USD

60.25

·

EUR

58.24

·

BTC

20,054.90

7 сент. 2022 / 09:59 Политика

Новая «железная леди» Британии: кто такая Лиз Трасс и сможет ли она спасти страну от кризиса

Британская пресса вспоминает самые интересные вехи биографии нового премьер-министра, рассуждая о том, способна ли Лиз Трасс стать новой Маргарет Тэтчер

h-mat-img

Лиз Трасс, фото: скриншот из видео

Британия замерла в напряжении: 7 сентября — первый день Лиз Трасс на посту главы правительства. Она — третья в истории Соединённого Королевства женщина-премьер после Маргарет Тэтчер и Терезы Мэй.

Её первая речь, от которой все по понятным причинам многого ждали, оказалась слишком краткой, чтобы можно было понять, насколько глава правительства намерена исполнить свои предвыборные обещания. Британская пресса, изучив биографию Трасс, предполагает, что страну ждут непростые — или как минимум интересные — времена.

Лиз Трасс когда-то была Элизабет, но в конечном итоге сократила свое имя до «резкого прозвища, вокруг которого создала свой образ политика», считает Metro. Насколько преднамеренным был этот «ребрендинг», сказать трудно, но тот факт, что карьеру в палате общин Трасс начинала как Элизабет, а уже потом стала Лиз, о чём-то да говорит.

Эта деталь не имела бы большого значения, если бы не свидетельствовала о более широком впечатлении, которое складывается по ее биографии, — как о «политическом оборотне», который тщательно создавал свой образ и кропотливо планировал путь к власти на протяжении десятилетий, — пишет газета.

Сама Трасс описывает свою карьеру как «путешествие в политике». Она действительно прошла внушительный путь — от либерал-демократов к консерваторам, от политика средней руки до партийной шишки, от преданной сторонницы евроинтеграции до ярой активистки Brexit.

От левых к правым

Трасс родилась в 1975 году в Оксфорде в семье медсестры (и по совместительству учительницы) и профессора математики. Долгое время они жили неподалеку от военно-морской базы Фаслейн и постоянно участвовали в демонстрациях, устраиваемых в рамках Кампании за ядерное разоружение, и устраивали пикеты в «лагере мира», который до сих пор сохранился у здешней верфи.

Но семья следовала за своим главой, который работал то в одном, то в другом месте, и поэтому часто переезжала, прежде чем пустила корни в Лидсе, где Элизабет пошла в школу — «бедную», по ее собственным словам, общеобразовательную, которая «постоянно подводила» своих учеников.

Потом Трасс вернулась в Оксфорд, чтобы поступить в университет, и погрузилась в увлекательный мир студенческой политики. К тому моменту уже стало ясно, что юная Элизабет куда «правее» своих «левых» родителей, но она всё ещё разделяла их нетерпимость к истеблишменту, а мнения, которые она высказывала, во многом уходили корнями в их застольные семейные разговоры.

Вскоре Трасс присоединилась к либерал-демократам и начала проявлять недюжинные организаторские способности — например, на посту президента университетского отделения партии либерал-демократов, где активно продвигала идею легализации каннабиса и выступала против монархии. Но к концу учёбы её «роман» с партийными идеалами себя исчерпал, а политические амбиции переросли возможности партии, так что в 1996 году она официально перешла на сторону консерваторов.

Выборы и испытание скандалом

Хотя за этим последовала работа в корпоративной системе таких крупных международных компаний, как Shell, Трасс уже явно приняла решение стать депутатом. Первую попытку прорваться на это поприще она совершила в 2001 году, когда ей было всего 25 лет, и проиграла выборы на 15 тысяч голосов. Второй рывок последовал через четыре года — и вновь закончился провалом, но уже на 1,4 тысячи голосов.

Трасс пришлось довольствоваться местом в совете Лондона, но там она привлекла внимание лидера тори Дэвида Кэмерона, который как раз стремился сделать партию моложе и «интереснее». В 2010 году Элизабет отправили избираться в Юго-Западном Норфолке, который с точки зрения лояльности электората сулил ей практически верную победу.

Но её депутатская карьера едва не рухнула ещё до своего начала, когда выяснилось, что Трасс крутила роман с женатым членом парламента от тори Марком Филдом. Было немало желающих «утопить» Элизабет, но она удержалась на плаву — как и её брак с бухгалтером Хью О'Лири, от которого у нее две дочери-подростка, Фрэнсис и Либерти.

Долгое время Трасс не выпадало шанса выделиться на фоне многочисленных перспективных потенциальных кандидатов в кабинет министров. Но она усиленно делала себе имя, создав группу поддержки для лоббирования свободного рынка и политики низких налогов.

Политический «выживальщик»

Лиз Трасс — политический «выживальщик», она умудрилась сохранить работу в правительстве несмотря на смену администраций и потрясения, связанные с Brexit. В 2012 году ей дали должность младшего помощника министра образования, а два года спустя она возглавила отдел охраны окружающей среды.

Когда к власти пришла Тереза Мэй, Трасс получила портфель министра юстиции, повысив свой статус (хотя самый высокопоставленный судья Великобритании обвинил её в неспособности защитить судебную власть, когда Daily Mail клеймила судей «врагами народа»). В 2017 году Элизабет понизили до младшей должности в казначействе, но при Борисе Джонсоне она вновь получила шанс на повышение — в том числе и потому, что активно поддерживала его кандидатуру.

Став секретарём премьер-министра по международной торговле, Трасс имела самое непосредственное отношение ко всем процедурам Brexit — и, судя по всему, решала вопросы весьма успешно, поскольку вскоре стала министром иностранных дел. Ходили слухи, что Джонсон повысил её из желания создать «противовес» растущему влиянию своего канцлера Риши Сунака, которого начал воспринимать как конкурента.

На посту главы МИД Трасс снискала одобрение коллег за «жёсткую позицию» в отношении России. При этом её визит в Москву и встреча с российским коллегой Сергеем Лавровым вызвали в Британии волну насмешек — в том числе и потому, что Элизабет в меховой шубе и шапке сфотографировалась на Красной площади и выложила этот снимок в соцсети.

Тогда её не впервые обвинили в «чрезмерном внимании к собственному имиджу», но в целом на репутацию Трасс как политика это не слишком повлияло, поскольку многим британцам, наоборот, импонирует её интерес к современным технологиям.

Борьба за кресло премьера

Когда стало ясно, что Борис Джонсон не удержится на премьерском посту, Трасс всячески выказывала ему свою поддержку, но за кулисами её помощники активно готовили почву для предвыборной кампании.

Она решила сделать ставку на антипутинскую риторику и образ новой «железной леди», хотя, по иронии судьбы, сама когда-то ходила на протесты против Маргарет Тэтчер и требовала её отставки, — пишет Metro.

Хотя на начальном этапе депутатская поддержка Трасс была довольно слабой, главе МИД быстро удалось набрать обороты. В частности, она заручилась поддержкой популярного у тори Джонсона и пообещала снизить налоги — и таким образом бросила камень в огород своего конкурента Сунака, который ранее их повысил (хотя сама же за это голосовала). Кроме того, Элизабет окончательно укрепилась в стане преданных сторонников Brexit, многократно подтвердив на публику, что выход из ЕС был правильным решением и уже себя оправдывает.

Теперь, в течение нескольких ближайших дней, Трасс должна поделиться с британцами информацией о том, как сформированное ею правительство будет справляться с крупнейшим для целого поколения кризисом, спровоцированным резким ростом стоимости жизни. Пока она ещё не отказалась от своих обещаний снизить налоги (хотя эксперты оценивают их как популистские и нерациональные), но уже предупредила народ, что «никаких подачек не будет».

«Впрочем, подачек не будет и для неё самой — ни „медового месяца“, ни „льготного периода“, ни „бесплатных пробных попыток“. Британии предстоит долгая и суровая зима, в борьбе с которой многие политики понесут потери», — предупреждает Metro.



Yandex Zen

Добавьте Инфо24 в избранное в Яндекс.Новостях





МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ