Взрывы, напугавшие всю Россию. 20 лет после терактов в Буйнакске, Москве и Волгодонске

Олег Ласточкин / РИА Новости / wikipedia

Россия вспоминает ряд кровавых терактов прошлых лет: в 2019 году исполняется 15 лет захвату школы в Беслане и 20 лет взрывам жилых домов в ряде городов страны. Инфо24 публикует историю этих взрывов, которые заставили людей в разных городах России бояться терроризма.

"Первые теракты, которые пришли к вам домой"

Издание "Такие дела" посвятило 15-й годовщине теракта в Беслане подкаст с воспоминаниями очевидцев трагедии. В рамках проекта "Такого никогда не было" авторы "Таких дел" попросили читателей поделиться воспоминаниями о взрывах домов в сентябре 1999 года и своем страхе.

Теракт в Беслане

Теракт в бесланской школе произошел в сентябре 2004 года. 1 сентября группа террористов захватила в заложники больше 1 тысячи человек — детей и взрослых, которые присутствовали на школьной линейке. Захваченные люди 3 дня находились в заминированном здании школы под контролем боевиков. 3 сентября спецназ взял здание школы штурмом. Погибли 334 человека, в том числе 186 детей.

Родственники заложников во время спецоперации выступали против штурма школы. «Никакого штурма не допустим. Встанем стеной — и спецназ не пройдет. Это вам не Москва. Наших детей никто травить не будет, и стрелять в них не дадим, пусть решают мирным путем», — заявил один из них.

Фактическое управление действиями силовиков было в руках тогдашнего начальника управления ФСБ по Северной Осетии Валерия Андреева. Он отдал спецназу ФСБ приказ штурмовать школу, хотя изначально заявил, что «каких-либо силовых акций не планировалось».

Взрывы тогда произошли в трех городах: Буйнакске, Москве и Волгодонске. "Это были первые теракты, которые пришли к нам домой. Мы все смотрели телевизор и не могли нормально спать, потому что страх побеждал", — пишут авторы проекта, которые решили "получить проект коллективного страха", порожденного в России террористической угрозой.

Серия терактов в жилых домах стала прологом к началу второй военной операции в Чечне: сразу после взрывов широко обсуждалась версия о "чеченском следе". За теракты осудили нескольких выходцев с Северного Кавказа — не чеченцев, хотя следствие связало их с действовавшими в то время в Чечне полевыми командирами.

4 сентября. Буйнакск

Первым в серии взрывов жилых домов стал теракт в дагестанском Буйнакске: в 21.45 у пятиэтажного панельного дома №3 по улице Леваневского (ныне Шихсаидова), где жили семьи военных 136-й мотострелковой бригады, взорвался грузовик. Машина была припаркована таким образом, что взрыв привел к разрушению нескольких подъездов дома, а соседние здания оказались повреждены. Погибли 64 человека, в том числе 23 ребенка, пострадали 146 человек.

"Оглушительный грохот и мертвая тишина секунд 20. Затем я услышал голос мамы, он дрожал. Мама попеременно звала то меня, то сестру. Затем раздался истошный плач сестры, она была еще совсем маленькой. Я первым откликнулся. Но было темно, я ничего не видел. Мама велела оставаться на местах. Боялась, что есть провалы в комнатах. Изначально подумали, что это землетрясение", — вспоминает один из жильцов взорванного дома о теракте.

Еще один грузовик со взрывчаткой был припаркован между военным госпиталем и жилым домом. Он должен был взорваться в 1.30 ночи 5 сентября, но милиционеры успели разминировать его.

Следствие пришло к выводу, что чеченский полевой командир Хаттаб заказал теракт в Буйнакске, чтобы боевики из Чечни смогли прорваться на подмогу отрядам радикалов, окруженным федеральными силами в Дагестане. Теракты в Буйнакске должны были отвлечь внимание и силы военных от операции против ваххабитов — именно поэтому целью атак были выбраны военный госпиталь и дом, где жили военнослужащие.

Взрывчатку, согласно этой версии, доставили в Дагестан из чеченского Сержень-Юрта. Мешки с ней загрузили в грузовик вместе с мешками сахара — таким образом террористам удалось проехать несколько милицейских постов, не вызвав подозрений.

8 и 13 сентября. Москва

Второй и третий взрывы жилых домов произошли в Москве. Поздно ночью с 8 на 9 сентября, за минуту до полуночи, взрыв уничтожил часть девятиэтажного дома №19 по улице Гурьянова (район Печатники). Два подъезда, располагавшиеся в середине здания, обрушились, погибли 106 человек. Ранены были 264 человека, но пострадавшими признали 690 человек — были учтены и психологические травмы.

Воспоминаниями о теракте поделился жилец соседнего дома №17. Это здание в результате теракта оказалось повреждено взрывной волной.

«Мы проснулись от сильного хлопка и подземных толчков, похожих на землетрясение. Выскочили на улицу и вместо дома №19 увидели клубы дыма, пыли и копоти. Мой отец вместе с десятками других жителей Гурьянова остались на месте взрыва и помогали спасателям вытаскивать погибших и уцелевших. Мы до последнего думали, что произошел взрыв бытового газа. Тем более, что основные разрушения пришлись на центральную часть дома, где располагался гастроном. Туда все время что-то привозили: мешки с крупами, продукты питания, сахар, соль», — рассказывает Руслан Дамиров.

В день общенационального траура по жертвам взрыва на Гурьянова, 13 сентября, в Москве произошел новый теракт. Кирпичный восьмиэтажный дом №6 корпус 3 на Каширском шоссе взорвали около 5.00. Здание, в котором был только один подъезд, обрушилось полностью. Погибли 124 человека, 7 получили ранения.

«Ни трупов, ни раненых не было видно. Наверное, их сразу же увозили. Место взрыва было оцеплено, вокруг толпой стояли люди. Какой-то мужчина рассказывал, что он проснулся рано утром от мощного взрыва. Его квартиру тряхнуло так, что вылетели все стекла. Он, как и другие соседи, сразу же выскочил на улицу и боялся возвращаться в дом. Они опасались, что их квартиры тоже обвалятся», — делится воспоминаниями журналист Владимир Ардаев, оказавшийся на месте теракта вскоре после взрыва.

16 сентября. Волгодонск

Следующий теракт произошел через 3 дня после взрыва на Каширском шоссе, но уже в Волгодонске (Ростовская область). Девятиэтажный дом №35 по Октябрьскому шоссе подорвали практически так же, как и дом в Буйнакске — с помощью начиненного взрывчаткой грузовика. Погибли 19 человек, 89 были госпитализированы.

"Помню огненный дым, пыль и гарь, которые забивают дыхание. Я тогда не поняла сначала, что произошло. Уже потом со временем смотрю и думаю: "Где мои окна? Куда они делись?". Всюду было стекло, по которому я ходила", — рассказывала пострадавшая в результате взрыва Елена Коломиец.

Согласно версии следствия, оба теракта в Москве и теракт в Волгодонске были совершены одной группой выходцев с Северного Кавказа — преимущественно из Карачаево-Черкесии. Как и в случае с терактом в Буйнакске, заказчиком выступил Хаттаб, а взрывчатку привезли из Чечни под видом сахара.

Предполагаемый организатор терактов Ачимез Гочияев до 1997 года занимался в Москве бизнесом, но затем увлекся радикальными идеями. В отличие от других участников группы, которые были осуждены или убиты при спецоперациях, Гочияев смог скрыться от правоохранительных органов. Он не найден до настоящего времени и считается живым.