«Дедовщине не место в армии». 12 тысяч человек призвали освободить Рамиля Шамсутдинова

Рамиль Шамсутдинов. Фото: change.org

Петиция в поддержку Рамиля Шамсутдинова, арестованного после расстрела сослуживцев в забайкальской части, набрала за 3 дня более 12 тысяч подписей. Тысячи подписантов уверены, что солдата довели до отчаяния издевательствами и унижениями.

В петиции на сайте Change.Org отмечается, что Рамиль охотно пошел служить и даже собирался продолжить службу на контрактной основе. Еще подростком в 2013 году он ездил в оборонно-спортивный лагерь и делился с корреспондентом тюменского портала своими планами. "С детства мечтаю о военной службе, после школы буду поступать в военное училище", — говорил Рамиль.

Во время учебы в школе Рамиль занимался в специализированной группе добровольной подготовки к службе в вооруженных силах. После 9-го класса парень окончил рыбопромышленный техникум по специальности "Судовождение" и отправился в армию. До трагического инцидента он прослужил только 4 месяца. Преподаватели и знакомые описывают его как неконфликтного и ответственного молодого человека.

«Дедовщине не место в армии! Отправить парня на реабилитацию и вынести оправдательный приговор!» — требуют авторы петиции.

"Этот случай должен быть воспринят как красный флажочек того, что в армии явно что-то идет не так. Считаю, необходимо проводить референдум о необходимости срочной службы в армии. Пусть армия будет только контрактной и профессиональной. А срочная служба явно патриотизма и любви к Родине не добавит, скорее будет наоборот", — пишет в комментариях к петиции Дарья Николаева.

"Сам пережил дедовщину ещё в Советской армии. Так что сам не понаслышке знаю, что это такое. Честно говоря, понимаю этого парня. У самого закрадывались тогда мысли перестрелять гадов. Оправдать его нужно. Деды и офицеры, которые это все покрывали, понесли заслуженное наказание. А парень был на краю, его можно понять. Состояние аффекта, мозг и рассудок не работает вообще", — написал Василий Телегин.

"Сам был в армии и знаю что такое дедовщина, многие убегали, в моей части [покончил с собой] парень. Одного избили и сломали ребро, руководство военной части прятало месяц его", — рассказывает Denic Ivanov.

"Я подписываю, потому что дедовщине не место в армии. Не каждый способен выдержать эти адские унижения. Да, можно было настучать или оставить часть, но как правило, после этого служить еще тяжелее. Никто не вправе унижать человеческое достоинство и честь человека", — пишет Альберт Владимиров.

"Я подписываюсь, потому что считаю, что данный случай должен быть расследован публично, чтобы такое не повторялось, так как горе пришло в большое количество семей. И всем пострадавшим мои соболезнования, это огромные потери для родителей семей родственников", — отметил Григорий Шиферсон.

"Подписываю петицию, потому что у меня 2 сына и мне страшно. Я боюсь за своих сыновей, что они окажутся в подобной ситуации и никто не поможет. Куда смотрело командование? Почему молодой мальчишка совершил такой страшный поступок? Когда введут более строгую ответственность за дедовщину? Нам говорят, что мальчики должны отдавать свой долг родине, но не гарантируют никаких прав для них, и наши сыновья становятся игрушками в руках больных идиотов. И вообще надо уже отменить воинскую обязанность для детей, а армия должна быть контрактной, чтобы это было призванием и профессией и достойно оплачивалось", — пишет Валентина Тоболева.

"Нервный срыв бойца после личных проблем, не связанных со службой в вооруженных силах. Это любимая отмазка армейских командиров, не владеющих ситуацией в подразделении, чтобы снять с себя вину", — считает Сергей Тесленко.

"Считаю, что это был поступок отчаяния со стороны Рамиля, совершенный явно не на пустом месте. То есть я полагаю, что для такого поступка у Рамиля были очень веские причины", — оставил комментарий Павел Зиновьев.

"Судить нужно офицеров, за халатность, повлекшую гибель солдат. Это они допустили расстрел караула, не контролируя, и наверное поощряя дедовщину", — уверен Александр Харченко.

"Считаю, что необходимо рассматривать данный эпизод как глобальную проблему, а не как частный случай", — написал Виктор Калашник.

Что сделал Рамиль Шамсутдинов

25 октября в воинской части в Забайкальском крае 20-летний солдат-срочник из Тюменской области Рамиль Шамсутдинов во время пересменки открыл огонь по сослуживцам. Смертельные ранения получили восемь человек - два офицера и шестеро рядовых. Еще двое были ранены в туловище и конечности, их жизни вне опасности.

Жертвами убийства стали капитан Евсеев 1989 года рождения, старший лейтенант Пьянов 1990 года рождения, рядовой Никитин 1998 года рождения, рядовой Богомолов 1999 года рождения, рядовой Похитило 1999 года рождения, рядовой Куроков 1998 года рождения, рядовой Андреев 2000 года рождения (скончался в госпитале). Имя восьмого погибшего уточняется. Ранения получили рядовой Графов 2000 года рождения и рядовой Шпак 1998 года рождения.

В отношении рядового возбуждено уголовное дело об убийстве двух и более лиц. На допросе, по словам источника в части, он заявил, что не раскаивается в содеянном. Об этом свидетельствуют и обстоятельства преступления: раненые были добиты выстрелами в голову.

В Минобороны объяснили поступок Шамсутдинова нервным срывом, связанным с личными обстоятельствами, а не со службой в армии. Источник Life утверждает, что причиной случившегося могли стать неуставные отношения - дедовщина, от которой Шамсутдинов страдал на протяжении какого-то времени.

Читайте по теме: Восемь трупов в спецвагоне. Как расстрел сослуживцев заставил СССР заговорить о дедовщине

По данным "Коммерсанта", следствие рассматривает в том числе версию о том, что Шамсутдинов мог подвергаться преследованию по национальному признаку.

«Сложно представить, что этот эпизод произошел по причине, не связанной со службой. «Если это заболевание, то куда смотрели психологи? Обычно таких солдат быстро комиссуют. Врачи не должны были упустить такое расстройство», — заявил Инфо24 психиатр Игорь Лазарев.

На призывной комиссии Шамсутдинову присвоили 2 группу нервно-психической устойчивости, что означает вероятность срывов только при длительном нахождении в экстремальной ситуации без помощи психолога. Таким людям можно доверять выполнение задач с оружием и боеприпасами.