«Нейросексизм». Почему подразделять мозг на «мужской» и «женский» — это полная ерунда

Недоброжелатели за глаза называют когнитивного нейробиолога Джину Риппон «нейронаци» или «сварливой ведьмой, повернутой на равноправии». Хотя в жизни она совсем другая. В лаборатории Джина с помощью современных методов визуализации изучает расстройства развития мозга (например, аутизм).

А когда выходит в свет — развенчивает губительные мифы о том, что у мужчин и женщин «разный» мозг.

* * *

Джина родом из графства Эссекс на юго-востоке Англии. У Джины есть брат-двойняшка, поэтому она знает о гендерных стереотипах с детства. В 11 лет брата Джины, едва успевающего по школьной программе, отправили в академическую школу-пансион для мальчиков при католической церкви.

«Трудно сказать. У меня была явная предрасположенность к науке. Среди одиннадцатилетних я была лучшей во всей стране», — вспоминает Джина.

Благодаря выдающимся знаниям, ей выделили стипендию на поступление в гимназию. Но вместо этого родители отправили Джину в женский католический монастырь. В школе при монастыре не было научных дисциплин. Там готовили в монахини, матери или дипломатические жены.

«Мои знания о мозге ограничивались психологией, — вспоминает Джина. — Моего образования было недостаточно, чтобы всерьез заниматься медициной. Но я хотела стать врачом».

А потом Джина стала кандидатом наук по физиологической психологии и начала изучать мозговые процессы. Сейчас ее брат — художник, а Джина — почетный профессор когнитивной нейровизуализации в Университете Астон в Бирмингеме.

* * *

Научный спор о гендерных различиях мозга начался с XVIII века. «Люди были счастливы поразглагольствовать о том, насколько различается мужской и женский мозг, даже если их никто не слушал. Они сформулировали эти прекрасные идеи и метафоры, которые соответствовали обществу и статусу-кво. И положили начало разному образованию для мужчин и женщин», — рассказывает Джина.

Но продолжается спор до сих пор. В 2001 году исследователи Гарвардского университета обнаружили, что у женщин пропорционально больше лобная доля мозга — она отвечает за принятие решений — и лучше развиты вербальные навыки (письменная, а особенно устная речь).

А у мужчин преобладает теменная часть коры — она отвечает за навыки ориентирования в пространстве. А еще — миндалевидное тело, которое включает реакцию на опасность: «спастись бегством или вступить в бой».

В 2010-м году СМИ отчитались, что ученые из Калифорнийского университета в Ирвине наконец обнаружили разницу между мужчинами и женщинами. Ученые провели магнитно-резонансную томографию 21 мужчине и 27 женщинам.

Результаты показали, что у мужчин «в шесть раз больше серого вещества», а у женщин — «в десять раз больше белого вещества».

В эфире телеканала CBS это исследование интерпретировали так: все мужчины удивительно талантливы в математике, а женщины — предрасположены к многозадачности.

Впрочем, чтобы это было правдой, женские мозги должны быть на 50% больше мужских — но это не так. Мужской мозг на 8-13% больше, да и сами мужчины обычно крупнее.

Джина проанализировала данные о гендерных различиях мозга. Она признается, что сперва, как и многие, искала отличия. Но не смогла найти ничего значимого. Да и другие исследования начали подвергать сомнению само существование мужского и женского мозга.

Когда при исследованиях учли, что размер мозга увеличивается с ростом тела, гендерные различия в структурах коры головного мозга — а на них ссылались все адепты теории мужского и женского мозга — не подтвердились.

И тут до ученых дошло: быть может, нет смысла искать, в чем различия между мозгом мужчины и мозгом женщины. И на вопрос, есть ли существенные различия, основанные только на гендере, Джина отвечает отрицательно. Предполагать обратное, по ее словам, «нейроглупость».

«Идея мужского и женского мозга предполагает, что каждый из них — характерно однородная вещь. То есть, у всех обладателей мужского мозга будут такие же способности, предпочтения и мышление, как у всех остальных с таким «типом» мозга. — рассказывает Джина. — Теперь мы знаем, что это не так. Мы подошли к рубежу, когда пора сказать: забудьте, что есть женский и мужской мозг — это отвлекающий маневр».

Мифы о том, что у женщин и мужчин разный мозг, вредны еще и потому, что часто используются как уловка. Какой смысл девочкам заниматься наукой, если у них «ненаучный» мозг? А мальчики сильные: они не должны плакать и обязаны быть лидерами.

* * *

Из этого вытекает следующий вопрос. Раз мозг у всех одинаковый, почему женщины и мужчины ведут себя по-разному? По словам Джины, наш гендерный мир формирует все: от образовательной политики и социальных иерархий до самоидентификации, благополучия и психического здоровья.

Наука узнала о пластичности мозга — что мозг формируется с рождения и меняется вплоть до старости — 30 лет назад. Сейчас — это научная данность.

«Мозг формируется с рождения до старости, когда наши серые клетки начинают отмирать. И на первый план выходит старый аргумент о том, что судьбу человека определяют его биологические особенности. Иными словами, человек живет с тем мозгом, с которым родился. — говорит Джина.

«Да, он еще немного вырастет и связи улучшатся, но есть конечная точка развития, которую определяет биологический «план». Но если исходить из пластичности мозга, то все зависит от жизненного опыта. Если человек научится что-то делать, то мозг изменится и продолжит меняться», — говорит ученый.

Поэтому, если у человека нет опыта – например, если в детстве ему не давали Lego, — то и пространственного мышления не будет. С другой стороны, если человеку снова и снова дают пространственные задачи, он лучше с ними справится. «Нейронные пути меняются, они становятся автоматическими. И задачи действительно становятся легче», — отмечает Джина.

Один из главных прорывов ученых — осознание того, что даже в зрелом возрасте наш мозг постоянно меняется.

И не только из-за образования — но и благодаря работе, увлечениям и спорту. Мозг работающего лондонского таксиста будет отличаться от мозга стажера или отставного таксиста. Есть различия между людьми, которые играют в видеоигры, изучают оригами или играют на скрипке. Мозги отражают жизнь, которую прожил их владелец — а не его пол.

* * *

Джина считает, что по значимости это открытие можно сопоставить только с «идеей о том, что Земля вращается вокруг Солнца». Ей одновременно волнительно и страшно смотреть в будущее. «Я обеспокоена тем, что в XXI веке вопрос гендера становится все более актуальным. Нужно понимать, на что мы обрекаем мозги наших детей», — говорит она.

Мы уже принимаем себя, но пока не готовы освободиться от культурных ожиданий к своему полу и показать свое «я». Это противоречие особенно ярко проявляется у мужчин, отмечает Джина.

«Это говорит о том, что с их самооценкой что-то не так. Мозг хочет вписаться в ожидания общества. Но что если они идут по маршруту, который ведет к самоповреждению, насилию или даже самоубийству? Что их туда ведет?», — говорит она.

Убеждения о половых различиях мозга формируют стереотипы. И это удобно: на людей навешивают всего два ярлыка – девочка или мальчик, женщина или мужчина. А они исторически несут с собой огромное количество «гарантированной информации»: так что нет необходимости судить каждого человека по его собственным достоинствам.

Как только мы признаем, что мозг пластичен и легко меняется, сила гендерных стереотипов становится очевидной.

Если бы мы могли проследить за «путешествием» мозга девочки или мальчика с самого рождения, то увидели бы, что мозги «идут» по разным путям.

Игрушки, одежда, книги, родители, семьи, учителя, школы, университеты, работодатели, социальные и культурные нормы и, конечно, гендерные стереотипы – все это задает им направление.

Мы больше не можем рассматривать половые различия как противоречие между природой и воспитанием. Нужно признать, что отношения между мозгом и миром — это не улица с односторонним движением, а непрерывный двусторонний трафик.

«Теорию полярности природы и воспитания можно выбросить из окна лаборатории, и все благодаря нейронной пластичности», — подчеркивает Джина.

Мозг предсказуем в том смысле, о котором ученые не задумывались раньше. Как спутниковый навигатор, он следует правилам, жаждет их.

«Один из главных движителей мозга — стремление быть частью общества, — объясняет Джина. — Мозг — это падальщик. Только вместо падших животных он пожирает правила из внешнего мира. А эти правила меняют работу мозга и поведение человека.»

А значит гендерное неравенство — это сбывшееся предсказание, накликанная беда.

Гендерное неравенство в России
  • Несмотря на то, что русские женщины получили право трудиться наравне с мужчинами еще в 30-е года, в СССР, по сути, не было равноправия. Помимо оплачиваемой работы на женщин ложились и все домашние дела.
  • Проблема актуальна до сих пор. За всю жизнь на уборку, готовку и воспитание детей у женщин уходит в среднем 23 года. Мужчины, как правило, этим не занимаются. А по последним подсчетам, за одну и ту же работу женщинам платят на 30% меньше, чем мужчинам.
  • По статистике за 2003 год, каждые 40 минут от домашнего насилия умирает одна женщина. По данным за 2015-й, 36 тысяч женщин ежедневно терпят побои от своих мужей. Но в этом чаще винят женщин. А мужчины уходят от ответственности — в 2017-м власти декриминализировали насилие в семье.

Новости партнеров