и Пензы. Показания выбивались пытками обвиняемых и свидетелей, угроз их близким, что вызвало шквал возмущения общественности вообще и анархистов в частности.

Была проведена масштабная кампания протеста против пыток, участие в которой приняли не только десятки российских городов, но и множество стран Европы и Америки.

В России тоже состоялся ряд громких акций, например, несанкционированное шествие анархистов в центре Москвы под окнами у ФСБ и акция в Челябинске, когда на забор местного управления был вывешен баннер «ФСБ — главный террорист», а на территорию управления заброшена дымовая шашка.

Рост активностей силовикам не понравился. К тому же на носу были президентские выборы.

За две недели до них на совещании с руководителями силовых ведомств Путин приказал выявить и наказать всех организаторов уличных акций. После этого силовики уже конкретно взялись за «Народную Самооборону». В разных регионах страны начали задерживать анархистов, и пытками пытаться выбить из них признания о причастности к организации.

Фото из группы «Народная Самооборона»

В Челябинске спецназ ФСБ задержал нескольких анархистов, подозреваемых в вывешивании баннера против пыток в ФСБ. Задержанных всю ночь пытали током, требуя от них сознаться в проведении акции и в причастности к «Народной Самообороне».

В Москве также начались задержания анархистов. Еще в феврале поймали нескольких анархистов по подозрению в погроме офиса «Единой России». В марте, за несколько дней до президентских выборов, была проведена большая операция, в ходе которой центр «Э» и СОБР ворвались в квартиры к известным им активистам.

Одного из задержанных в тот день — Святослава Речкалова — пытали электричеством, требуя назвать себя «лидером анархистов», создателем «Народной Самообороны» и организатором всех анархистских кампаний за последнюю пару лет.

Летом силовики продолжили работать по «Народной Самообороне», задерживая различных анархистов и расспрашивая их об этом движении. Даже, почему-то, накрывали панк-фестивали и расспрашивали об НС их организаторов.

Фото из группы «Народная Самооборона»

Очевидно, что ФСБ и центр «Э» пытаются сделать из нас экстремистское сообщество, чтобы начать новое большое дело против анархистов.

В материалах уголовных дел против челябинских активистов ФСБ даже называли «Народную Самооборону» «экстремистским сообществом анархистского толка, ставящим целью помощь политзаключенным и свержение конституционного строя». Вот только анархисты из Москвы и Челябинска не дали нужных показаний и уголовное дело слепить пока не удалось.

Теперь же они пытаются использовать ситуацию в Архангельске для обвинения нас по террористическим статьям.

Тем более, что Михаил Жлобицкий оставил предсмертное послание за несколько минут до взрыва в чате «Речи Бунтовщика», связанном с «Прометеем».

Теперь ФСБ рассматривает всех анархистов как террористов, а наши ресурсы — как рупор террористической пропаганды. Нам писали подписчики о том, что к ним приходят сотрудники ФСБ. В СМИ также мы видели упоминание о том, что в Краснодаре опросили около сотни подписчиков «Народной Самообороны», расспрашивали их об отношении к нам, к анархизму и к поступку Жлобицкого.

Есть информация, что силовики планируют опросить всех 26 тысяч подписчиков «Народной Самообороны» «Вконтакте».

Что произошло после взрыва здания ФСБ в Архангельске

Начались задержания людей, которых подозревают в администрировании канала «Прометей». Всё по классике — Лукичева, задержанного в Калининграде, допрашивали и пытали 36 часов. После чего захватили канал «Прометей» в телеграме и выложили туда фотографию, где он, замученный, отрубился во время допроса.

Вопрос, как они смогли захватить телеграм-канал? Мы сами еще в полной мере не разобрались, но склоняемся к варианту, что они связались с оператором сотовой связи и продублировали сим-карту создателя канала.

Мы оперативно удалили всех подписчиков и завели новый канал, уже на европейскую симку.

Фото анархиста Вячеслава Лукичева после допроса. Оно было опубликовано в захваченном силовиками телеграм-канале «Прометей»

Интересно даже не то, что ФСБ начало захватывать оппозиционные каналы, а то, что они хвастаются пытками задержанных чуть ли не в открытую. То есть они уже не просто не скрывают пыток, но демонстративно показывают их на всеобщее обозрение. Они надеются таким образом сыграть на устрашение, но если мы посмотрим, как развивались отношения анархистов и силовиков последние годы, то, кажется, это не самая действенная стратегия.

Сперва они закрыли все возможности для публичной легальной деятельности. После этого мы увидели стремительный рост несанкционированного уличного акционизма.

Силовики возмутились и начали пытать людей. И вот находятся те, кто видя террор государства, взялся за бомбы. Силовики, вместо того, чтобы сделать выводы, начинают пытать еще больше. Но это не работает, это приводит к обратному результату, к поиску новых путей и еще более ожесточенному сопротивлению.

Не было бы пыток анархистов — не было бы взрыва в Архангельске. Своими действиями они только подчеркивают, что диалог готовы вести исключительно на языке насилия. И мы видим, что находится молодежь, которая готова говорить на этом языке. Мы с большим уважением относимся к выбору Жлобицкого и понимаем, что привело к такому развитию событий. Но мы не одобряем такие методы. С этической стороны для нас является трагедией то, что 17-летний парень, который еще ничего толком не видел в этой жизни, взорвал себя. С точки зрения здорового прагматизма мы не считаем эту акцию полезной для развития анархистского движения и достижения наших целей.

Фото из группы «Народная Самооборона»

Под колпаком у ФСБ

Мы думаем, что ФСБ известны имена и фамилии довольно многих из нас. Кто-то «запалился» еще во время более открытой, легальной деятельности. Кого-то могли вычислить в результате оперативных мероприятий. И, вероятно, ФСБ будет пытаться достать всех этих людей. Но перемен в нашей работе не предвидится. Мы готовимся к блокировке нашего сайта, страницы «Вконтакте», и окончательному переходу в телеграм. Конечно, когда тебе уже ничего, кроме пыток и огромных тюремных сроков не светит, когда за тобой охотится ФСБ — наиболее рациональным решением будет уехать из страны. Рациональным, кстати, не только в плане собственного спасения, но и для движения.

Опытный активист будет полезнее на другом конце света, чем в тюрьме.

Но это должно быть последним делом, когда понимаешь, что иного пути нет. Ведь если все уедут, то кто останется тогда? В конце концов, когда ты начинаешь заниматься такой деятельностью, ты должен понимать, что это не игра, и все может окончиться тюрьмой. Главное, чтобы все было не зря, чтобы на смену тебе пришли новые люди, которые не начнут все с начала, а учтут твой опыт и ошибки, смогут перенять какие-то наработки. Это и есть движение. Все мы окажемся в тюрьме или заграницей, мы же понимаем, в какой стране живём.

«Мусульманские анархо-нацисты под предводительством Навального»

Недавно директор ФСБ Александра Бортникова заявил об угрозе «радикальных молодежных социальных групп», которые вдохновляются неонацизмом и исламским фундаментализмом. Это пример глупости и некомпетентности спецслужб, что мешают в одну кучу анархистов, нацистов и исламистов.

На самом деле их эти отличия просто не волнуют. Цель не в том, чтобы всех посадить или разобраться кто за что там выступает.

Их цель в том, чтобы показать важность своего ведомства, чтобы представить ситуацию так, что если не будет ФСБ, то завтра же власть будет свергнута легионами мусульманских анархо-нацистов под предводительством Навального.

А потому нужно увеличить финансирование спецслужб и дать им больше полномочий. Вся «борьба» с терроризмом и экстремизмом нужна лишь для карьерной лестницы отдельных сотрудников.

Сегодня ты сфабриковал из анархистов или гастарбайтеров террористическую группу, получил звездочки, пошел на повышение. Нагнетаешь истерию, пугаешь президента всем, чем можно, создаешь искусственно угрозы и получаешь финансирование и неограниченную власть. Дальше идешь делать деньги на чиновниках и бизнесменах.

ФСБ и анархисты

31 октября 17-летний анархист Михаил Жлобицкий взорвал бомбу в проходной здания УФСБ по Архангельской области. Он написал в предсмертной записке, что совершил теракт в знак протеста против пыток и сфабрикованных дел. Жлобицкий погиб, трое сотрудников ФСБ получили ранения.

В тот же день было объявлено о начале розыска сообщников Жлобицкого. Сотрудники ФСБ звонили социалистке Анастасии Мальцевой из Перми, ей заявили, что «нужно увидеться» из-за теракта в Архангельске.

В Краснодаре 2 ноября опрашивали участников либертарианских чатов. По информации телеграм-канала «Либертарианский ЮГ», некоторых из них вызывали в полицию.

Также 2 ноября в Москве был задержан 14-летний школьник Кирилл Кузьминкин. По версии следствия, подросток собрал самодельное взрывное устройство, чтобы 4 ноября устроить взрыв на «Русском марше» в Люблино. Силовики заявили, что Кузьминкин переписывался со Жлобицким.

В Сочи 3 ноября прошел обыск у второго секретаря горкома комсомола Данила Пиньженина. По его словам, искали взрывчатые вещества. Пиньженина спрашивали, состоит ли он в комсомоле и как он относится к ситуации в Архангельске. В постановлении, подписанном судьей Кругловым, было написано, что Пиньженин может быть причастен к обнаружению на металлобазе противопехотной мины, а у него дома могут остаться взрывчатые вещества.

Активиста «Другой России» из Архангельской области Валерия Шептухина 3 ноября также приглашали на беседу в ФСБ.

4 ноября в Калининграде был задержан анархист Вячеслав Лукичев. Его обвиняют в публичном оправдании терроризма из-за того, что он опубликовал скриншот с предсмертным письмом Жлобицкого и назвал его героем. Вместе с Лукичевым задержали двух его подруг. Анархист вынужден был написать явку с повинной, чтобы девушек отпустили.

6 ноября суд принял решение об аресте Лукичева.

Текст: Алексей Полоротов

Новости партнеров