В Карелии задержан историк Юрий Дмитриев

Главу карельского отделения правозащитного общества «Мемориал» Юрия Дмитриева задержали за выезд из Петрозаводска.

Как рассказали «Новой газете» дочь историка Екатерина Клодт и адвокат Виктор Ануфриев, Дмитриев вместе со своей знакомой ездил на кладбище, после они заехали в Свирский монастырь. В городе Олонец их остановили сотрудники ДПС, заявив, что на историка есть ориентировка и «надо ехать в изолятор временного содержания».

По данным источника ТАСС в правоохранительных органах, Дмитриева задержали за нарушение подписки о невыезде — он был за пределами Петрозаводска.

Адвокат Виктор Ануфриев уточнил «Интерфаксу», что Дмитриева поместили в изолятор временного содержания в Петрозаводске.

Телеканал НТВ сообщил, что машину историка остановили на трассе Петрозаводск — Санкт-Петербург, при себе у него «был чемодан с вещами, кроме того, по словам родственников, он заранее сдал свою собаку в приют».

НТВ отмечает, что, «по некоторым данным», Дмитриев намеревался уехать в Польшу.

По словам знакомой Дмитриева, которая была с ним во время задержания, в машине находилась сумка с чистыми вещами, чтобы переодеться после работы на кладбище и посетить монастырь.

Дочь историка в разговоре с «Новой газетой» опровергла информацию о том, что отец сдал собаку в приют.

Дело Юрия Дмитриева

Дмитриев — известный краевед. Под его руководством были найдены места захоронения жертв политических репрессий в Сандармохе и Красном бору.

В декабре 2016 года он был задержан по обвинению в изготовлении детской порнографии. На компьютере историка нашли фотографии его малолетней приемной дочери в обнаженном виде. Сам Дмитриев говорил, что снимки делались для отчета перед органами опеки.

Лишь спустя год, в январе 2018-го Дмитриев был освобожден из-под стражи под подписку о невыезде — повторная экспертиза не обнаружила порнографии в снимках.

В апреле Петрозаводский городской суд оправдал его по этому эпизоду.

14 июня Верховный суд отменил приговор по жалобе прокуратуры и родной бабушки приемной дочери историка. Дело направили на новое рассмотрение.

Сейчас читают