Пилот сгоревшего в Шереметьево "Суперджета" озвучил свою версию через год после трагедии

Исполняется ровно год с момента страшной авиакатастрофы в московском аэропорту Шереметьево, где 5 мая 2019 года самолет Sukhoi Superjet 100 загорелся во время аварийной посадки. Командир лайнера Денис Евдокимов, которого следствие обвиняет в гибели пассажиров, дал первое интервью в годовщину трагедии.

Самолет SSJ 100 компании "Аэрофлот", выполнявший рейс SU1492 из Москвы в Мурманск, вернулся вечером 5 мая 2019 года в аэропорт Шереметьево, совершил аварийную посадку и загорелся. Погиб 41 человек, еще десять пострадали, получив ожоги дыхательных путей, отравление дымом, ушибы и ожоги тела. После катастрофы SSJ 100 российские авиакомпании просили Минтранс проверить надежность Superjet, но Минтранс не увидел оснований для приостановки эксплуатации SSJ 100.

В середине апреля Следственный комитет России сообщил, что следствие по делу об авиакатастрофе в Шереметьево завершено. Согласно выводам ведомства, командир эпипажа SSJ-100 нарушил правила безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, осуществив грубую посадку.

"Действия Евдокимова по управлению воздушным судном, совершенные с нарушением установленных правил, повлекли разрушение и возгорание самолета, в результате чего погибли 40 пассажиров и один член экипажа. Кроме того, 10 человек получили телесные повреждения различной степени тяжести", — говорится в сообщении следствия.

Сам Денис Евдокимов, который находится под подпиской о невыезде, впервые с момента трагедии дал интервью. Он считает, что предпринял все возможные действия для спасения пассажиров: по словам пилота, поступи он иначе, могли бы погибнуть все 78 человек, находившиеся на борту.

В интервью "Ленте" Евдокимов рассказал, что погода перед вылетом из Шереметьево в Мурманск "не отличалась ничем необычным" и причин откладывать рейс не было. Ситуация с попаданием молнии в самолет, возникшая в начале полета, — "нередкое явление", обычно она не нарушает работу систем лайнера, однако 5 мая 2019 года управляемость была потеряна, утверждает пилот.

"Разряд атмосферного электричества вывел из строя одну из важнейших систем воздушного судна, а именно систему управления. Система дистанционного управления на Superjet полностью электрическая, то есть у нее отсутствует резервная механическая связь органов управления рулевыми поверхностями", — объясняет Денис Евдокимов. Он особо отмечает, что ни следствие, ни Межгосударственный авиационный комитет (МАК) этим фактом не заинтересовались, предполагая, что на кону стоит репутация производителя самолета.

Прямой или минимальный режим управления воздушным судном (Direct mode) пилоты Superjet отрабатывают на тренажере, но управление реальным самолетом 5 мая 2019 года "сильно отличалось от тренажера", говорит Евдокимов. Свое решение посадить самолет с полными баками он объясняет тем, что опасался "лишиться возможности управления воздушным судном вообще": в момент посадки самолет с задержкой реагировал на действия пилота, чего при корректной работе быть не должно.

"Исследовать воздушное судно никто не стал, его даже не признали вещественным доказательством. Отсутствие полноценных исследований оставляет причины катастрофы нераскрытыми — соответственно, не исключено повторение ситуации", — констатирует Евдокимов.

Читайте по теме: У Sukhoi Superjet проблема с аварийными трапами. Самолет не прошел проверку

Уход на второй круг пилот называет невозможным, поскольку воздушное судно демонстрировало "обратную реакцию" на управляющие воздействия командира. В такой ситуации попытка снова взлететь могла бы привести либо к падению на хвост, либо к зарыванию самолета во взлетную полосу носом, считает он. "В обоих случаях, уверен, погибли бы все", — говорит Денис Евдокимов.

По словам командира воздушного судна, самолет не соответствовал нормам летной годности и производитель должен был его доработать. Упомянутые нормы предполагают, что разрушения шасси не должны привести к повреждению топливных баков, но именно это год назад произошло в Шереметьево: во время отскоков самолета от взлетно-посадочной полосы стойки шасси пробили баки, что привело к возгоранию керосина.

"При соответствии конструкции шасси нормам летной годности они должны были безопасно подломиться при первом превышении нагрузки", — утверждает Евдокимов, напоминая об аналогичных проблемах, выявлявшихся у SSJ-100 в течение 10 лет, с 2008 по 2018 год включительно.

Он выразил соболезнования близким погибших и всем, кто пострадал в результате авиакатастрофы. "я понимал, что жизнь пассажиров и членов экипажа зависит от правильности моих действий, и предпринял все возможное", — заверил пилот.

Сейчас читают