В России заговорили о возврате к смертной казни. Белорусский эксперт рассказал, как в стране расстреливают людей

Фото: Инфо24

В России растет число людей, ратующих за отмену моратория на смертную казнь. Правозащитник Андрей Полуда рассказал Инфо24, как меняется отношение к этому виду наказания в Белоруссии. У российских властей оснований отменять мораторий на смертную казнь нет, считает профессор Высшей школы экономики Илья Шаблинский.

Депутаты Госдумы 11 октября подняли вопрос о снятии действующего в России моратория на смертную казнь для «педофилов, убийц, насильников и террористов». Это предложение связано с историей убийства девятилетней девочки в Саратове.

По данным Левада-центра, за восстановление смертной казни в России выступают 49% россиян. Треть респондентов — 33% — считает нужным восстановить смертную казнь в объемах, какие были в России в начале 1990-х годов, а 16% призывают расширить применение этого вида наказания. За последние два года доля сторонников смертной казни выросла на 5%. По данным фонда "Общественное мнение", за возвращение смертной казни выступают 52% россиян, а в целом такую меру наказания одобряют 69% респондентов.

Опыт Белоруссии

Единственная страна на Европейском континенте и всем постсоветском пространстве, где на сегодняшний день приводятся в исполнение смертные приговоры — Белоруссия. 5 ноября Парламентская ассамблея Совета Европы в очередной раз призвала власти страны ввести мораторий на смертную казнь.

Фото: spring96.org

Приговоренных к смерти в Белоруссии казнят выстрелом в затылок. В последнее время в стране выносится и приводится в исполнение в среднем 2-3 смертных приговора в год, рассказал Инфо24 координатор кампании «Правозащитники против смертной казни» Андрей Полуда.

С начала 2019 года белорусские суды вынесли три смертных приговора. Правозащитникам удалось узнать, что два из них уже приведены в исполнение, хотя информация о казнях закрыта: родственникам не озвучивают ни дату исполнения приговора, ни место захоронения смертника, лишь высылают свидетельство о смерти. «Это связано с бывшим советским наследием — все инструкции и практики тех времен остались», — сказал Полуда.

Кампанию против смертной казни белорусские правозащитники начали в 2009 году, в этом году ей исполнилось 10 лет. По данным правозащитника, за все годы независимости в Белоруссии были расстреляны более 400 человек. В среднем смертник ждет исполнения приговора от трех месяцев до одного года, в зависимости от конкретного дела. Расстрелы осуществляются в следственном изоляторе №1, здание которого находится в самом центре столицы. Женщин к смертной казни не приговаривают.

Фото: Александр Липилин / wikimedia.org

«Чуть больше 20 лет назад в Белоруссии проводили референдум по вопросу смертной казни и тогда доля сторонников этой меры наказания была очень большой, около 80% выступали "за". Объемное исследование правозащитники проводили по этой теме в 2013-2014 годах и согласно этому исследованию, в последние годы за смертную казнь выступают 60-63% белорусов. Но стоит обратить внимание, что безоговорочно поддерживают смертную казнь только около 30%. Остальные — с оговорками: если вина однозначно доказана, если исправить человека невозможно и так далее», — сказал Полуда Инфо24.

Правозащитник подчеркивает, что отношение к смертной казни в обществе очень непостоянно.

Андрей Полуда. Фото: spring96.org

«Если людям показать репортаж про судебную ошибку, это вызовет у них одни чувства, а если показать жестоко убитую девочку, то они на эмоциях будут требовать казни. Я не знаю ни одной страны, где отмена смертной казни произошла посредством референдума, но есть случаи, когда эта мера была возвращена посредством референдума. Мы выступаем против референдумов по таким чувствительным вопросам, мы говорим о том, что это должна быть политическая воля властей. И в большинстве стран, где принимались решения об отмене смертной казни, общественное мнение следовало за принятым решением. Те, кто сначала выступал за, принимали как данность, что смертная казнь не нужна. Наличие смертной казни влияет на общество и раскручивает спираль ненависти. Как бы мы это ни называли, это остается убийством», — отметил Полуда.

Расстрел невиновных не исключен

Исключительную меру наказания в виде смертной казни в Белоруссии предполагают 13 статей уголовного кодекса. На практике к смертной казни обычно приговаривают за убийства при отягчающих обстоятельствах и убийства двух или более лиц. Только один раз смертный приговор был вынесен по делу о теракте, — к расстрелу приговорили Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева, которых суд признал виновными по делу о взрыве в минском метро.

Кадр док. фильма "Страх у краіне спакою". belsat.eu
Факт
Единственный в истории минского метрополитена террористический акт был совершен 11 апреля 2011 года. На станции метро «Октябрьская» взорвалась бомба мощностью от пяти до семи килограммов в тротиловом эквиваленте. Погибли 15 человек, более 400 пострадали. Спустя несколько дней спецслужбы сообщили о задержании четверых подозреваемых, но обвинение в итоге было предъявлено лишь двоим — 25-летним уроженцам Витебска Коновалову и Ковалеву.

Именно это дело заметно повлияло на мнение общественности, поскольку суд не устранил сомнений в виновности Ковалева и Коновалова, отмечает правозащитник.

«Хотя власти сделали суд открытым, было очень много вопросов относительно расследования. Дело было резонансным, но общество не нашло ответы на все вопросы, а между приговором и расстрелом прошло очень мало времени. Именно тогда впервые в Белоруссии противники смертной казни оказались в большинстве, это было зафиксировано. Но это еще одно доказательство того, что вопрос лежит в эмоциональной плоскости», — говорит Полуда.

Кадр док. фильма "Страх у краіне спакою". belsat.eu

В последние годы существования СССР белорусские власти официально признали факт расстрела невиновного человека: за одно из преступлений Геннадия МихасевичаСогласно приговору суда, в 1971—1985 годах Геннадий Михасевич убил 36 женщин и совершил одно покушение на убийство. Все преступления были совершены в Витебске, Полоцке и соседних селах. Сам маньяк признался в 43 убийствах. В 1985 году он писал в газету «Витебский рабочий» анонимные письма от имени несуществующей антисоветской организации 'Патриоты Витебска', чтобы направить следствие по ложному следу. Записку от имени 'патриотов' Михасевич положил и в рот последней жертвы., расстрелянного в январе 1988 года, в 1980 году казнили Николая Тереню, который до последнего не признавал вину. Еще более 10 человек были несправедливо осуждены за убийства женщин, совершенные, как признают позднее, Михасевичем. Один из них, Владимир Горелов, в тюрьме полностью ослеп.

В истории независимой Белоруссии случаев казни невиновных людей не было, говорит Андрей Полуда. Но было дело Михаила Гладкого. Ему инкриминировали убийство матери и брата, потом только брата, а он не был виновен. Настоящего убийцу в итоге поймали и расстреляли в 2013 году. «Если бы Гладкому оставили первоначальное обвинение, скорее всего, ему бы вынесли смертный приговор и расстреляли», — рассказал Полуда.

Михаил Гладкий больше шести лет провел в заключении, будучи невиновным. Летом 2019 года стало известно, что мужчина умер. «Ему государство не выплатило компенсации ни копейки. Он просил деньги только на памятник матери и брату», — добавил правозащитник.

На фоне таких трагедий отношение к смертной казни в Белоруссии постепенно меняется. «В целом общество становится более толерантным, люди начинают воспринимать ценность человеческой жизни через призму европейских ценностей. Более молодые и более образованные люди выступают против смертной казни», — отметил Полуда.

Аналогичная корреляция, судя по результатам опросов, есть и в России: в поддержку смертной казни высказываются преимущественно люди старшего поколения и люди со средним образованием. Среди молодежи и людей с высшим образованием сторонников смертной казни заметно меньше.

Вернут ли в России сметную казнь?

У российских властей на сегодняшний день нет оснований возвращаться к смертной казни, считает профессор Высшей школы экономики, бывший член Совета по правам человека при президенте России Илья Шаблинский.

«Обращение к инициативе возобновить смертную казнь, конечно, может повысить популярность власти, однако сейчас такой инструмент не рассматривается», — отметил правозащитник.

В качестве примера Шаблинский привел разговор с основательницей Московской Хельсинкской группы Людмилой Алексеевой, которая незадолго до смерти рассказывала об отношении президента России Владимира Путина к смертной казни. «Путин говорил Алексеевой, что для того, чтобы резко поднять свой рейтинг, ему достаточно отменить мораторий на смертную казнь, добавив: «Но я же этого не делаю». Президент считает, что России смертная казнь не нужна, к ней не стоит возвращаться. К тому же у нас есть подтвержденные обязательства перед Советом Европы, от которых никто не будет отказываться», — сказал правозащитник Инфо24.

На вопрос, существует ли такая ситуация, при которой руководство России решит прибегнуть к смертной казни для повышения рейтинга, Шаблинский ответил отрицательно. «Я пока не вижу такой ситуации. Это не самый лучший и надежный способ повысить рейтинг», — считает он.

В то же время в российском обществе действительно есть запрос на жесткое наказание для некоторых категорий преступников. «Многие задаются вопросом о том, как наказывать насильников и террористов. Но, надо сказать, что пожизненное наказание порой бывает даже хуже смертной казни», — резюмировал Шаблинский.