Russian Deadline узнал, как устроена группа поддержки фигурантов «московского дела»

Фото: Nataliya Demina / facebook.com

Массовые аресты участников акций протеста в Москве вовлекли в правозащитную деятельность новых людей, которые прежде такой работой не занимались. Координатор проекта "Дело 212" Мария Черных рассказала Russian Deadline, как работает группа помощи фигурантам "московского дела".

Мария — подруга одного из фигурантов "московского дела" Алексея Миняйло. Познакомившись с людьми из групп поддержки других фигурантов, она стал одним из координаторов общего правозащитного проекта. Единственный профессиональный правозащитник среди координаторов — Александра Крыленкова, все остальные занялись этой деятельностью впервые.

"Мы полностью волонтерское объединение, которое возникло сразу после первых судов, объединившее разные группы поддержки. К нам присоединились несколько правозащитников, потому что стало понятно, что нужно отбивать всех. Можно топить за одного, но таким образом дело по массовым беспорядкам закрыто не будет", — говорит она.

Информационной поддержкой занимается целая команда волонтеров, которые организуют трансляции судов и готовят дополнительные материалы по делу. Юридическую помощь фигурантам дела предоставляют адвокаты нескольких правозащитных организаций. Деньги, необходимые для помощи заключенным — в частности, покупку продуктов и книг для передач — группа собирает через донаты.

"У нас нет другого финансирования, никто не получает зарплаты. Сейчас есть средний расчет на одного заключенного — 15 тысяч рублей. Они уходят на передачки: продукты, книги и все необходимое. Части арестантов помогают родственники, а другие полностью на нашем обеспечении. Недавно был Евгений Коваленко, которому мы полностью закрыли все затраты при подготовке на этап, сейчас собираем на этапы других. Ежемесячно мы передаем семьям небольшую поддержку, 30 тысяч рублей на семью. Некоторые отказываются, эти деньги либо остаются в копилке, либо по их просьбе передаются другим фигурантам дела. Еще есть затраты на логистику, приезд родных, доставка тех же передачек. В месяц нам нужно порядка 700-800 тысяч", — рассказывает Мария.

Информационную составляющую работы Мария называет очень важной. Группа сотрудничает с журналистами и известными людьми, которые готовы ходить на суды и транслировать через прессу свою позицию. "Когда суды пройдут и многие уедут на этап, произойдет информационный провал, и здесь нужны будут, например, спецпроекты, чтобы стимулировать внимание", — отмечает активистка.

Мария Черных не исключает, что некоторые арестованные по "московскому делу" заслужили наказание за свои действия во время акции, но ответственность должны нести и силовики, которые избивали протестующих. "Эти случаи возникли из-за насилия со стороны правоохранительных органов. Но у нас нет ни одной уголовки по действиям правоохранительных органов в тот день", — подчеркивает она.

"Для меня большой неожиданностью было, когда я переключилась из состояния «моего друга посадят» в состояние «нужно бороться за всех». Это было очень короткое прозрение. Когда мне предложили к инициативной группе подключиться, я поняла, что нужно бороться за всех, что это дело в принципе несправедливое", — добавила девушка.

Московское дело

Дело о беспорядках было возбуждено после митинга за свободные выборы, который прошел 27 июля в центре Москвы. В этот день полиция задержала 1074 человека.

Акция не была согласована с властями города и была организована как встреча избирателей и незарегистрированных кандидатов в депутаты Московской Городской Думы. Собрание прошло возле здания мэрии Москвы.

Участников акции в применении насилия к представителям власти и в массовых беспорядках. 3 сентября СКР снял обвинения с пяти фигурантов дела: Сергея Абаничева, Даниила Конона, Валерия Костенка, Владислава Барабанова и Дмитрия Васильева.

Обвиняемыми по делу остаются Егор Жуков, Кирилл Жуков, Евгений Коваленко, Айдар Губайдулин, Алексей Миняйло, Сергей Фомин, Самариддин Раджабов, Никита Чирцов и Эдуард Малышевский.

Еще двое обвиняемых, Иван Подкопаев и Данил Беглец, признали вину и попросили об особом порядке рассмотрения дела. 3 сентября суд назначил им 3 и 2 года колонии соответственно.