В Кемерово муж и жена расправились с приемными детьми

Иллюстрация: Инфо24

В Кемеровской области суд поставил точку в громком деле супругов Крайновых: их признали виновными в убийстве приемных детей.

Трех подростков Евгений и Елена Крайновы взяли из коррекционного дома-интерната вовсе не затем, чтобы заботиться о них. Супруги решили использовать детей с ментальными нарушениями в качестве дешевой рабочей силы, но когда поняли, что их план провалился — перешли к издевательствам. А после того как Крайновым выплатили положенные за опекунство деньги, они расправились сначала с одним, а затем — со вторым ребенком. В подробностях резонансного дела разбирался корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

Из материалов уголовного дела — показания свидетеля Алеси Смирновой:

«Мой отчим Евгений Крайнов взял опекунство над тремя детьми только ради того, чтобы получать за них деньги, и чтобы было кому работать на огороде и на ремонте дома. Но он сразу стал избивать обоих старших мальчиков — за то, что они плохо ели, за то, что они специально делали все наоборот. По его приказу старший из детей, Иван, поработав неделю на ремонте и на огороде, был навсегда заперт в одной из комнат, и дверь специально подпирали деревянной доской, чтобы он не мог выйти.

Выводили его только в туалет и поесть — после того, как поели все остальные. Я уже несколько лет живу в Новокузнецке, в 35 километрах от дома, и приезжаю к маме изредка — потому что с отчимом у меня плохие отношения. Летом 2015 года я видела Ванечку последний раз — его выводили из комнаты в туалет. Он был весь синий, один сплошной синяк».

Крайновы, имевшие двухлетнюю дочь, решили оформить опеку — причем сразу над тремя детьми. Они собрали все бумаги, отучились на специальных курсах — и в апреле 2015 года заключили договор, взяв к себе 17-летнего Ивана, 15-летнего Бориса и 14-летнюю Инессу. Все трое приемных детей были с сильными нарушениями интеллектуального развития.

Поэтому государство ежемесячно выплачивало Крайновым больше 80 тысяч рублей — и на приобретение всего необходимого детям, и на их улучшенное питание, и на социализацию. В эту же сумму входили пенсии детей-инвалидов и зарплата опекунов. Кроме того, при заключении договора на каждого ребенка опекунам единовременно выплачиваются подъемные — около 100 тысяч рублей.

Евгения и Елену Крайновых обвинили в незаконном лишении свободы, истязаниях, а также причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшему смерть двух несовершеннолетних, находящихся в заведомо беспомощном состоянии, подростков.

Договор был оформлен перед майскими праздниками, 29 апреля 2015 года. И уже на самих праздниках Евгений Крайнов и двое приемных детей стали разбирать разрушенную половину дома на Светлой улице в поселке Подобас. Работа шла и на приусадебном участке, что было понятно по звукам: дети и взрослые косили траву, поливали грядки и таскали корм кроликам. И порой вся улица слышала плач и крики — «Папа, не бей меня — я больше не буду!» или реже — «Мама, не надо!»

Удивительно, но вся улица была убеждена: Крайновы взяли двух подростков 13-14 лет, мальчика и девочку, которых используют на строительстве. Третьего, самого старшего ребенка, большинство соседей не видели. Причина проста: вскоре после оформления опеки Крайновы убили 17-летнего Ивана, а его тело сожгли.

Суд над ними длился почти два года. Собранные доказательства оказались убедительными: Евгения приговорили к 16 годам лишения свободы, а Елену — к 15 годам. Выжившая Инесса вернулась в интернат. Родную дочь Крайновых — Варвару — изъяли из семьи. Дом осужденных в поселке Подобас пустует: новые хозяева пытаются продать его до сих пор.

Новости партнеров