Петербургский институт травматологии покупает замороженные части тел

Петербургский институт травматологии имени Вредена объявил о закупке замороженных частей тел. Замороженные человеческие конечности и торсы будут использоваться как учебные пособия при проведении мастер-классов для врачей.

Контракт на поставку частей тел опубликован на сайте госзакупок, на него обратили внимание журналисты "Ленты.Ру". Предметом закупки названо "Оказание услуг по предоставлению биологического материала", стоимость — 12 млн 816 тысяч рублей.

Из закупочной документации следует, что институт заплатит по 93 тысячи рублей за шесть верхних конечностей с тремя суставами от плеча до кончиков пальцев, и по 144 тысячи — за 12 нижних конечностей от тазобедренного сустава до кончиков пальцев.

Кроме того, приобретаются три типа человеческого торса — по шесть торсов каждого из двух типов и еще 12 торсов третьего типа. Стоимость одного торса варьируется в зависимости от типа от 335 тысяч рублей до 620 тысяч рублей.

Все фрагменты тел должны иметь сохраненный объем и тургор тканей, а поставляться должны в замороженном и незафиксированном виде, отмечается в заявке.

Целый ряд убийств с расчленением тел произошел в недавнее время в Санкт-Петербурге, из-за чего пользователи соцсетей прозвали город "Расчленинградом". Наиболее громким из них является дело историка Олега Соколова, известного исследователя жизни Наполеона, бывшего доцента СПбГУ. Соколов, как считает следствие, застрелил и расчленил свою молодую любовницу-аспирантку Анастасию Ещенко после ссоры. Дело Соколова уже слушается в суде.

На стадии расследования находится недавнее убийство уроженца Украины Александра Юшко - рэпера, выступавшего под псевдонимом Энди Картрайт. Супруга музыканта Марина Кохал обвиняется в убийстве с расчленением тела, а мать Кохал — в пособничестве преступлению.

Еще одно убийство с расчленением произошло в Петербурге в конце июля: 28-летний Николай Тихонов смертельно ранил топором свою 23-летнюю жену Любовь, после чего отрубил ей голову и конечности, спрятав их в чемодан, а туловище выбросил в окно.

Сейчас читают