У Марины Кохал, расчленившей рэпера Энди Картрайта, нашли психичекие отклонения

Психолого-психиатрическая экспертиза признала вменяемой Марину Кохал, обвиняемую в убийстве и расчленении своего мужа, уроженца Украины Александра Юшко — рэпера Энди Картрайта.

По словам адвоката девушки Сергея Лукьянова, несмотря на признание вменяемости его клиентки, эксперты обнаружили у нее психические отклонения.

Сегодня в Смольнинском районном суде Санкт-Петербурга состоится заседание по продлению для Кохал меры пресечения в виде содержания под стражей.

Энди Картрайт умер по неизвестной причине и был расчленен своей женой. Девушка так обошлась с останками покойного супруга (в частности, прокрутила его внутренности в стиральной машине якобы для избавления от неприятного запаха), что эксперты даже не смогли с определенностью установить, от чего именно умер молодой мужчина. Источники, близкие к следствию, выдвигали версию об отравлении: на ладони Юшко был найден след от инъекции.

Энди Картрайт с женой. Фото: соцсети

По версии следствия, Марина узнала, что Александр собирается бросить их с дочкой и уйти к любовнице. Ее осведомленность о планах Юшко подтверждается найденной в смартфоне перепиской. Следователи считают, что Кохал отравила мужа инъекцией купленного в аптеке препарата, действие которого предварительно изучила в интернете, и расчленила тело, чтобы избавиться от улик.

Сергей Лукьянов, кстати, до Марины Кохал представлял в суде интересы историка Олега Соколова, который застрелил и расчленил свою юную любовницу-аспирантку Анастасию Ещенко. Первым адвокатом Кохал. По информации СМИ, именно ей Марина позвонила, когда расчленила тело супруга, но не смогла придумать, куда деть останки.

Фото из квартиры Энди Картрайта. Источник: телеграм-канал "Mash на Мойке"

Журналисты заговорили о необычной специализации адвоката Лукьянова, однако сам юрист назвал это совпадением и отказался признать себя "защитником расчленителей".

"Я веду разные уголовные дела — ко мне обратились, было заключено соглашение, и я вступил в дело. Где-то я уже читал, что у меня специализация по делам с расчленением. Это не так. Просто так совпало. В последнее время вообще было больше экономических дел, чем о насильственных преступлениях. Это не мой выбор, я сам дела не ищу", — пояснил юрист.

Сейчас читают