«Если русские увидят страх — тебя выкинут в окно». Как нигерийки попадают в России в сексуальное рабство

Бенуа Мари-Гийемин. Портрет негритянки, 1800.

Они прилетают в Россию из Нигерии в поисках лучшей жизни. Им обещают хорошую работу за приличные деньги, а по прилете отбирают документы и заставляют торговать своим телом. Как нигерийки оказываются в российских борделях? Сколько нужно заплатить, чтобы получить вольную?

Корреспондент Инфо24 поучаствовал в рейде в одном из спальных районов Москвы и пообщался с представителями движения против рабства «Альтернатива».

Бордель в спальном районе

Мы сидим в машине напротив типовой серой пятиэтажки недалеко от метро «Профсоюзная». Мы — это я и Юлия с Сашей — сотрудницы движения против рабства «Альтернатива». Несколько недель назад с ними связалась гражданка Нигерии, которая представилась Софи, и рассказала, что ее удерживают в сексуальном рабстве и заставляют заниматься проституцией. Именно по ее наводке мы здесь.

Движение «Альтернатива»

««Альтернатива» — это организация, которая борется с современным рабством. Альтернатива освобождает людей по России и миру из всех форм рабства: трудового, сексуального, «нищенского» и других. Организация основана в 2011 году. За время существования было освобождено более 1000 человек и оказана помощь более чем 2000», — сказано на сайте организации.

— Менты уже вошли. Сейчас все будет, — говорит Юлия. Саша меланхолично листает твиттер, я вглядываюсь в окна пятиэтажки и надеюсь что-то увидеть, хотя окна плотно зашторены, разглядеть ничего нельзя, но куда-то же надо смотреть. Звонит телефон Юлии. — Как это нет никого? Я только что с этой Софи разговаривала. Она сказала, что она в квартире. Их там восемь человек должно быть! — недоуменно отвечает невидимому собеседнику Юлия.

Она поворачивается к Саше:

— Нет там негритянок никаких, Сашок.

Саша ухмыляется:

— Ну звони Софи.

Юлия набирает номер. Софи говорит, что она в квартире, фоном слышна какая-то возня. Но девушка утверждает, что никакой полиции у них не было. — Не может же быть два борделя в одном доме. Номер дома этот, подъезд правильный, код от домофона подошел, но там другие проститутки! — говорит Юлия, — Пойдем посмотрим.

Выходим из машины. Юлия оборачивается ко мне.

— Так, ты — переводчик. Стой в стороне, без надобности ни с кем не заговаривай. Стой, смотри и слушай.

— Окей, — мне такие вещи по два раза объяснять не нужно.

Нас встречает сотрудник уголовного розыска.

— Ну чего, ваших нигериек там нет. Взяли троих и мамку. Говорят, что никакие негритянки с ними не работают. Были пару недель назад, но сейчас нет никого.

Мы не понимаем, что происходит. Ведь наша «клиентка» утверждает, что она в притоне.

Проходим, осматриваемся. Три комнаты, место, где по планировке должна быть кухня тоже переделана под место для утех.

Юлию и Сашу полицейские давно знают, по-свойски здороваются, смотрят на меня.

— Это наш переводчик, он будет с нами, — опережает вопрос правоохранителей Юлия.

Полицейский обращается ко мне:

— Постарайся не трогать ничего, хотя герпес тут и так легко подхватить.

Пытаюсь вспомнить, как передается герпес, на всякий случай дышать стараюсь реже, хотя квартира на первый взгляд вполне чистая.

— Юль, ну нет тут твоих негритянок.

— Сейчас я позвоню ей. А может тут прям два борделя быть? — Юлия звонит. Телефон Софи выключен.

Полицейские не так разочарованы, как мы. Они свое дело сделали: проституток поймали, бордель прикрыли. Но эти путаны торговали телом по своей воле, а мы ищем рабынь.

Полицейский идет по этажам. Соседи говорят, что «нехорошая» квартира в доме только одна и мы пришли по адресу. Допускаем, что работали девушки в одной квартире, а жили в другой, но бдительные граждане утверждают, что «негритянки выше первого этажа не поднимались».

— Ну вы если чего узнаете, то звоните. Нам этих оформлять, еще завтра два рейда, нам тут некогда засиживаться, — говорит один из полицейских. Но тут же начинает рассказывать про то, как сложно задерживать африканок-сутенерш: они сильные, в полицию не хотят и при попытках задержания постоянно рвут одежду,

«Одна как-то, вообще сумасшедшая, бутылку берет, розочку делает, орет что-то. Но обошлось»

— А вы не хотите в церковь нигерийскую съездить? Они по четвергам собираются, может найдете кого, — предлагает Юлия.

— Ага, ты мне в церкви задерживать их предлагаешь? Мне еще международного скандала не хватало, — парирует полицейский.

— Да какая там церковь, секта это обычная африканская. Вы там если документы проверите, то у половины их не будет. Тоже в плюс вам, — настаивает Юлия.

— Ладно, скинь адрес потом, подумаем, — отвечает правоохранитель.

Мы еще какое-то время остаемся в квартире. Размышляем о том, что произошло. Наиболее правдоподобная версия — Софи уже сбежала и просто сдает свою сутенершу, чтобы проблем потом не было. Такое тоже вполне возможно.

Выходим на улицу. Юлия рассказывает, что все их кейсы по секс-рабыням делятся на два вида: первый — «альтернативщики» изначально едут на адрес вместе с полицейскими, у тех есть постановление, метятся деньги, проводится «закупка» и все.

Когда мы договаривались о репортаже, Юлия сказала, что в подобном случае журналисту на рейде делать нечего — полицейские журналиста на место происшествия не допустят. Но вышло так, что я поучаствовал именно в полицейском рейде.

Освобожденная из сексуального рабства девушка

Во втором случае общественники сами идут по наводке в бордель, проверяют информацию и вызывают силовиков уже «от двери». Такое происходит, по словам Юлии, из-за того, что бордели иногда крышуют полицейские, а если действовать по такому сценарию, то не приехать на вызов полиция не может.

— Я вообще — адвокат ментов, — смеется Юлия, — я их люблю, они меня. Вот и стараемся сотрудничать. Нам без них очень тяжело, им с нами тоже лучше. Сам слышал, как им непросто приходится, так что они нормальные тоже. Ну по крайней мере те, с которыми я сотрудничаю.

Я спорить не пытаюсь. Мужики и правда нормальные. Как из сериала на НТВ про честных ментов.

В этот раз «Альтернативе» не удалось никого вытащить из рабства, но Юлия не собирается отпускать ситуацию. Она допускает, что что-то могло пойти не по плану, а Софи не смогла сообщить, что ситуация изменилась.

— А как они на вас выходят? — спрашиваю.

— Ой, они уже наши контакты друг другу из рук в руки передают. Нас среди негритянок хорошо знают, — отвечает Юлия.

Потом она добавляет, что как-то раз к ним на контакт вышла нигерийка, в которой секс-рабыню распознали ее землячки. Они просто ехали вместе в автобусе, разговорились, передали девушке телефон «Альтернативы». Через некоторое время девушку вытащили.

Саша отмечает, что в Москве нигериек целое сообщество. «Скоро их целые кварталы будут, серьезно», — говорит. Едут девушки обычно по студенческим визам. Им говорят, что они будут парикмахерами, танцовщицами, продавцами, в общем, обещают нормальную работу. А по прилету у африканок отбирают документы и заставляют заниматься проституцией.

«Если много мужиков, будь дружелюбной»

Движение «Альтернатива» предоставило редакции Инфо24 аудиозапись разговора девушки, которая попала в секс-рабство, со своей сутенершей. Приводим выдержки из этого диалога, запись которого помогла доказать, что девушку держали в рабстве (Д — девушка. С — сутенерша).

Освобожденная из сексуального рабства девушка

Д: Я хочу поговорить о моей работе.

С: Что ты хочешь знать?

Д: Если я не захочу платить? (своей сутенерше).

С : Тогда твой паспорт не вернут, его испортят.

Д: Сколько денег? 45 тысяч долларов?

С: Да.

Д: Как я их оплачу?

С: Ты приносишь рубли, но сумма погашается в долларах. Сейчас курс доллара высокий. Когда я приехала в Россию, я быстро выплатила. Если ты хорошо и много работаешь, заплатишь быстрее.

С: Как долго выплачивать?

М: Это зависит от того, как хорошо ты работаешь. Год, два.

Часть денег, которые приносит рабыня, не идет в счет выкупа за паспорт, из заработанного вычитают деньги за жилье, еду и одежду.

«В месяц ты можешь заработать 1000-1500 долларов. Каждый день ты идешь на работу и приносишь деньги. За месяц я вычитаю из заработанного сумму ренты и питания. Если ты хорошо работаешь и быстро платишь всю сумму, то после выплаты ты будешь свободна. Если ты хорошо работаешь, то я твое фото повешу в рекламу (на сайте для заказа проституток), тогда будет больше клиентов и больше денег», — наставляет свою сотрудницу сутенерша.

Юлия делала особый упор на то, что нигерийки очень мнительные. Этот тезис подтверждает тот факт, что участница диалога, приведенного выше, не хочет быть проституткой, но боится как-то с этим бороться, потому что перед вылетом в Россию ей пришлось дать «клятву верности», за нарушение которой ее могут покарать боги.

«Принесли курицу, убили, отрезали голову, вылили кровь в стакан. Еще принесли голубя, убили, смешали кровь с куриной. Смешали с алкоголем и я выпила.

Бабалау (жрец) сказал, если не заплатишь или сбежишь, зло будет преследовать тебя.

Я многое из ритуала забыла. Бабалау поставил отметку у меня на теле (порезы на запястьях и лбу)», — рассказывает нигерийка.

Сутенерша говорит девушке, что та «должна быть умной и выплатить ей всю сумму», тогда все будет хорошо. Пленница жалуется, что клиенты их часто бьют, а однажды ее саму даже пытались выбросить в окно, когда она не согласилась на что-то совсем уж неприемлемое.

Сутенерша

«Не бойся, не бойся. Я тоже боялась, когда только приехала в Россию, но все нормально. Будь сильной. Мы как-то поехали на работу и клиент напал на вторую девушку, она выпрыгнула в окно.

Нет здесь другой тебе работы. Погляди, ты все еще в России, тебе повезло. Убери страх, когда русские клиенты видят страх, они тебя побьют. Иногда ты приедешь к клиенту и обнаружишь что там много мужчин, а не один. Проверяй, не прячется ли кто в туалете, пока не закрыли дверь. Понимаешь? Если много мужиков, будь дружелюбной, а то побьют или выкинут в окно», — делится мудростью сутенерша.

История этой девушки закончилась хорошо. Ее освободили, а сутенершу арестовали.

Рабыни со студенческими визами

Но везет далеко не всем. По словам Юлии, трафик из Нигерии очень большой. Едут сотни людей.

— Сколько по футбольным визам приехало и осталось здесь — мы даже представить не можем. Но сейчас возвращается основной кейс — студенческие визы, — говорит общественница.

По ее словам, основных маршрутов несколько: северное направление — Санкт-Петербург и Архангельск, центральное — Москва и южное — там перевалочным пунктом является Курск. По подсчетам «Альтернативы», до 30% студенческих виз для будущих секс-рабынь выдается именно курским университетом.

В распоряжении редакции есть документы, выданные российскими вузами для въезда в Россию жительницам Нигерии, которые затем попали в рабство. В том числе пригласительное письмо из Северного медицинского государственного университета (Архангельск).

Официальное приглашение для учебы в СГМУ (Архангельск)

По словам Юлии, в университетах есть определенная квота на иностранных студентов. Но за судьбой иностранцев, которые приезжают в страну по студенческим визам, никто не следит. Многие из «студенток» в своих университетах не появляются никогда.

Кто-то из девушек смиряется с новой реальностью, кто-то пытается выбраться из рабства любыми силами. И часто это связано с риском для здоровья или жизни.

Современное рабство

По подсчетам организации Walk Free Foundation, на территории России в рабстве находится 794 тысячи человек. Об этом говорится в рейтинге Global Slavery Index за 2018 год.

По распространению рабства (соотношение рабов и свободных людей) наша страна занимает 64 место рейтинга.

По общему количеству рабов на территории страны Россия вошла в первую десятку стран.

Текст: Алексей Полоротов

Новости партнеров